Глава шестая

А рыбам будто дела нет —

Они ни слова мне в ответ.

 

Тогда я написал: «Ну что ж…»

Пошел и взял консервный нож.

 

Потом из кухни приволок

Помятый медный котелок.

 

Скорбя в предчувствии беды,

Налил я в котелок воды.

 

Тут появился сам собой

Какой-то странный НИКАКОЙ.

 

И я сказал: «Кипит вода.

Скорей зовите рыб сюда!»

 

Вернулся быстро он назад,

Развёл руками: «Рыбы спят.

 

Я не решился их будить.

Придётся, право, погодить».

 

Я топнул правою ногой:

«Какой ты, право, НИКАКОЙ!»

 

Желток-Белток так громко гаркнул последнюю строчку, что Алиса вздрогнула. «Не хотела бы я быть этим Никаким», – поёжилась она.

 

Но он обиделся, чудак,

И проворчал: «Ах, вот вы как!»

 

Решил я сам пойти на дно,

Взяв нож консервный заодно.

 

Я весь до ниточки промок,

А дверь закрыта на замок.

 

Стучал я долго в дверь: ТУК-ТУК!

 

Стучал в окно: БАМ-БАМ!

И вдруг…

 

Наступило долгое молчание.

– Это всё? – недоуменно спросила Алиса.

– Всё! – буркнул Желток-Белток. – Всего хорошего! Пока!

От неожиданности Алиса замерла. «После такого явного намёка, – решила она, – оставаться глупо. Меня просто-напросто выпроваживают». Она встала и протянула руку Желтку-Белтку.

– До свидания, – сказала она, стараясь скрыть обиду. – Надеюсь, как-нибудь встретимся.

– Я бы не хотел надеяться! – проворчал Желток-Белток, протягивая Алисе один палец. – К тому же мне трудно будет узнать тебя в лицо. Все вы, люди, на одно лицо.

– Как раз по лицу и различают, – возразила Алиса.

– Именно различают! – воскликнул Желток-Белток. – А человеческие лица не различимы. Два глаза, – он раздвинул два пальца рогаточкой, – посредине нос, под ним рот. И так у всех. Вот если бы у тебя глаза были на носу, а рот, к примеру, на макушке, мне удалось бы тебя узнать при встрече.

– Тогда я была бы уродиной, – рассердилась Алиса.

Но Желток-Белток равнодушно отвернулся и невнятно пробормотал:

– Сначала попробуй, потом говори.

Алиса подождала минутку, надеясь услышать ещё что-нибудь. Но Желток-Белток сидел неподвижно, с закрытыми глазами, словно её здесь уже и не было.

– До свидания! – ещё раз на всякий случай попрощалась Алиса и, не дождавшись ответа, пошла восвояси. Она шла и шептала: – Фу, какой он ужасно… ужасно… грубиятельный! – Ей так понравилось придуманное слово, что она его повторила громко: – ГРУ-БИ-Я-ТЕЛЬНЫЙ!..

И тут в лесу так загрохотало, что всё вокруг буквально содрогнулось от этого грохота.