Глава третья

Мистер Тримплет сидел за прилавком, заслонившись газетой, как щитом. Это был тощий, зато толстощёкий и румяный человек в сдвинутой на затылок шляпе. 1

— Только одну? — грубо переспросил мистер Тримплет, глянув на Мэри Поппинс поверх газеты. — Извините, мисс, — неприязненно сощурился он, — но из-за одной мышеловки я и не пошевелюсь.

Он уже собирался снова уткнуться в газету, когда наткнулся на взгляд Мэри Поппинс. О, это был ужасный взгляд, от которого щёки мистера Тримплета из розовых стали лиловыми.

— Я пошутил! — поспешно поправился он. — Не извольте обижаться! Я готов вам продать и полмышеловки, если пожелаете! В придачу вы получите кусочек сыра для приманки.

— Одну мясорубку! — невозмутимо продолжала перечислять Мэри Поппинс, не спуская с него свирепого взгляда.

— Я с вашего разрешения приложу к ней и фунт свежайшего мяса на счастье, — суетился продавец.

Мэри Поппинс, не обращая на него никакого внимания, продолжала:

— Полдюжины посудных ёршиков. Одну баночку пчелиного воску. Одну швабру.

— У вас, верно, большое хозяйство? — подобострастно спросил мистер Тримплет, дрожащими руками заворачивая покупки.

— Пакет гвоздей и садовые грабли, — закончила Мэри Поппинс, глядя сквозь его побагровевшее лицо, будто оно стеклянное.

— А как насчёт опилок? — спросил он. — Вон тех, что рассыпали дети?

Мэри Поппинс обернулась.

Джейн, Майкл и Близнецы удобно устроились на большом коричневом мешке. Под их тяжестью мешок лопнул, и из него струйкой высыпались на пол опилки. Глаза Мэри Поппинс гневно засверкали.

— Если вы сию же минуту не встанете… — начала она.

В её голосе послышались стальные нотки, и дети мгновенно скатились с мешка, не дожидаясь окончания фразы.

Робертсон Эй, прикорнувший в пустой садовой тележке, быстро вскочил на ноги и принялся собирать свёртки.

— Мы только хотели отдохнуть… — попытался оправдаться Майкл.

— Ещё. Одно. Слово. И вам придётся весь день отдыхать в постели! Предупреждаю! — свирепо оборвала его Мэри Поппинс.

— А мои убытки? — воскликнул мистер Тримплет, с недовольным видом заметая в угол горку опилок, но, подняв глаза на Мэри Поппинс, он тут же осёкся и любезным голосом добавил: — Впрочем, для вас…

Мэри Поппинс смерила его холодным взглядом.

— У вас на носу краска, — спокойно бросила она и, высоко подняв голову, удалилась.

Она стремительно, будто ураган, неслась вверх по улице. Дети и Робертсон Эй волочились сзади, едва поспевая за ней и растянувшись длинной вереницей, словно хвост кометы.

У булочника Мэри Поппинс купила буханку хлеба, две коробки фруктовых пирожных и несколько имбирных пряников.

— Обо мне никто не подумает, — вздохнул Робертсон Эй, когда она нагрузила его до самого подбородка.

— Ну, я тут ни при чём, — хмыкнула Мэри Поппинс.

Она забежала и к зеленщику за горошком, бобами и вишнями.

— Нагрузи на верблюда лишнюю соломинку — и у него хребет переломится, — проворчал Робертсон Эй, когда Мэри Поппинс сунула ему и эти покупки.

— Но вы-то пока не верблюд, — холодно улыбнулась Мэри Поппинс, снова перечитывая список миссис Бэнкс.

Следующей оказалась лавка канцелярских товаров. Там она купила пузырёк чернил. Потом — аптека, где была приобретена пачка горчичников. Робертсон Эй прижал пакеты подбородком и устало смежил веки. Джейн и Майклу было очень жалко его, но ещё больше они жалели себя.

Наконец они добрались до конца Главной улицы. Но Мэри Поппинс и не думала останавливаться. Дети переглядывались и вздыхали тайком. Торговые рады кончились. Впереди ни одного магазинчика. Куда же они идут?

— Мэри Поппинс! — стонал Майкл, демонстративно прихрамывая. — Ох, Мэри Поппинс, у меня сейчас ноги отвалятся!

— Может, домой, Мэри Поппинс? У меня уже туфли до дыр протёрлись! — канючила Джейн.

Тут и Близнецы захныкали, заскулили, как пара замученных щенят.

Мэри Поппинс обернулась и с презрением посмотрела на них.

— Сборище плаксивых медуз — вот вы кто! Бесхребетные нытики! — презрительно фыркнула она и, затолкав в сумку список покупок, свернула за угол.

За ней тащился Робертсон Эй, увешанный пакетами, как новогодняя ёлка, а позади него шаркали ногами ворчащие дети.

— А медузы, между прочим, плавают в воде, — бормотал себе под нос Майкл. — И их никто не заставляет мотаться по магазинам.

Он так устал, что ему даже было всё равно, услышит его Мэри Поппинс или нет.

Со стороны парка налетел лёгкий ветерок. Он принёс с собой свежесть утра, запах листьев и мшистой земли и какой-то еле уловимый аромат. Что бы это могло быть? Джейн шумно вдохнула воздух, принюхиваясь.

— Майкл! — шепнула она. — Я чувствую запах мятных леденцов!

В первое мгновение Майкл по привычке хотел высмеять её. Он никогда не позволил бы Джейн что-то увидеть или узнать первой. Недоверчиво хмыкнув, он задвигал носом, как любопытный пёсик.

— Точно! — с удивлением признал он. — Я тоже чую!

И тут они увидели большой зонт в красно-зелёную полоску. Он стоял у железной ограды парка. К прутьям ограды была прикреплена квадратная картонка, по которой тянулась надпись, сделанная большими буквами:

 

МИСС КАЛИКО. СЛАДОСТИ И ПРОКАТ ЛОШАДОК