Глава 19

– Послушай, Дуремар, – сказала голова, – ты перепугал всё население нашего прекрасного пруда, ты мутишь воду, ты не даёшь мне спокойно отдыхать после завтрака… Когда кончится это безобразие?..

Я увидел, что это обыкновенная черепаха, и, нисколько не боясь, ответил:

– Покуда не выловлю всех пиявок в вашей грязной луже…

– Я готова откупиться от тебя, Дуремар, чтобы ты оставил в покое наш пруд и больше никогда не приходил.

Тогда я стал издеваться над черепахой:

– Ах ты, старый плавучий чемодан, глупая тётка Тортила, чем ты можешь от меня откупиться? Разве своей костяной крышкой, куда прячешь лапы и голову… Я бы продал твою крышку на гребешки…

Черепаха позеленела от злости и сказала мне:

– На дне пруда лежит волшебный ключик… Я знаю одного человека, – он готов сделать всё на свете, чтобы получить этот ключик…»

Не успел Дуремар произнести эти слова, как Карабас Барабас завопил что есть мочи: «Этот человек – я! я! я! Любезнейший Дуремар, так отчего же ты не взял у черепахи ключик?»

«Вот ещё! – ответил Дуремар и собрал морщинами всё лицо, так что оно стало похоже на варёный сморчок. – Вот ещё! – променять превосходнейших пиявок на какой-то ключик…

Короче говоря, мы разругались с черепахой, и она, подняв из воды лапу, сказала:

– Клянусь, ни ты и никто другой не получат волшебного ключика. Клянусь – его получит только тот человек, кто заставит всё население пруда просить меня об этом…

С поднятой лапой черепаха погрузилась в воду».

«Не теряя ни секунды, бежать в Страну Дураков! – закричал Карабас Барабас, торопливо засовывая конец бороды в карман, хватая шапку и фонарь. – Я сяду на берег пруда. Я буду умильно улыбаться. Я буду умолять лягушек, головастиков, водяных жуков, чтобы они просили черепаху… Я обещаю им полтора миллиона самых жирных мух… Я буду рыдать, как одинокая корова, стонать, как больная курица, плакать, как крокодил. Я стану на колени перед самым маленьким лягушонком… Ключик должен быть у меня! Я пойду в город, я войду в один дом, я проникну в комнату под лестницей… Я отыщу маленькую дверцу – мимо неё все ходят, и никто не замечает её. Всуну ключик в замочную скважину…»

В это время, понимаешь, Буратино, – рассказывал Пьеро, сидя под мимозой на прелых листьях, – мне так стало интересно, что я весь высунулся из-за занавески.

Синьор Карабас Барабас увидел меня. «Ты подслушиваешь, негодяй!» И он кинулся, чтобы схватить меня и бросить в огонь, но опять запутался в бороде и со страшным грохотом, опрокидывая стулья, растянулся на полу.

Не помню, как я очутился за окном, как перелез через изгородь. В темноте шумел ветер и хлестал дождь.

Над моей головой чёрная туча осветилась молнией, и в десяти шагах позади я увидел бегущих Карабаса Барабаса и продавца пиявок… Я подумал: «Погиб», споткнулся, упал на что-то мягкое и тёплое, схватился за чьи-то уши…

Это был серый заяц. Он со страху заверещал, высоко подскочил, но я крепко держал его за уши, и мы поскакали в темноте через поля, виноградники, огороды.

Когда заяц уставал и садился, обиженно жуя раздвоенной губой, я целовал его в лобик.

«Ну пожалуйста, ну ещё немножко поскачем, серенький…»

Заяц вздыхал, и опять мы мчались неизвестно куда – то вправо, то влево…

Когда тучи разнесло и взошла луна, я увидел под горой городишко с покосившимися в разные стороны колокольнями.

По дороге к городу бежали Карабас Барабас и продавец пиявок.

 

Заяц сказал: «Эхе-хе, вот оно, заячье счастье! Они идут в Город Дураков, чтобы нанять полицейских собак. Готово, мы пропали!»

Заяц упал духом. Уткнулся носом в лапки и повесил уши.

Я просил, я плакал, я даже кланялся ему в ноги. Заяц не шевелился.

Но когда из города выскочили галопом два курносых бульдога с чёрными повязками на правых лапах, заяц мелко задрожал всем телом, я едва успел вскочить на него верхом, и он дал отчаянного стрекача по лесу… Остальное ты сам видел, Буратино.

Пьеро окончил рассказ, и Буратино спросил его осторожно:

– А в каком доме, в какой комнате под лестницей находится дверца, которую отпирает ключик?

– Карабас Барабас не успел рассказать об этом… Ах, не всё ли нам равно – ключик на дне озера… Мы никогда не увидим счастья…

– А это ты видел? – крикнул ему в ухо Буратино. И, вытащив из кармана ключик, повертел им перед носом Пьеро. – Вот он!