Винни-Пух. Глава 9

 

И Сова улетела, хотя ей определённо хотелось что-то сказать.

— Так где твой корабль, Пух? — повернулся к медвежонку Кристофер Робин.

— Должен отметить, — объяснял Пух, ведя Кристофера Робина к тому месту, где он ступил на остров, — что это не совсем обычный корабль. То есть иногда это корабль, а иногда одно сплошное несчастье. Всё зависит…

— Зависит от чего?

— От того, где я. На нём или под ним.

— Ясно. И где он?

— Да вот же, — и Пух с гордостью указал на «Плавучего медведя».

Конечно же, Кристофер Робин ожидал увидеть совсем другое, но чем дольше он смотрел на корабль Пуха, тем больше убеждался в том, что медвежонок не только храбр, но и умён. А Винни-Пух в это время стоял, потупив глазки, и старался делать вид, что его заслуги не так уж и велики.

— Но он слишком мал для двоих, — со вздохом заметил Кристофер Робин.

— Для троих, считая Хрюку.

— Для троих он тем более не годится. Так что же нам делать, а, Пух?

И тут этот медвежонок, медвежонок Пух, Винни-Пух, Д.Х. (Друг Хрюки), П.К. (Приятель Кролика), О.П. (Открыватель Полюса), У.И. и О.Х. (Утешитель Иа и Отыскатель Хвоста), короче, наш старый знакомец Пух, высказал такую мудрую мысль, что Кристофер Робин только смотрел на него, разинув рот, и гадал, неужели перед ним мишка с очень слабеньким умишком, которого он столько лет знал и любил.

— Мы могли бы поплыть на твоём зонтике.

— ?

— Мы могли бы поплыть на твоём зонтике, — повторил Пух.

— ??

— Мы могли бы поплыть на твоём зонтике!

— !!!!!

Ибо Кристофер Робин разом понял, как они могут поплыть на его зонтике. Раскрыл его и положил куполом на воду. Зонтик кренился, но плыл. Первым забрался на него Пух, уже собрался сказать, что всё в порядке, но тут зонтик особенно сильно накренился, и Пух оказался в воде, часть которой попала в рот, и ему пришлось её проглотить, хоть жажда его и не мучила. При второй попытке они уселись в зонтик вдвоём. Он больше не кренился.

— Нарекаю наш корабль «Мудрость Пуха», — возвестил Кристофер Робин, и «Мудрость Пуха», плавно вращаясь, двинулся на юго-запад.

Вы можете представить себе радость Хрюки, когда на горизонте показался корабль спасателей. Спустя годы он любил вспоминать, какая очень серьёзная опасность нависла над ним во время ужасного потопа, хотя на самом деле настоящая опасность грозила ему лишь в последние полчаса вынужденного заточения в залитом воде домике, когда прилетевшая Сова уселась на ближайшей ветке и, чтобы помочь Хрюке скоротать время, начала рассказывать очень длинную историю о своей тётушке, которая по ошибке высиживала яйцо морской чайки, и история тянулась, тянулась и тянулась, совсем как это предложение, пока Хрюка — а он слушал её, стоя у окна — естественно, не начал клевать носом, всё наклоняясь и наклоняясь вперёд, к воде, и вскоре уже касался пола кончиками копытец, но тут, к счастью, Сова внезапно громко вскрикнула (а вскрик этот входил в историю, потому что именно так на что-то отреагировала тётушка) и разбудила Хрюку, который в самый последний момент успел отшатнуться назад и лишь поэтому не выпал из окна, после чего сразу внёс свою лепту в разговор: «Как интересно, и что она после этого сделала?» — и тут … вы, конечно, можете представить себе его радость, потому что он, наконец, увидел корабль «Мудрость Пуха» (Капитан К. Робин, первый помощник В. Пух), спешивший через безбрежные воды к нему на помощь.

На том, по существу история и заканчивается, а поскольку я очень устал и выдохся после последнего предложения, думаю, здесь самое время поставить точку.