Как железной дороге достались семимильные сапоги

— Ты ничего не понимаешь! Если хочешь знать, это одна из лучших моих выдумок! Я поспорил с Бурребирром на одну часть света и засуну солнце в мешок, чего бы мне это ни стоило! Эй, давай мне скорее фонарь, не то… и Бирребурр выбил ногой целую стену избы.

— Вот что, — сказал кузнец. — Поставь стену на место, а потом мы потолкуем о деле, как добрые друзья. Не отведаешь ли ты, старина, каши?

Старина почесал за ухом, поставил стену на место и уселся за стол, чтобы отведать каши. Только не стоит колдунам садиться за стол с людьми.

Сперва Бирребурр съел кашу, чашку из-под каши и ложку, потом масленку, блюдо с салакой и хлебницу и в заключение весь стол. Тут Кузнец увидел, что колдун посматривает на его детей, и пригласил гостя в кузницу.

— Пожалуйста, — говорил Паво, — может быть, тут тебе найдется что-нибудь по вкусу.

— Спасибо, — ответил колдун. — Теперь сладкое! — Он выбрал из горна несколько раскаленных угольев и осторожно, чтобы не опалить бороду, отправил их себе в рот. — Давненько уже я так вкусно не ужинал. Если к утру проголодаюсь, доем остальное и детей в придачу.

— Да неужто? — сказал кузнец. Он уже рассердился не на шутку.

— Ну да. Ведь ничего лучше у тебя все равно нет. Но как мне поймать солнце? — вздохнул колдун. — Вот было бы хорошо, если бы оно село не в воду. Я бы живо догнал его. Видишь, кузнец, каблуки на моих сапогах? Они сделаны из такого железа, которое бежит само собой.

— Да что ты? А можно ли приковать такой каблук к чему-нибудь еще?

— К чему хочешь. Все побежит само собой. Вот что, кузнец, каблук на моем правом сапоге немного отстал, когда я бежал вчера через Уральские горы. Прикуй-ка его к завтраму, да покрепче.

Кузнец взял правый сапог колдуна, отломил каблук и приделал ему новый из обыкновенного железа. «Ну пусть теперь старое чудовище попрыгает на одной ноге по семи миль. А уж куда девать это железо, мы сообразим». И кузнец, недолго думая, вковал семимильный каблук в колесо от локомотива. «Ну, каблук, теперь ты набегаешься вдоволь!» — подумал Паво и рассмеялся.

На следующее утро локомотив понесся так, что никакие тормоза не могли его остановить.

— Что случилось? — кричал железнодорожный мастер. — Прежде он плелся, точно вол с возом сена, теперь летит, как стрела. Стоп! Стоп! — кричал железнодорожный мастер. И, о чудо, семимильный каблук понял команду и остановился в ожидании следующих приказаний.

— Да ведь это самый быстроходный локомотив на свете! — воскликнул восхищенный мастер.

— Да он за три дня пробежит всю Азию, — отвечал Паво.

Когда Бирребурр проснулся, он натянул свой правый сапог и собрался было опять в погоню за солнцем. Но при первом же шаге левая нога вылетела вперед, точно ядро, а правая тащилась сзади и цеплялась за что попало. Это было очень неудобно. После двух или трех прыжков на одной ноге запыхавшийся Бирребурр вернулся в кузницу. Как ему теперь гоняться за солнцем?

Кузнец Паво, который думал, что отделался от этого голодного чудовища, не на шутку испугался за своих детей и кузницу.

— Послушай, старина, — сказал он, — ты забыл в кузнице свой мешок, и я решил услужить тебе. Видел ты, как солнце только что исчезло за облаком? Больше ему этого никогда не сделать! Оно попалось в мой проволочный силок на верхушке сосны, и вот я засунул его в твой мешок.

— В мой мешок? Ах ты мой милейший кузнец, у меня от радости так разыгрался аппетит, что я готов сейчас же съесть тебя.

— Очень благодарен, — отвечал кузнец, — но не хочешь ли ты сперва посмотреть на свое солнце в мешке?

— Конечно! Где он?

— Да вот!

И кузнец подал колдуну мешок с поросенком.

— Ишь, как оно кричит и брыкается. Ничего, нечего, пищи себе сколько влезет, теперь уж ты крепко сидишь в мешке, а я выиграл часть света. Теперь уж наступит полная тьма, и колдуны будут царить на всем свете.

— Да ты посмотри, — сказал кузнец и приоткрыл немного мешок.

— Что ты делаешь? Вдруг оно выскочит? Уж лучше я сам влезу в мешок, сказал колдун.

Раз, два, три — и колдун сидел в мешке, а кузнец сейчас же накрепко затянул веревку. «Какое счастье, что колдуны так непроходимо глупы», подумал кузнец, а в мешке поднялась ужасная возня и крик.

— Ой, оно кусает меня, — кричал колдун.

— И ты кусай, — ответил кузнец, запер кузницу и пошел отдохнуть от ночных приключений.

Долго ли колдун Бирребурр сидел в мешке, куда он хотел запрятать солнце, и почему он не разорвал этот мешок, этого я тебе хорошенько сказать не могу, так как в газетах про это не писали. Может быть, старик вывихнул себе ногу, когда скакал на одном каблуке.

Слышал я только, что добрый кузнец Паво обещал своему пленнику отвезти его когда-нибудь по железной дороге к Берингову проливу, так как на одной-то ноге туда все равно не доскачешь. И обещанного колдуну не долго ждать, потому что русские уже строят туда дорогу. Ведь теперь у железной дороги семимильные сапоги: ей нетрудно будет пробежать через Азию. Только вот догонит ли железная дорога солнце — это другой вопрос. Железная дорога, так же, как и колдуны, боится воды, а солнце по-прежнему каждый вечер освежается в море.