Глава шестая

— «Вечерние Новости» и «Развесёлые Картинки», — выпалила запыхавшаяся Джейн, подавая деньги.

Нелей схватил пёстрый, яркий журнал и быстро перелистал его.

— Ну как, Тигрёнок Тим спасся? — крикнул подбежавший Майкл.

— Ура, спасся! — крикнул Нелей в ответ. — Слушайте! «Тигрёнок Тим ускользнул от коварного дяди Мопси! Новые приключения — в следующем номере!»

— Ура-а! — закричал Майкл, стараясь рассмотреть картинки через голову Дельфина.

Мистер Фолли с не меньшим интересом рассматривал Нелея.

— Какой у тебя симпатичный китёнок! — сказал он. — Смотрит прямо как человек. Где ты его поймал, сынок?

— Мне его подарили, — ответил Нелей, оторвавшись от журнала.

— Подумать только! Да, это замечательный подарок! А откуда ты сам? Где твоя мама?

— Очень далеко отсюда, — грустно сказал Нелей.

— Подумать только! — Мистер Фолли покачал головой. — И папы тоже нет?

Нелей кивнул и улыбнулся.

— Что ты говоришь! Да, худо тебе, бедняжке! — Мистер Фолли рассматривал мраморного мальчика с состраданием. — Да и холодно, наверно: ты совсем раздет!

Мистер Фолли пошарил в кармане, и там что-то забренчало.

— Держи! — Он протянул руку Нелею. — Купишь себе что-нибудь. Нельзя же ходить раздетым! Воспаление лёгких, понимаешь, грипп и всякая такая штука.

Нелей с интересом рассматривал серебряную монету на ладони мистера Фолли.

— Что это такое? — спросил он.

— Это полкроны, — ответил мистер Фолли. — Ты что, никогда не видал?

— Никогда, — улыбнулся Нелей.

Дельфин тоже с любопытством посмотрел на монетку.

— Ну и ну! Ах ты бедняга! Никогда не видел полкроны и совсем раздет! Надо бы кому-нибудь о тебе позаботиться!

Мистер Фолли с укором посмотрел на Мэри Поппинс. Она отвечала ему возмущённым взглядом.

— Благодарю вас, о нём есть кому позаботиться! — сказала она.

С этими словами она расстегнула свой новый белый жакет и накинула его на плечи Нелея.

— Вот так! — сказала она. — Теперь тебе будет теплее.

Нелей смотрел то на жакет, то на Мэри Поппинс, и его мраморные глаза расширились.

— Это мне? Насовсем? — спросил он. — Ах ты мой дорогой Морской Лев! Спасибо! — закричал он, обнимая Мэри Поппинс. — Джейн, погляди на мою новую белую курточку! Погляди на пуговки, Майкл!

Он в восторге подбегал то к одному, то к другому, демонстрируя свой новый наряд.

— Вот это правильно, — сказал мистер Фолли, просияв. — Бережёного бог бережёт! А за полкроны ты купишь себе отличные штанишки.

— В другой раз, — перебила Мэри Поппинс. — Мы опаздываем. Ну-ка, возьмите ноги в руки! Левой-правой! И очень попрошу не копаться!

И она быстрым шагом двинулась по аллее.

Солнце быстро склонялось к западу. Оркестра уже не было слышно. Цветные зонтики разошлись по домам. Даже Сторож куда-то пропал. Деревья молчали, и длинные тени лежали на песке…

Джейн с Майклом, взяв Нелея под руки, тоже молчали. Они чувствовали, что их приключение, как и этот летний день, идёт к концу, и им было и радостно, и грустно…

— Нелей, я тебя люблю! — шепнула Джейн. — Я хотела бы, чтобы ты всегда-всегда был с нами!

— Я тебя тоже люблю, — ответил он, улыбаясь. — Но мне нужно вернуться. Я обещал.

— А ты не можешь оставить нам Дельфина? — спросил Майкл, поглаживая мраморный плавник.

Джейн сердито взглянула на него:

— Как тебе не стыдно! А ты бы согласился стоять всю жизнь там, на пьедестале, совсем один?

— Да! Если бы у меня был Дельфин и я мог называть Мэри Поппинс Морским Львом — пожалуйста!

— Вот что, Майкл, — перебил его Нелей. — Дельфина я не могу отдать — это часть меня самого. А полкроны — могу. — Он втиснул монетку в ладошку Майкла. — А книгу — тебе, Джейн. Только обещай и дай честное слово, что ты дашь мне её прочитать! И будешь каждую неделю приходить и читать мне новые «Развесёлые Картинки»!

— Честное слово! — сказала Джейн с жаром.

— Я буду ждать тебя, — нежно сказал Нелей. — Я никогда, никогда тебя не забуду!

— Пошевеливайтесь и не болтайте! — прошипела Мэри Поппинс, поворачивая к пруду.

Коляска катилась, скрипя на ходу. Но вдруг чей-то громкий и знакомый голос заглушил скрип её колёс.

— Да не трогал я его! — оправдывался знакомый голос. — И не трону ни за какие деньги!

На берегу пруда перед опустевшим пьедесталом стояли сам Лорд-мэр и два Советника. Они строго смотрели на Сторожа. А он размахивал руками, кричал и вообще вёл себя очень странно.

— Я тут вовсе ни при чём, ваша честь! — вопил он. — Я человек ни в чём не повинный!

— Вздор, Смит! — строго сказал Лорд-мэр. — За статуи в парке отвечаете вы. Никто, кроме вас, не мог этого сделать!

— Лучше признайтесь! — посоветовал Первый Советник.

— Это, конечно, вас не спасёт, — добавил Второй, — но у вас будет намного легче на душе.

— Да я же его не трогал, говорю я вам! — Сторож в отчаянии ломал руки.

— Бесполезные увёртки, Смит! — Лорд-мэр раздражённо покачал головой. — Вы даром отнимаете у меня время! Сначала я должен искать голого мальчика, который мучает какую-то несчастную рыбу — треску или лосося, что там говорила мисс Ларк? Мало того: оказывается, самая ценная статуя в нашем парке исчезла с пьедестала! Я удивлён и недоволен! Я вам доверял, Смит! И видите, как вы отплатили за моё доверие!