Печать

Замечательный четверг

— Это несправедливо! — проворчал Майкл.

Прижавшись носом к оконному стеклу, он смахнул слезу. И, словно в насмешку над ним, порыв дождя ударил в стекло.

Весь день бушевала непогода, и Майклу из-за насморка не позволили выходить на улицу. Джейн и Близнецы, надев резиновые сапоги, пошли гулять в Парк. Даже Аннабела, укутанная в плащ, выплыла из дома под зонтиком с ручкой в форме головы попугая, гордая, как королева.

Каким же одиноким чувствовал себя Майкл! У Элен сегодня был выходной. Мама ушла за покупками. Миссис Брилл хозяйничала внизу, на кухне. А Робертсон Эй спал в сундуке на чердаке.

— Можешь встать, надеть халат и немного поиграть. Но не высовывай носа из Детской! — предупредила Майкла перед уходом Мэри Поппинс.

Теперь он сидел совсем один, и ему ничего не оставалось делать, как только ворчать. Майкл попытался построить замок из кубиков, но тот развалился, когда он чихнул. Тогда он решил постричься своим перочинным ножом, но лезвие оказалось слишком тупым. В конце концов у Майкла не осталось никаких развлечений, кроме рисования картин на запотевшем оконном стекле.

Часы в Детской медленно отсчитывали время. Погода становилась все пасмурнее, а Майл — все сердитей.

Но потом, на заходе солнца, тучи рассеялись и ярко-малиновая полоса вспыхнула на западе. Все засверкало и заискрилось на солнце.

Кап-кап-кап! — падали с зонтиков и вишневых деревьев дождевые капли. Крики Джейн и Джона с Барбарой достигли окна. Они возвращались и изображали из себя лягушек, перепрыгивая через водосточные канавы.

Адмирал Бум прошел мимо, выглядя в своей желтой зюйдвестке, как огромный сверкающий подсолнух.

Мороженщик ехал по лужайке на велосипеде, к сидению которого был прикреплен зонтик.

Табличка впереди гласила:

 

НЕ ОСТАНАВЛИВАЙТЕ МЕНЯ, Я ЕДУ ПИТЬ ЧАЙ

 

Он взглянул на окна дома № 17 и помахал рукой. Майкл в любой другой день с радостью бы ответил. Но сегодня он нарочно не обратил на приветствие внимания. Ссутулившись на подоконнике, он мрачно смотрел, как в небе полыхает закат и как над крышей дома мисс Ларк зажигается первая звезда.

— Другим все, — ворчал он, — а мне ничего!

Скоро на лестнице послышались шаги. Дверь распахнулась, и вбежала Джейн.

— Ой, Майкл, как было чудесно! — закричала она. — Мы шли по колено в воде!

— Надеюсь, что теперь ты простудишься! — грубо ответил он и тут же обернулся, чтобы посмотреть, не услышала ли его слова Мэри Поппинс. Но она была занята, снимая плащ с Аннабелы и стряхивая дождевые капли с зонтика, так что не обратила на сказанное никакого внимания.

— Не злись. Нам очень не хватало тебя, — льстиво сказала Джейн.

Но Майлу были не нужны утешения. Ему хотелось злиться. И никто был не в состояние изменить его настроения, если, он, конечно, сам того не пожелает. Он почти наслаждался своим состоянием.

— Не трогай меня, Джейн. Ты вся мокрая! — пробурчал он.

— Конечно, мы мокрые! — защебетали Джон и Барбара, подбегая, чтобы взять его за руку.

— Отстаньте! — сердито буркнул Майкл, отворачиваясь к окну. — Я не хочу ни с кем разговаривать! Оставьте меня в покое!

— Крыша дома мисс Ларк сделана из золота! — сказала Джейн, посмотрев на закат. — А вон первая Звезда — загадай на нее! Какая мелодия в той песенке, Майкл?

Он покачал головой и не ответил, поэтому Джейн пришлось петь одной.

 

— Легкое облачко

Первая звездочка

Первая звездочка светит в ночи.

Пусть исполняется,

Что пожелается.

Ты загадай, но об этом молчи.

 

Она закончила песню и поглядела на звезду.

— Я загадала желание, — прошептала она, улыбаясь.

— Легко тебе улыбаться, Джейн, у тебя нет насморка!

Он высморкался в сотый раз и мрачно шмыгнул носом.

— Как бы мне хотелось очутиться далеко-далеко отсюда! Там, где я бы мог повеселиться! Эй, что это? — воскликнул он, уставившись на маленькую темную фигуру, появившуюся на подоконнике.

— Где? — невнятно пробормотала Джейн.

— Джон, Барбара! И ты, Джейн! Немедленно снимите пальто! Я не собираюсь ужинать с тремя сонными черепахами! — оборвала ее Мэри Поппинс.

Они соскочили с подоконника и поспешили сделать то, что им сказали. Когда Мэри Поппинс так выглядела, самым лучшим было беспрекословно повиноваться.

Темная фигура прокралась по подоконнику, и пятнистая мордочка заглянула внутрь. Это был… кот! Черепахового окраса, с желтыми глазами и золотым ошейником!

Майкл прижал нос к стеклу. Кот прижал нос с другой стороны и задумчиво посмотрел на него. Затем кот улыбнулся загадочной улыбкой, спрыгнул с подоконника, пробежал через сад мисс Ларк и исчез из вида.

— Интересно, чей он? — прошептал Майкл, уставившись в том направлении, где скрылся кот. Он знал, что кот не мог принадлежать мисс Ларк, потому что та любила только собак.

— На что ты смотришь? — спросила Джейн, суша волосы у огня.

— Ни на что! — грубо ответил Майкл. Он не собирался ни с кем делиться своей тайной. У них достаточно было развлечений в Парке!

— Но я только спросила, — мягко возразила Джейн.


Майкл понимал, что она старается быть доброй, и что-то у него внутри хотело ответить ей тем же. Но очень уж он был сердит!

— А я только ответил! — ехидно заметил он.

Мэри Поппинс посмотрела на него. Майкл очень хорошо знал этот взгляд и даже догадывался, что должно последовать за ним, но он слишком устал.

— Ты вполне можешь отвечать на вопросы в постели, — заметила Мэри Поппинс ледяным тоном. — Высморкайся — и марш в кровать! И, будь добр, закрой дверь!

Ее глаза сверлили Майкла, как буравчики, когда он шел в спальню.

С грохотом он захлопнул за собой дверь.

Заварной чайник пузырился возле кровати Майкла, распространяя слабый аромат бальзама. Но он нарочно отвернулся и спрятал голову под одеяло.

— Что это за жизнь! — пробормотал он в подушку.

Но подушка лишь молча подставляла свою прохладную белую щеку.

Несколько раз яростно пихнув ее, Майкл, будто сердитый кролик, закопался в одеяло и немедленно заснул.

 

Всего каким-то мгновением позже — по крайней мере ему так показалось — Майкл проснулся и увидел утреннее солнце, струящееся из окна.

— Какой сегодня день, Мэри Поппинс? — закричал он.

— Четверг, — отозвалась Мэри Поппинс из соседней комнаты. Странное дело, но ее голос был на удивление спокойным.

Раскладушка заскрипела, когда она вставала с нее. Майкл всегда по звукам определял, что Мэри Поппинс делает в настоящий момент. Вот защелкали одежные крючки и петли, вот раздался шелест щетки для волос, затем из комнаты донесся стук каблуков и шуршание клетчатого передника. Затем обычно наступал момент торжественного молчания — это Мэри Поппинс одобрительно глядела на свое отражение в зеркале. Затем она, как ураган вытряхивала из постели остальных.

— Можно я тоже встану, Мэри Поппинс?

К удивлению Майкла, она ответила «Да», и он, боясь, что она передумает, пулей вылетел из кровати.

Его новый свитер — цвета морской волны с тремя красными елями спереди, лежал на стуле. Опасаясь, что Мэри Поппинс не позволит ему надеть свитер, Майкл поспешно натянул его через голову и с важным видом пошел завтракать.

Джейн намазывала маслом тост.

— Ну, как твой насморк? — поинтересовалась она.

Майкл посопел носом и, схватив молочный кувшин, ответил:

— Прошел!

— Я знала, что он пройдет, — сказала Джейн, улыбаясь. — Это то, что я загадала на звезду прошлой ночью.

— Хорошо, что ты это сделала, — заметил он. — Теперь ты сможешь играть со мной.

— Ну, ведь есть еще Близнецы, — напомнила Джейн.

— Это совсем не одно и то же, — возразил Майкл. — Можно мне еще сахара, Мэри Поппинс?

Он был абсолютно уверен, что она скажет «Нет», но вместо этого она ласково улыбнулась.

— Если хочешь, Майкл, — ответила она с величественным кивком, который она обычно приберегала для посторонних.

Майкл едва верил своим ушам. Он быстрее опустошил сахарницу на тот случай, если Мэри Поппинс вдруг изменит свое решение.

— Почта пришла! — сообщила миссис Бэнкс, торопливо входя в комнату со свертком. — Никому ничего нет, только Майклу!

Он разрезал веревку и разорвал бумагу. Тетушка Флосси прислала ему шоколадку!

— Орехово-молочный! Мой любимый! — воскликнул Майкл и собрался уже откусить от плитки, как вдруг раздался стук в дверь.

В комнату медленно прошаркал Робертсон Эй.

— Записка от миссис Брилл, — зевнул он. — Она смешала бисквит, и говорит, чтобы он пришел и выскоблил миску! — Робертсон Эй указал пальцем на Майкла.

Подумать только! Выскоблить миску от торта!

— Сейчас иду! — закричал он, запихивая шоколадку в карман. На радостях он даже решил съехать вниз по перилам.

— О, как раз тебя я хотел видеть! — воскликнул мистер Бэнкс, когда Майкл приземлился. Порывшись в кармане, он вручил сыну шиллинг.

— Зачем? — в изумлении спросил Майкл. У него еще никогда не было целого шиллинга!

— Чтобы потратить, — торжественно объявил мистер Бэнкс и, прихватив свой котелок и портфель, направился по садовой дорожке.

Майкл сразу почувствовал себя очень гордым и важным. Величественно выпятив грудь, он прошествовал на кухню.

— Правда вкусно? — спросила миссис Брилл, когда Майкл попробовал липкую массу.

— Изумительно! — ответил он, облизываясь.

Но прежде, чем он успел зачерпнуть еще одну ложку, с улицы донесся хорошо знакомый голос:

— Свистать всех наверх! Поднять якоря! Я отправляюсь на Рио Гранде!

Это был Адмирал Бум, вышедший на прогулку.

На голове его красовалась черная шляпа, с изображенными на ней черепом и костями — та самая, которую он отобрал у главаря пиратов в отчаянном сражении при Фалмуте.

Майкл бросился через сад, чтобы поближе взглянуть на нее.

Самой его заветной мечтой было иметь точно такую же шляпу. Но на это он даже не надеялся.

— Подбери ее! — прорычал Адмирал, облокачиваясь на ворота и лениво потирая бровь.

Осенний день был теплым и туманным. Солнце припекало лужи, оставшиеся после вчерашнего дождя, и от них поднимался пар.

— Лопни моя селезенка! — воскликнул Адмирал Бум. — Черт знает что! Ходить в шляпе сегодня слишком жарко для Адмирала! Оставь ее, мой друг, у себя до моего возвращения. А я уезжаю в путешествие — ого-го! — по широкой Миссури!


Прикрыв голову носовым платком, он сунул пиратскую шляпу в руку Майклу и, напевай, двинулся прочь.

Майкл схватил нежданный подарок. Его сердце бешено стучало.

— Сбегаю на улицу, — сказал он себе, надеясь, что все ее обитатели увидят и оценят его сокровище. Водрузив шляпу на голову, он двинулся вперед. Шляпа болталась и постоянно сползала на ухо. Но даже несмотря на это, Майклу казалось, что за каждой занавеской скрывается восхищенный взгляд.

Почти дойдя до своего дома, Майкл заметил собак мисс Ларк. Просунув головы сквозь дырку в заборе, они с удивлением смотрели на него. Эндрю изящно вилял хвостом, а Варфоломей просто таращился.

— Завтрак! — донесся из дома голос мисс Ларк.

Варфоломей поднялся, подмигнул Эндрю и ухмыльнулся.

«Неужели он смеется надо мной?» — подумал Майкл, но тут же отбросил эту мысль как нелепую и направился в Детскую.

— Может, мне не надо мыть руки, Мэри Поппинс? Они и так чистые, — спросил он.

— Все остальные, конечно, вымыли руки, Майкл, но ты можешь делать так, как считаешь нужным.

«Наконец-то она поняла, — подумал он, — что Майкл Бэнкс не обычный мальчик!».

Подумать только, она даже не напомнила ему снять шапку!

И Майкл прямо с порога уселся за стол.

— Теперь отправляемся в Парк! — сказала Мэри Поппинс, как только ленч был закончен. — Если, конечно, тебе это удобно, Майкл.

Она выжидающе смотрела на него.

— В общем, удобно! — величественно махнул рукой Майкл. — Думаю, я пойду на качели.

— А как же Озеро? — запротестовала Джейн. Ей очень хотелось навестить Нелея.

— Никак! — отрезала Мэри Поппинс. — Мы сделаем так, как хочет Майкл!

И она с уважением посторонилась, когда он важно прошествовал мимо нее к воротам.

Легкий туман все еще поднимался от травы, размазывая очертания скамеек и фонтанов. Кусты и деревья, казалось, парили в воздухе. Все выглядело каким-то нереальным, совершенно не похожим на себя, разумеется, до тех пор, пока вы не подходили совсем близко.

Мэри Поппинс села на скамейку, установила коляску рядом и начала читать книгу. Дети умчались на игровую площадку.

С пиратской шляпой, надвинутой на глаза, Майкл долго качался на качелях. Затем он прокатился на «челноке», а после — на «мертвой петле». Он не стал делать «солнышко», как Джейн, так как боялся уронить шляпу.

«Что же дальше?» — подумал он, чувствуя скуку. Все, что только было возможно, с ним уже случилось этим утром.

Он добрел сквозь стелящийся по траве туман до скамейки и сел около Мэри Поппинс. Она озабоченно улыбнулась ему, будто никогда раньше не видела, и продолжила чтение. Книга называлась «Все, что следует знать настоящей леди». Майкл вздохнул, чтобы привлечь внимание Мэри Поппинс. Но она, казалось, не слышала.

Неожиданно взгляд Майкла упал на открытую сумку, лежащую на скамейке. Внутри был носовой платок, зеркало… а рядом с зеркалом — серебряный свисток Мэри Поппинс.

Майкл завистливо уставился на него. Затем покосился на Мэри Поппинс. Она. — сидела, глубоко погруженная в книгу. Может, стоит попросить у нее свисток? Сегодня она, похоже, была в прекрасном настроении — ни одного сердитого слова за весь день.

Но можно ли полагаться на настроение? Вдруг он спросит, а Мэри Поппинс ответит «нет»!

Поэтому Майкл решил не рисковать, а взять свисток потихоньку. В конце концов, он его только одолжит! Через несколько минут свисток снова окажется на своем месте.

Быстро, словно рыбка, мелькнула рука Майкла, и свисток оказался в кармане его брюк.

Он отошел за скамейку и уже было собрался достать серебряную вещицу, как вдруг что-то маленькое и яркое пробежало мимо.

«Наверное, это кот, которого я видел прошлым вечером!» — решил про себя Майкл.

И действительно, это была он. Та же черно-желтая шкурка, больше похожая на пятна света и тени, чем на обычный мех, переливалась на солнце. И на шее красовался тот же золотой ошейник. Кот приглашающе кивнул, улыбнулся загадочной улыбкой и легко пробежал мимо.

Майкл бросился за ним, в туман, который, казалось, по мере продвижения вперед, становился все гуще. Что-то со звоном упало к его ногам.

— Мой шиллинг! — воскликнул Майкл, наклоняясь, чтобы подобрать его. Он принялся искать монет’ среди покрытой росой травы, ощупывать мокрые стеб ли, приминать клевер. — Здесь нет… и тут тоже… Куда же он мог подеваться?

— Идем! — приглашающе мяукнул чей-то голос.

Майкл быстро оглянулся. К его удивлению рядом никого не оказалось, кроме все того же кота.

— Торопись! — снова воскликнул голос.

Да, ошибки быть не могло. Это говорил кот.

Майкл вскочил. Продолжать поиски было бессмысленно: шиллинг пропал.

Майкл подошел к коту. Тот улыбнулся и потерся о его ногу. От земли поднимался пар, окутывая их обоих. Впереди, будто облако, клубилась сплошная стена тумана.

— Держись за мой ошейник, — посоветовал кот. Его мяуканье было негромким, но тем не менее в нем чувствовались властные нотки. Майкл почувствовал волнение. Сейчас произойдет что-то удивительное! Он покорно ухватился за золотое кольцо.

— Теперь прыгай! — приказал кот.

Крепко держась за золотой ошейник, Майкл прыгнул в туман.

— Вь-ю-ю-ю! — засвистел у него в ушах ветер.

Облако накрыло Майкла, и вокруг заклубилась пустота. Казалось, единственными реальными предметами во всем мире остались сверкающий ошейник кота и шляпа на его собственной голове.

— Куда мы направляемся? — решился наконец спросить Майкл.


В тот же самый момент туман рассеялся, и ноги Майкла коснулись чего-то твердого и блестящего. Оглянувшись, он увидел, что стоит на ступенях дворца — дворца, сделанного из золота.

— Куда направляемся? Прочь от земли, вот куда, — ответил кот и нажал на звонок лапой.

Двери дворца медленно отворились. Слух Майкла уловил мягкие звуки музыки, а вид, открывшийся перед ним, поразил его.

Вокруг, насколько хватало глаз, простирался золотой зал, сияющий, как солнце. Никогда еще, даже в самых своих фантастических снах, Майкл не видел такого великолепия. Но величественность дворца меркла в сравнении с красотой и грациозностью его обитателей. Дело в том, что дворец был полон кошек.

Здесь были кошки, играющие на скрипках, кошки, играющие на флейтах, кошки, качающиеся на трапециях, кошки, лежащие в гамаках, кошки, жонглирующие золотыми обручами, кошки, танцующие вальс, кошки, крутящие сальто, кошки, гоняющиеся за собственными хвостами и просто отдыхающие кошки.

Но мало того! Все эти кошки были черепаховые, то есть покрытые желтыми и черными пятнами. Создавалось впечатление, что в зале так светло от сияния их шкурок, а не по какой-то другой причине.

В самом центре, перед золотым занавесом, располагалась пара золотых подушек, на которых полулежали два ослепительных существа в коронах из чистого золота и величественно наблюдали за тем, что происходило вокруг.

«Это, должно быть, Король и Королева», — подумал Майкл.

По одну сторону от королевской четы стояли три очень молодые кошки. Их мех был нежным и мягким, на голове у каждой красовался венок из желтых цветов.

По другую сторону и вокруг располагались кошки-придворные. О том, что это придворные, можно было догадаться по тому, что они носили золотые ошейники и стояли на задних лапах.

Один из придворных повернулся и кивнул Майклу.

— Вот он, Ваше Величество! — произнес придворный и подобострастно поклонился.

— Ах! — воскликнул Король с величественным кивком. — Мы так рады, что вы наконец появились! Мы — это Королева, я и три наши дочери, — пояснил он и махнул лапой в сторону трех молодых кошек.

Подумать только, ожидали его! Майкл был очень польщен.

— Можем мы предложить вам освежиться? — спросила Королева с изысканной улыбкой.

— Да, пожалуйста! — отозвался Майкл нетерпеливо. В таком обществе это наверняка будет желе или даже мороженое — никак не меньше!

Немедленно трое придворных принесли каждый по позолоченной тарелке. На одной лежала мертвая мышь, на второй — тоже мышь, но только летучая, а на третьей — маленькая сырая рыбка.

У Майкла вытянулось лицо.

— Ой, нет! Благодарю вас! — попытался отказаться он.

— Сначала «Да, пожалуйста», а потом «Нет, благодарю вас»? Что вы имеете в виду? — потребовал объяснений Король.

— Я не люблю мышей — ни обычных, ни летучих. И сырой рыбы я не ем, — ответил Майкл.

— Не любите мышей? — воскликнули сотни голосов, и кошки уставились друг на друга.

— Забавно! — воскликнули три Принцессы хором.

— Тогда, может быть, вам придется по вкусу молоко? — спросила Королева с величественной улыбкой.

Тут же перед Майклом появился придворный с позолоченным блюдечком.

Майкл потянулся, собираясь взять его.

— О, только не лапами! — умоляюще воскликнула Королева. — Он подержит, пока вы будете лакать.

— Но я не умею лакать! — возмутился Майкл. — Мой язык для этого не годится.

— Не умеете лакать? — разнеслось по залу, и все кошки снова переглянулись. Казалось, они были поражены.

— Забавно! — опять промяукали Принцессы.

— Может, — сказала тогда Королева гостеприимно, — хотите немного отдохнуть после путешествия?

— Ну, это и путешествием назвать нельзя, — возразил Майкл. — Один большой прыжок — и мы уже здесь! Странно, я никогда раньше не видел этого дворца, — продолжил он задумчиво, — а я почти каждый день гуляю в Парке! Как я его мог не заметить?

— В Парке?

Король и Королева удивленно подняли брови. То же самое сделали придворные. Все три Принцессы почему-то так развеселились, что достали веера, чтобы скрыть за ними улыбки.

— Уверяю, сейчас вы находитесь не в Парке, а очень-очень далеко от него! — заявил Король.

— Ну, очень далеко это не может быть, — позволил себе не согласиться Майкл. — У нас заняло всего одну минуту, чтобы добраться сюда.

— Да! — кивнул Король. — Но как долго длится минута?

— Шестьдесят секунд! — ответил Майкл.

«Ну и ну! — подумал он. — Уж Король-то должен это знать!»

— Ваши минуты, может, и длятся шестьдесят секунд, но наши — это что-то около Двухсот лет.

Майкл улыбнулся, так как решил, что Король шутит.

— А теперь скажите мне, — вкрадчиво продолжил Король, — вы слышали когда-нибудь о Собачьей звезде?

— Конечно, — кивнул Майкл удивленно. Он прекрасно знал, что Собачьей Звездой называется Сириус. Но какое отношение все это имеет к происходящему?

— Прекрасно, — сказал Король, — а это — Кошачья Звезда. Другое ее имя, настоящее, — тайна. И эта тайна известна только кошкам.


— Но как я сюда попал? — воскликнул Майкл. Его буквально распирало от гордости. Подумать только — посетить звезду! Это не с каждым случается.

— Вы этого хотели, — спокойно ответил Король.

— Хотел? — Майкл не мог припомнить ничего подобного.

— Конечно хотели! — подтвердил Король.

— Прошлым вечером, — напомнила Королева.

— Когда глядели на первую звезду, — добавили придворные.

— И эта звезда оказалась нашей, — сообщил Король. — Прочитайте доклад, Лорд-Камергер!

Вперед выступил пожилой кот в очках и длинном золотистом парике. В лапах он держал огромную книгу.

— Прошлым вечером, — важно начал он, — Майкл Бэнкс, проживающий в доме № 17 по Вишневой Улице на планете Земля, загадал три желания.

— Три? — невольно воскликнул Майкл. — Но я этого не делал!

— Т-с-с-с! — шикнул Король. — Не прерывайте!

— Желание номер один, — продолжил Лорд-Камергер, — состояло в том, что Майклу хотелось хоть чуточку удачи.

Майкл стал что-то припоминать.

— Кажется, я вспомнил! — согласился он. — Но это было не очень важное Желание.

— Все три желания важны! — строго заметил Лорд-Камергер.

— Ну и что же? Это желание исполнилось? — спросил Король.

Майкл задумался. Сегодняшний день и вправду был необычным. Удача, казалось, сопутствовала Майклу во всем.

— Да, оно исполнилось! — радостно признался он.

— Каким образом? — спросил Король. — Расскажите нам!

— Например, — начал Майкл, — мне позволили выскоблить миску из-под торта!

— Выскоблить миску из-под торта? — ахнули кошки и уставились на Майкла так, словно он выжил из ума.

— Подумать только! — промурлыкали Принцессы.

Король с отвращением наморщил нос.

— У некоторых людей странное представление об удаче! Но продолжайте, пожалуйста!

Майкл гордо распрямил плечи.

— Было очень жарко, и Адмирал одолжил мне эту шляпу!

Интересно, что они скажут на это? Наверное, они просто позеленеют от зависти!

Но кошки лишь слегка взмахнули хвостами и молча уставились на череп со скрещенными костями.

— Что ж, о вкусах не спорят, — сказал Король после паузы. — Вопрос в другом… Э-э-э… удобно ли это?

— Не очень, — признался Майкл, так как шляпа и вправду не подходила ему по размеру. — И еще она довольно тяжелая, — прибавил он.

— Гм, — усмехнулся Король, — продолжайте, пожалуйста!

— Затем папа дал мне шиллинг. Но я потерял его в траве.

— Ну и много пользы в потерянном шиллинге?

Вопрос Короля походил скорее на насмешку.

Майкл решил стать еще более осмотрительным.

— Немного, — пробормотал он, но затем вдруг расцвел.

— Но зато тетушка Флосси прислала мне плитку шоколада!

Он пошарил в кармане брюк и неожиданно понял, что, должно быть, сидел на шоколадке. Подарок тетушки Флосси превратился в расплющенный блин с налипшими на него перьями, песком и прочим мусором.

Кошки брезгливо осмотрели предмет.

— Если бы мне предложили такое, — произнес Король чопорно, — то я предпочел бы летучую мышь!

Майкл в недоумении уставился на шоколад. Как быстро улетучилась вся удача! Даже похвастаться нечем.

— Читайте дальше, Лорд-Камергер! — приказал Король.

Старый кот пригладил парик.

— Второе желание было, — он перевернул страницу, — чтобы все оставили его в покое.

— Ничего подобного! — вскричал Майкл, в то же время прекрасно понимая, что это правда. Он вспомнил, как произносил эти слова, как отталкивал Близнецов.

— Ну, — сердито буркнул он, — может, и было. Но на самом деле я вовсе не это имел в виду!

Король выпрямился на своей золотой подушке.

— Как же вы могли пожелать то, что не имели в виду? По-моему, это довольно опасно!

— Ну и что же, они оставили вас в покое? — спросила Королева, изучающе глядя на Майкла.

Майкл задумался. Отчего-то теперь сегодняшний день, несмотря на всю удачу, показался одиноким: Джейн играла в свои игры, Близнецы тоже были чем-то заняты, даже Мэри Поппинс, хотя и обращалась с ним исключительно вежливо, оставила Майкла в покое.

— Да, — неохотно признался он.

— Конечно, оставили! — воскликнул Король. — Если вы загадываете желание на первую звезду, оно всегда сбывается! Особенно, — он погладил свои бакенбарды, — если это наша звезда! Ну а что там с третьим желанием?

Лорд-Камергер поправил очки.

— Он пожелал оказаться подальше от всех. Там, где можно было бы как следует повеселиться.

— Но это была шутка! Я никогда не думал, что все это сбудется.

— Конечно! Вы не думали! Все так говорят, — возразил Король, насмешливо глядя на Майкла.

— Все? — удивился Майкл. — А кто еще так говорил?

— Боже мой! — Король изящно зевнул. — Уж не думаете ли вы, что являетесь единственным ребенком, кто загадал подобное желание? Уверяю вас, оно довольно заурядное. Правда, если его загадывают на нашу звезду, это довольно полезно. Очень полезно! — повторил он. — Малкин! — и Король подал знак одному из придворных. — Будьте добры, откройте занавес!


Молодой кот, тот самый, который сопровождал Майкла во время путешествия, бросился в конец зала.

Золотистый занавес раздвинулся, открыв дворцовые кухни.

— Ну-ка, пошевеливайтесь! — воскликнул Малкин строго. — Нечего бездельничать!

— Да, Малкин!

— Хорошо, Малкин!

— Мы-все сделаем, Малкин! — ответил хор дрожащих голосов, и изумленный Майкл увидел, что кухня полна детей.

Там были мальчики и девочки всех возрастов. Часть из них мыла позолоченные тарелки, другие чистили кошачьи ошейники. Один мальчик обдирал мышей, второй разделывал летучих мышей, еще двое, опустившись на колени, скребли пол. Две маленькие девочки в нарядных платьях собирали рыбьи кости и банки из-под сардин и бросали их в позолоченные мусорные корзины. Еще одна девочка сидела под столом, сматывая клубок золотистой шерсти. Все они казались очень одинокими и несчастными, а девочка под столом плакала.

Лорд-Камергер посмотрел на нее и раздражительно проворчал:

— Побыстрее с этой шерстью, Арабелла! Принцессы хотят поиграть в кошки-матери!

Королева вытянула лапу в сторону одетого в матроску мальчика.

— Иди сюда, Роберт! — сказала она нетерпеливо. — Пора полировать мои когти!

— Я голодна! — жалобно заскулила старшая Принцесса.

— Матильда! Матильда! — завопил Малкин. — Пищу для Принцессы Маргаритки! Сгущенное молоко для Принцессы Анютины-Глазки и крысу для Принцессы Хризантемы!

Держа в руках три позолоченные чашки, появилась девочка 6 передничке и с двумя коротенькими косичками. Принцессы откусили по одному разу от принесенных блюд, а остальное бросили на пол. Тут же прибежало несколько детей, которые начали выметать мусор.

Король лукаво взглянул на Майкла и улыбнулся, заметив его изумление.

— Наши слуги очень хорошо вымуштрованы, не правда ли? Малкин настаивает, чтобы они ходили по струнке. И результат налицо! Дворец выглядит с иголочки! А кроме того, они нам практически ничего не стоят.

— Но, — тихо проговорил Майкл, — неужели всю работу выполняют дети?

— А кто же еще? — поднял брови Король. — Не кошкам же этим заниматься! У кошек есть другие занятия. Кошка на кухне — подумать только! Наша задача — быть мудрыми и красивыми. Неужели этого недостаточно?

Сердце Майкла исполнилось жалости, когда он снова посмотрел на несчастных детей.

— Но как они попали сюда? — спросил он.

— Так же, как и вы, — ответил Король. — Они захотели оказаться как можно дальше от всех. Вот и очутились здесь.

— Но мне кажется, они хотели совсем не этого!

— Боюсь, это не наше дело. Мы лишь исполнили их желание. Через минуту я вас им представлю. Они всегда рады новому лицу. Впрочем, как и мы, — Король улыбнулся еще шире. — Чем больше помощников, тем легче работать.

— Но я не собираюсь работать! — воскликнул Майкл. — Это вовсе не то, чего я хотел!

— Гм! Тогда вам следовало быть осторожнее. Желания — очень обманчивая вещь. Вы должны четко формулировать их, иначе ни за что нельзя поручиться. Ну, не обращайте внимания. Скоро все образуется.

— Образуется? — переспросил Майкл встревоженно.

— Конечно. Как и со всеми другими. Малкин объяснит вам ваши обязанности, но вначале вы получите остаток вашего желания. Об этом не следует забывать. Ведь остались еще загадки.

— Загадки? Я ничего не загадывал о загадках!

Майкл уже начал сомневаться, действительно ли так хорошо все, что с ним приключилось.

— Но разве вы не хотели развлечься, разве не хотели получить как можно больше удовольствий? А на свете вряд ли есть большее удовольствие, чем разгадывание загадок! Особенно, — промурлыкал Король, — для кошки! Объясните ему правила, Лорд-Камергер!

Старый кот взглянул поверх очков.

— У нас такой обычай. Когда ребенок желает получить как можно больше удовольствий, мы загадываем ему три загадки. Если он ответит на все три правильно, то получит треть Кошачьего королевства и руку одной из Принцесс.

— А если не угадает, — добавил Король, — мы найдем ему какое-нибудь другое занятие.

И он выразительно посмотрел на работающих детей.

— Не знаю, следует ли говорить, — продолжил он, обмениваясь улыбкой со своими дочерьми, — что еще никто не отгадал этих загадок. Задернете занавес… гм!.. на некоторое время. Тишина в зале! Лорд-Камергер, начинайте!

Музыка прекратилась. Танцоры остановились, и их ошейники неподвижно застыли в воздухе.

Настроение Майкла снова улучшилось. Теперь, когда детей не было видно, он чувствовал себя гораздо уютнее. Кроме того, он любил отгадывать загадки.

Лорд-Камергер открыл книгу и прочел:

 

— Серый, коричневый,

Синий, зеленый,

Будто морская вода,

Я соленый.

Ты улыбнешься —

И. я улыбнусь,

А загрустишь —

Дождем я прольюсь.

Слышать — не слышу,

Но вижу и знаю,

И только на ночь

Я исчезаю.


Майкл нахмурился. Кошки наблюдали за ним, словно он был мышью.

— Трудноватая задача, — заметил Король и откинулся на своей подушке.

— Ничуть! — воскликнул внезапно Майкл. — Я понял! Это глаз!

Кошки переглянулись. Король прищурился.

— Гм! — пробормотал он. — Неплохо, неплохо! Ну, теперь вторая загадка!

Лорд-Камергер прочистил горло.

 

— У меня внутри пичужка,

А в пичужке — снова «я»,

В нем — пичужкина подружка,

Называюсь я на «я»!

 

— Ну, это совсем легко! — закричал Майкл. — Это, конечно же, яйцо!

Кошки снова покосились друг на друга.

— Правильно, — неохотно произнес Король. Похоже, он не слишком был доволен происходящим. — Но осталась еще третья загадка! — напомнил он и выгнул свою пеструю спину.

— Тишина! — скомандовал Лорд-Камергер, хотя в зале не было слышно ни звука.

 

— Я приехало из джунглей

В эту милую страну,

Я напоминаю солнце

Или полную луну.

Я в часах не разбираюсь

И за ними не слежу

Но о времени спросите —

И я тотчас покажу!

 

— Да, это потруднее, — прошептал Майкл. — Третья всегда самая трудная. Гм, позвольте… Приехало из джунглей… Напоминает солнце и всегда знает время… Ну-ка, ну-ка… Есть! Знаю! Это одуванчик!

— Он отгадал! — вскричал Король, вскакивая.

И тотчас все вокруг ожило. Кошки окружили Майкла и принялись тереться о его ноги и мурлыкать.

— Вы умнее, чем я думал, — сказал Король. — Вы почти такой же умный, как кошки. Что ж, пойду делить королевство. А невестой будет принцесса Маргаритка. Мне кажется, это наиболее удачный вариант.

— Благодарю вас, — бодро сказал Майкл: он снова чувствовал себя прекрасно, — но мне пора домой.

— Домой? — воскликнул Король с удивлением.

— Домой? — повторила и Королева, поднимая брови.

— Я должен успеть обратно к чаю, — объяснил Майкл.

— К чаю?! — ахнули придворные, от изумления открыв рты.

— Ну и ну! — захихикали Принцессы.

— Вы по-прежнему уверены, что у вас есть дом? — спросил Король странным голосом.

— Конечно, — Майкл уставился на него широко раскрытыми глазами. — Что могло с ним случиться? Расстояние от Парка до замка мы пролетели всего за один прыжок.

— Кажется, вы забыли, — сказал Король вкрадчиво, — что наши минуты длятся двести лет. И так как вы пробыли здесь по меньшей мере полчаса…

— Двести?!

Майкл побледнел. Значит, это была вовсе не шутка!

— За это время, — продолжил Король, — на Земле очень многое могло измениться. Номер Семнадцать по Яблоневому переулку…

— По Вишневой улице, — поправил Лорд-Камергер.

— Ну, как бы она там ни называлась. В общем, будьте уверены, она уже не такая, какой была раньше. Наверное, она вся заросла ежевикой…

— Или шиповником! — промурлыкала Королева.

— Или крапивой! — предположили придворные.

— Нет, черной смородиной! — отозвались Принцессы.

Майкл сглотнул.

— Но… этого не может быть! — пролепетал он и внезапно ощутил такую тоску по дому, что едва не задохнулся.

— Хотя, — вежливо добавил Король, — если вы уверены, что сможете отыскать дорогу, отправляйтесь. Правда, мы не сможем еще раз отпустить Малкина, так что действовать вам придется самостоятельно.

Он сделал жест по направлению к двери.

Майкл побежал к выходу.

— Конечно! Я уверен! — отважно закричал он.

Однако вся его решимость исчезла, едва он выглянул наружу. Вниз шли сияющие ступени дворца, но под ними, насколько хватало глаз, клубился туман.

«Может, прыгнуть? — подумал Майкл. — Но кто знает, где я приземлюсь?»

Он прикусил губу и оглянулся. Кошки медленно приближались, насмешливо глядя на Майкла.

— Видите? — недобро улыбнулся Король. — Несмотря на то, что вы проявили ум при разгадывании загадок, дороги домой вы не знаете! Вашим желанием было оказаться подальше от всех. Надо сказать, вы поступили очень глупо, забыв прибавить, что вам хочется еще и вернуться домой. Ну, ничего. Время от времени все ошибаются, исключая, разумеется, кошек! Подумать только, как вам повезло! Никакой работы по кухне: ведь вы отгадали все загадки! У вас будет вдоволь крыс и летучих мышей! Вы сможете жениться на Принцессе Маргаритке и жить с ней долго и счастливо!

— Но я не хочу жениться на Принцессе Маргаритке! Я хочу вернуться домой!

Глухое рычание разнеслось по залу. Все кошки разом ощетинились.

— Вы… вы не хотите жениться на Принцессе Маргаритке?

С каждым словом Король подходил все ближе, вырастая буквально на глазах до чудовищных размеров.


— Нет, не хочу! — объявил Майкл. — Ведь она всего лишь кошка!

— Всего лишь кошка?! — завизжали кошки, вставая от ярости на дыбы.

Черно-желтая толпа сомкнулась вокруг Майкла.

— Всего лишь кошка?! — гремело вокруг.

От страха Майкл попятился и даже зажмурился.

— Вы загадали! — шипели кошки, приближаясь. — Вы загадали на нашу звезду! Вы должны были подумать о последствиях!

— О, что мне делать? — дико закричал Майкл.

— Вы ос-с-станетесь с-с-с нами! — прошипел Король. — Вы отгадали наши загадки, вы проникли в наши с-с-секреты! Неужели вы думаете, что мы позволим вам уйти?

Вокруг стояла сплошная стена из кошек. Майкл поднял было руку, чтобы оттолкнуть их от себя, но понял, что это бесполезно. Его рука безвольно опустилась и вдруг… нащупала лежащим в кармане свисток Мэри Поппинс!

С криком Майкл выхватил свисток из кармана и дунул в него что было сил.

Пронзительная трель пронеслась по залу.

— Отберите у него свисток! С-с-схватите его! Он не должен с-с-сбежать!

Разъяренные кошки подходили все ближе.

В отчаянии Майкл снова дунул в свисток.

В ответ раздался кошачий визг, и черно-желтая толпа покатилась вперед.

Внезапно Майкл почувствовал, что завернут в мех. Мех лез в нос, в глаза… Может, это кошачий Король напал на него, или Королева? А может, это были все кошки вместе? Вокруг раздавались злобные крики… Что-то подхватило Майкла и увлекло вверх. Лохматая лапа держала его за талию…

Майкл мчался в неведомое. Вокруг свистел ветер, но Майкл, словно в кокон, был закутан в мех. Держащая его лапа была такой сильной, что казалось, будто ее выковали из железа.

С усилием Майкл поднял голову и дунул в свисток так, что даже шляпа слетела с его головы.

Лапа стиснула его еще крепче.

Вью-ю-ю! Вью-ю-ю! — глухо выл ветер.

Теперь Майкл почувствовал, что они падают вниз О, Боже, куда они его тащат?

Снова и снова он дул в свисток, колотя руками и лягаясь ногами.

— Это еще что за суматоха? Смотри, что ты делаешь! Ты сшиб мою фуражку! — раздался вдруг где-то рядом знакомый голос.

Майкл осторожно открыл один глаз и увидел, что падает с верхушки орехового дерева.

В следующий момент его ноги коснулись влажной травы. Неподалеку, на лужайке, стоял Смотритель Парка, и таращился на Майкла так, словно он был приведением.

— Ну и ну! Что все это значит? Что вы делали так вдвоем?

«Выходит, — подумал Майкл, — меня держит только одна кошка, а не целое племя! Может, это Лорд-Камергер? Или Принцесса Маргаритка?»

Майкл покосился на держащую его лапу. Но что это? На ней не было когтей! Наоборот — лапа оканчивалась рукой, одетой в изящную перчатку — черную: без желтых пятен!

Майкл осторожно повернул голову, и его щек уперлась в белую пуговицу. Что-то очень-очень знаке мое было в ней. О, Боже, неужели это возможно? На воротником виднелась соломенная шляпка, увенчанная темно-красным цветком!

Майкл облегченно вздохнул: ведь кошки не носил ни шляпок, ни перчаток!

— Это вы, Мэри Поппинс! — радостно воскликнул он, прижимаясь к ее кроличьему жакету. — Мэри Поппинс, я был на звезде — и кошки рычали на меня.

Я думал, что уже никогда не найду дороги домой… Тогда я подул в свисток и…

Внезапно он запнулся, так как встретился с холодным, надменным взглядом, устремленным на него.

— И оказался здесь, — неуверенно закончил Майкл.

Мэри Поппинс не произнесла ни слова. Отчужденно поклонившись ему, словно они никогда раньше не встречались, она протянула руку.

Он виновато опустил голову и отдал свисток.

— Так вот в чем причина всей этой суматохи! — с неодобрением буркнул Смотритель Парка. — Предупреждаю: свистните в этот свисток еще один раз — и я уйду в отставку!

— Неосмотрительное обещание! — усмехнулась Мри Поппинс и положила свисток в карман.

Смотритель в отчаянии покачал головой.

— Вам бы следовало наконец выучить правила! Мусор бросать в корзины! И никаких лазаний по деревьям!

— Вы сами бросаете мусор куда не положено! — отпарировала Мэри Поппинс. — А по деревьям я никогда в жизни не лазила!

— А откуда вы только что спустились, позвольте спросить? С неба? Да еще фуражку с меня сшибли!

— Что ж, задавать вопросы вам никто не может запретить.

— Скажите еще, что вы были на Млечном Пути! — саркастически усмехнулся Смотритель Парка.

— Именно так, — подтвердила Мэри Поппинс с торжествующей улыбкой.

— Ну и ну! Неужели вы думаете, что я, уважаемый человек, поверю в такую чепуху?

«Но все-таки, — подумал Смотритель в недоумении, — откуда-то она свалилась!»

— Я ничего не думаю! — отрезала Мэри Поппинс. — И буду очень вам благодарна, если вы позволите мне пройти!

Все еще держа Майкла за руку, она негодующе вскинула голову, оттолкнула Смотрителя и направилась к Парковым Воротам.

Вдруг сзади раздался разъяренный крик.

— Вы нарушили правила! — вопил Смотритель, размахивая остроконечной палкой, на которую до этого накалывал мусор. — И даже не сказали, что сожалеете об этом!

— Я об этом ничуть не сожалею! — отозвалась Мэри Поппинс, сворачивая на Вишневую улицу.


Не найдя что ответить, Смотритель поднял валяющуюся на мокрой траве фуражку. Рядом с ней лежал странный темный предмет, на котором были нарисованы череп и скрещенные кости.

— И когда только они поймут, что мусорить в Парке не положено? — вздохнул Смотритель и, то ли от того, что был сильно расстроен, то ли по какой другой причине, надел на голову пиратскую шляпу, а собственную фуражку сунул в мусорную корзину. После этого он отправился домой…

Свернув на Вишневую улицу, Майкл жадно взглянул на дом № 17. Туман к этому времени уже рассеялся — и было видно, что дом вовсе не зарос ни шиповником, ни крапивой, ни ежевикой, ни тем более черной смородиной. Кошки все-таки ошиблись.

Свет, струящийся из прихожей, наполнил Майкла радостью, и ноги, казалось, сами взбежали по лестнице в Детскую.

— Наконец-то! — приветливо воскликнула Джейн. — Где ты был?

Но Майкл не мог произнести ни слова. Он лишь таращился на хорошо знакомую комнату — так, будто его здесь не было по меньшей мере несколько лет. Он был не в состоянии высказать, как дороги ему Джейн, мама с папой, Близнецы, Мэри Поппинс и все домашние.

Близнецы подбежали к Майклу и принялись его обнимать. Он наклонился и тоже их обнял, затем заключил в объятия Джейн.

Звук шагов заставил его обернуться. В Детскую вошла Мэри Поппинс, на ходу застегивая передник. Сегодня все в ней — и резкие движения, и пронзительный взгляд темно-синих глаз, и вздернутый нос — все это казалось удивительно близким и родным.

— Мэри Поппинс, скажите, что я могу для вас сделать? — спросил Майкл, надеясь, что она попросит его о чем-нибудь огромном.

— Что хочешь, — ответила Мэри Поппинс с все той же особенной вежливостью, какую проявляла сегодня по отношению к Майклу с самого утра.

— Не надо, Мэри Поппинс! Не надо! — взмолился он.

— Что «не надо?» — спросила она с возмутительным спокойствием.

— Не говорите со мной так вежливо! Мне не нужно больше везения!

— Но ведь это то, чего ты хотел! — возразила Мэри Поппинс.

— Да, но теперь я этого не хочу! Хватит с меня! Пожалуйста, не будьте так вежливы и добры со мной! Будьте такой, как всегда!

Улыбка исчезла с ее лица.

— А разве я обычно не добра и не вежлива? За кого ты меня принимаешь — за гиену?

— Нет, Мэри Поппинс, не за гиену. Вы и вежливы, и добры. Но сегодня я хотел бы видеть вас сердитой. Так я чувствую себя гораздо безопаснее!

— Неужели? Интересно, когда я сердилась?

Говоря это, Мэри Поппинс, тем не менее, выглядела очень сердитой. Глаза ее сверкали, щеки пылали. И впервые все это не пугало Майкла, а напротив — приводило в восторг. Теперь, когда ледяная улыбка исчезла с лица Мэри Поппинс, Майклу было все равно, что произойдет. Ведь она снова была такой, как всегда, близкой и знакомой!

— А в особенности мне нравится, когда вы фыркаете, — отважился прибавить он.

— Фыркаю? — фыркнув, переспросила она. — Что за глупости?

— Да, вы тогда еще говорите «гм!», как верблюд!

— Как кто?

На мгновение Мэри Поппинс словно окаменела. Затем, придя в себя, она грозно двинулась вперед, живо напомнив Майклу те мгновения, когда на него в золотом дворце надвигалась целая стена ощетинившихся кошек.

— Майкл Бэнкс! — повысила она голос, с каждым шагом делаясь все выше и свирепее (ну совсем как кошачий Король!). — Вы смеете утверждать, будто я похожа на верблюда? Интересно, на какого? На одногорбого? Или, может, на двугорбого?

— Но, Мэри Поппинс, я хотел сказать…

— Все, на сегодня достаточно! Если я еще услышу хоть одну дерзость, живо отправишься в постель!

— Но я уже в постели, Мэри Поппинс, — возразил Майкл дрожащим голосом, так как к этому моменту и впрямь лежал в своей кровати.

— Сначала назвал гиеной, патом верблюдом! Что следующее? Горилла?

— Но…

— Ни слова! — прошипела она и, гордо вскинув голову, вышла из комнаты.

Майкл знал, что нанес ей оскорбление, но не слишком об этом сожалел. Напротив, он был рад: ведь Мэри Поппинс снова стала прежней!

Укутавшись в одеяло, он обнял подушку. Она была мягкой и теплой…

Тени медленно двигались по потолку. Майкл лежал и прислушивался к знакомым звукам — шуму воды в ванной, болтовне Близнецов и звяканью посуды в Детской.

Постепенно звуки становились все слабее, а подушка все мягче…

Но вдруг изумительный аромат наполнил комнату. Майкл вздрогнул и сел в постели.

Прямо перед собой он увидел дымящуюся чашку шоколада. Аромат, исходящий от нее, смешивался с запахом свежих тостов и крахмального передника Мэри Поппинс, делая его еще восхитительней.

Мэри Поппинс неподвижно стояла и смотрела вниз. Майкл с радостью встретил ее взгляд — взгляд, способный видеть человека насквозь. Он понимал: она знает, что он вовсе не считает ее похожей на верблюда.

Итак, день закончился. Окончились и приключения. Где-то далеко в небе светила Кошачья звезда. И тут, размешивая шоколад, Майкл вдруг понял, что у него есть все, что он хочет.

— Кажется, Мэри Поппинс, мне больше нечего желать, — сказал он.

— Гм! Слава Богу! — отозвалась она, скептически улыбаясь…