Винни-Пух. Глава 5

 

Тем временем проснулся и Хрюка. А проснувшись, сказал себе: «Ой! — и тут же храбро добавил. — Да, — а затем ещё более храбро. — Именно так»!

Но на самом деле особой храбрости не наблюдалось, потому что в голове у него вертелось одно единственное слово: Хоботун.

На кого же похож этот Хоботун?

Неужто он злой?

Идёт он на свист? Идёт или бежит?

А поросят он любит?

Если любит, то всех или каких-то особенных?

Предположим, он охотится на поросят. Интересно, сделает ли он исключение для поросёнка, дедушку которого звали ПОСТОРОННИМ ВИЛЬЯМ?

Он не находил ответа ни на один вопрос… а ведь скоро, совсем уже скоро, ему впервые в жизни предстояло увидеть Хоботуна!

Конечно же, будь он с Пухом, этот Хоботун относился бы к нему поприветливее. А вдруг Хоботуны терпеть не могут и поросят, и медведей? Так может, ему притвориться, что у него разболелась голова, а потому этим утром он не мог встать и пойти к Шести Соснам? Но, допустим, день выдастся хорошим, никакого Хоботуна в западне не обнаружится, и тогда, выходит, он только напрасно проваляется всё утро в постели? Так что же ему делать?

К счастью, хорошая идея не заставила себя ждать. Хрюка решил, что тихонечко подкрадётся в Шести Соснам, очень осторожно заглянет в западню и посмотрит, попался ли в неё Хоботун. Если попался, он вернётся домой и уляжется в постель, если нет — не уляжется.

И он двинулся в путь. Сначала ему показалось, что Хоботуна в западне нет, потом он стал склоняться к мысли, что есть, а уж на подходе к западне последние сомнения в том, что они сегодня будут с добычей, отпала: он услышал, как бьётся и возится в яме Хоботун.

— Ой-ой-ой! — проверещал Хрюка и уже собрался бежать. Однако, убедил себя, что всё же стоит посмотреть, какой он из себя, этот Хоботун. Тем более, что до западни оставалось всего ничего. Поэтому Хрюка подкрался к краю очень глубокой ямы и заглянул вниз…

А всё это время Винни-Пух пытался стащить с головы горшок из-под мёда. Но чем больше он тряс головой, тем плотнее насаживался на неё горшок.

— Ой, беда! — кричал он внутри горшка. — Ой, помогите!

Но главным образом он просто охал и ахал и колотился головой обо что придётся, чтобы разбить горшок, но толку не было никакого, потому что он не видел, обо что колотится головой. А ещё он хотел выбраться из западни, но ничего не видел из-за этого проклятого горшка, или почти ничего, и уж конечно не мог выкарабкаться наверх. Наконец, Пух поднял голову и испустил вопль грусти и отчаяния, аккурат в тот момент, когда в яму заглянул Хрюка.

— На помощь! На помощь! — заголосил Хрюка. — Хоботун! Здесь ужасный Хоботун! — и он со всех ног пустился бежать, вопя благим матом. — На помощь! На помощь! Хоботун! Ужасный Хоботун! Там! Там! Страшный Хоботам! Страший Хобошум!

Так и вопил Хрюка, пока не прибежал к домику Кристофера Робина.

— В чём дело, Хрюка? — спросил Кристофер Робин, который только-только встал.

— Хобошум! — Хрюка так запыхался, что едва мог говорить, — Ужасный… ужасный Хоботун!

— Где?

— Там, — Хрюка махнул лапкой в сторону Шести Сосен.

— И как он выглядит?

— Как… как… У него большущая голова, Кристофер Робин. И ещё что-то большущее… ни на что не похожее, такое здоровенное, громадное… даже не знаю, как и назвать… Кажется, немного смахивает на огромный горшок.

— Хорошо, — Кристофер Робин надел ботинки. — Пойду взгляну на него. Показывай дорогу.

С Кристофером Робином Хрюка ничего не боялся, и они направились к Шести Соснам.

— Ты ведь его слышишь, да? — озабоченно спросил Хрюка, когда они уже подходили к Хитроумной Западне.

— Слышу, — признался Кристофер Робин.

А слышали они, как Пух колотится головой о корень дерева, который оказался в яме.

— Вот он! — пискнул Хрюка. — Как он ужасен, правда? — и он крепко схватился за руку Кристофера Робина.

Внезапно Кристофер Робин рассмеялся… и смеялся… смеялся… смеялся… Он всё еще продолжал смеяться, когда… ТРАХ… голова Хоботуна особенно сильно стукнулась о корень… БАХ… горшок разлетелся вдребезги… и вместо него появилась голова Винни-Пуха.

Тут Хрюка понял, какой же он глупый поросёнок, и ему стало так стыдно, что он кинулся домой и улёгся в кровать с головной болью. А Кристофер Робин и Винни Пух пошли вместе завтракать.

— Медвежонок! — улыбнулся Кристофер Робин Пуху. — Как же я тебя люблю!

— И я тебя тоже, — ответил Винни-Пух.