Печать

Кто кому приснился?

– Ваше Чёрненькое Величество могли бы мурлыкать потише, – сказала Алиса котёнку, протирая сонные глаза. – Ах, какой чудесный сон ты мне перебил, котик! А ведь ты тоже был со мной там, в Зазеркалье! Правда, правда!

У котят есть одна дурная привычка: что бы вы им ни говорили, они в ответ МУР-МУР – и всё! Это Алиса уже давно заметила.

«Если бы у котят «мур-мур» означало «да», а «мяу-мяу» – «нет», – мечтала Алиса, – как приятно было бы с ними поболтать! А так попробуй поговори, когда тебе в ответ только МУР-МУР да МУР-МУР!»

И котёнок в ответ, конечно, замурлыкал. Вот и пойми попробуй, что он говорит – «да» или «нет».

Алиса разыскала среди шахматных фигурок, вываленных грудой на стол, Чёрную Королеву и поставила её на коврик перед носом котёнка.

– Ну что? – воскликнула она. – Признаешься, что ты и был Чёрной Королевой? Признаешься? – И она от радости захлопала в ладоши.

Но котёнок, как после вспоминала Алиса, отвернулся, будто никогда и не видел никаких Королев. Правда, вид у него был немного виноватый. Надуть Алису ему не удалось: конечно, он и был Чёрной Королевой!

Она весело засмеялась и чмокнула чёрненького котёнка в мокрый носик.

– Пушинка! – крикнула она беленькому котёнку, которого всё ещё старательно вылизывала Дина. – Когда же наконец мама Дина закончит причесывание Вашего Беленького Величества? Вот, оказывается, почему ты была такой растрепой в моем сне! Дина! Ты хоть догадываешься, что приводишь в порядок саму Белую Королеву? Будь с ней почтительнее!

«А кем же мне приснилась сама Дина?» – размышляла Алиса, усаживаясь перед кошкой на коврик.

– Кого ты мне, Дина, напоминаешь? Кажется, Желтка-Белтка. Но я в этом не уверена, поэтому пока никому говорить не будем. Хорошо, кошечка? Зато, если уж ты была в моем сне, тебе не могли не понравиться стихи. Ведь почти все они были про рыбу. Завтра я угощу тебя рыбкой наяву. И пока ты будешь лакомиться, я напомню тебе стихотворение «Морж и Плотник». Там тоже про рыбок, только особенных, не похожих на плотву и окуньков. Как в той загадке, помнишь?

А теперь, котик, хорошо бы сообразить, кому приснился весь этот сон, – обратилась Алиса к чёрненькому котёнку. – И перестань играть со своей лапкой, дурашка. Я тебя серьезно спрашиваю. Ведь сон мог присниться и мне, и Чёрному Королю. Понимаешь, он был в МОЁМ сне, но и я одновременно была в ЕГО сне. Вдруг и вправду всё это приснилось Чёрному Королю? Котик, милый, ты же должен знать наверняка, потому что был его Королевой. Котик! Ну, котик! Пожалуйста, перестань играть со своей лапкой и помоги мне догадаться…

Но котёнок, этот дурашка, взялся уже за другую лапку, будто и не слышал Алису.

Чей же все-таки это был сон? КАК ТЫ ДУМАЕШЬ?

 

День тот июльский уплыл навсегда.

Он унесён, как речная вода.

Солнце зашло и ушло без следа.

 

Вижу я лодку в сплетенье теней,

Ивы, склонённые низко над ней,

Девочку в сказке волшебной моей.

 

Алые листья осенней поры.

Нету ни сказки, ни милой игры.

Или и не было летней жары?

 

Я вспоминаю, и память жива.

Ах, как бессильны любые слова!

Личико славное помню едва.

 

Имя я слышу. Во сне? Наяву?

Словно я прошлое снова зову:

Алиса! Алиса! Ау!..