Дом на Пуховой опушке. Глава 8

 

Кристофер Робин уже был дома, потому что время давно перевалило за полдень. Он так обрадовался приходу друзей, что они просидели у него чуть ли не до пяти часов, и хотя чай принято пить именно в пять, они выпили его раньше, а потом поспешили на Пухову Опушку, чтобы проведать Иа и к пяти часам поспеть к Сове — уже на настоящее чаепитие.

— Привет, Иа, — радостно поздоровались они.

— Ага! — кивнул Иа. — Заблудились?

— Решили вот проведать тебя, — ответил Хрюка. — И посмотреть, цел ли твой домик. Смотри, Пух, он как стоял, так и стоит!

— Знаю, — вздохнул Иа. — И это странно. Никто не пришёл и не поломал его.

— Мы беспокоились, уж не сдуло ли его ветром.

— Должно быть, поэтому никто к нему и не прикоснулся. А я-то подумал, неужели про него все забыли?

— Что ж, приятно было повидаться с тобой, Иа, а теперь нам пора к Сове.

— Естественно. Получите удовольствие. Она пролетала здесь день или два тому назад и заметила меня. Конечно же, ничего не сказала, но поняла, что это я. Я ещё подумал, вот оно, истинное дружелюбие. Приятно, знаете ли, когда к тебе относятся с такой теплотой.

Пух и Хрюка какое время переминались с лапки на лапку, а потом хором выпалили: «До свидания, Иа». Они бы с радостью побыли и подольше, но им предстояла дальняя дорога.

— До свидания, — ответил Иа. — Смотри, как бы тебя не унесло ветром, маленький Хрюка. Нам будет недоставать тебя. Все будут спрашивать: «Куда унесло маленького Хрюку?» Из чистого любопытства, разумеется. Ещё раз, до свидания. Спасибо, что проходили мимо.

— До свидания, — вновь попрощались Винни-Пух и Хрюка и отправились к Сове.

Теперь ветер дул навстречу, и уши Хрюки, как знамёна, реяли за его спиной. Каждый шаг давался поросёнку с трудом и прошло, как ему показалось, много часов, прежде чем Столетний Лес укрыл их от ветра. Тут они наконец-то смогли распрямиться и немного отдышались, с тревогой прислушиваясь к завываниям ветра в кронах деревьев.

— Допустим, Пух, дерево упадёт, а мы окажемся прямо под ним. Что тогда будет? — спросил Хрюка.

— Допустим, не упадёт, — ответил Пух после долгих раздумий.

Хрюка от этих слов заметно успокоился, и скоро они звонили и стучали в дверь Совы.

— Добрый день, Сова, — поздоровался Пух. — Надеюсь, мы не опоздали к… Короче, Хрюка и я пришли проведать вас, потому что сегодня — четверг.

— Присаживайся, Пух, присаживайся, Хрюка, — радушно встретила их Сова.

— Устраивайтесь поудобнее.

Они поблагодарили Сову и устроились как можно удобнее.

— Видите ли, Сова, — продолжил Пух, — мы очень торопились, чтобы успеть к… чтобы успеть повидаться с вами, прежде чем пойти дальше.

— Поправьте меня, если я не права, но могу я предположить, что в Лесу сегодня очень уж ветрено?

— Очень, — подтвердил Хрюка, который потирал свои бедные ушки и мечтал о том, чтобы целым и невредимым вернуться в свой домик.

— Я так и думала, — кивнула Сова. — Точно в такой же ветреный день мой дядя Роберт, портрет которого висит на стене справа от тебя, Хрюка, уже ближе к вечеру возвращался… Это ещё что?

Раздался громкий треск.

— Берегись! — крикнул Пух. — Часы! С дороги, Хрюка! Я падаю на тебя!

— На помощь! — заверещал Хрюка.

Часть комнаты, в которой находился Винни-Пух медленно поднялась, и его кресло заскользило к креслу Хрюки. Часы поползли по каминной доске, толкая перед собой попадающиеся на пути вазочки, а потом все вместе они полетели на пол, который успел превратиться в стену. Видимо, дядя Роберт решил стать ковриком перед камином и захватил с собой всю стену, но чего-то не рассчитал, налетел на кресло Хрюки в тот самый момент, когда поросёнок собирался вылезти из него, и какое-то время не представлялось возможным определить, кто есть кто и кто есть где. Громкий треск повторился… гостиную Совы тряхнуло… и воцарилась тишина.