Печать

Алиска даёт показания

Здесь! – крикнула Алиска и вскочила с места, совсем позабыв, какая она теперь большая.

Краем платья она задела скамью присяжных, та перевернулась, и бедные присяжные кубарем полетели на зрителей. Как тут Алиске было не вспомнить аквариум с рыбками, который она прошлой неделе опрокинула!..

– Ой, простите, пожалуйста! – испуганно воскликнула она и бросилась поднимать зверушек, растянувшихся на полу.

Она и рыбок тогда собирала так же точно, ведь если кто-то откуда-то выпал, его надо побыстрее бросить обратно, не то он задохнётся.

– Мы не сможем продолжать заседание, – строго произнёс Король, – пока все присяжные не займут свои места. Повторяю: все! – ещё строже произнёс он и сурово посмотрел на Алису.

Тут Алиска увидела, что в спешке усадила ящерку Билли вверх тормашками. Бедняга печально покручивал хвостиком, не в силах перевернуться. Алиска усадила его как следует, хотя и подумала про себя:

«Вообще-то проку от него вниз тормашками не больше, чем вверх тормашками».

Как только присяжные немного пришли в себя от пережитого потрясения и получили обратно свои дощечки и грифели, они принялись старательно записывать всё, что с ними приключилось. Не писал только Билли: новое происшествие так подействовало на него, что он просто раскрыл рот и уставился в потолок.

– Что вы можете сообщить по существу дела? – обратился Король к Алисе.

– Ничего.

– Совсем ничего?

– Совсем ничего.

– Это же очень важно! – воскликнул Король, обращаясь к присяжным.

Те принялись записывать высочайшие слова, но Белый Кролик осмелился возразить:

– Ваше величество, наверно, хотели сказать не «же», а «не» – «не очень важно», – и принялся исподтишка подмигивать Королеве, ища у неё поддержки.

– Конечно, конечно, – поспешил поправить себя Король. – Одна буква не считается! Я хотел сказать «не очень важно».

И он принялся повторять шёпотом:

– Это не – это же, это не – это же… – как будто определяя, как красивее звучит.

Поэтому одни присяжные написали «Это же», а другие – «Это не». Алиске всё это было хорошо видно – она ведь возвышалась над скамьёй присяжных.

«По-моему, они и сами не знают, как будет правильно», – подумала она.

Король тем временем что-то озабоченно записывал в блокноте. Вдруг он выкрикнул:

– Тишина!

И прочёл:

– Правило сорок второе: «Тем, кто вымахал, нет места в суде».

Все как один посмотрели на Алису.

– Ничего я не вымахала! – возмутилась Алиска. – Я и не думала вымахивать!

– Нет, вымахала! – возразил Король.

– А ведь и вправду вымахала! – подтвердила Королева.

– Всё равно не уйду! – заявила Алиска. – И потом, такого правила всё равно нет, вы его сейчас нарочно выдумали.

– Что?! – возмутился Король. – Да это самое главное правило! И самое-пресамое старое!

– Тогда у него должен быть первый номер! – решительно возразила Алиска.

Король побледнел и поспешно захлопнул блокнот.

– Огласите приговор, пожалуйста, – с дрожью в голосе попросил он присяжных.

– Ой, ваше величество, обнаружена ещё одна улика! – затараторил Кролик, вскакивая с места. – Только что был найден вот этот документ.

– Что ещё за документ? – спросила Королева.

– Я не осмелился прочитать, ваше величество, – ответил Кролик, – но, скорее всего, это письмо подсудимого кому-то.

– Ещё бы не кому-то! – понимающе заметил Король. – Раз письмо написано, значит, кто-то должен его прочесть, иначе зачем же писать?

И он торжествующе обвёл взглядом присутствующих, в душе удивляясь собственной мудрости.

– Так точно, ваше величество, но неясно, кому именно оно адресовано, – сказал Кролик. – Потому что адреса на письме нет.

Он развернул свиток и добавил:

– Оказывается, это вовсе не письмо, а стихи.

– А почерк – подсудимого? – осведомился Король.

– Отнюдь нет, – многозначительно произнёс Кролик. – И это внушает наибольшие подозрения.

Тут присяжные призадумались.

– По всей вероятности, он подделал почерк, – предположил Король.

– Помилуйте, ваше величество! – взмолился Валет. – Не писал я этих стихов, и улик против меня никаких нет: стихи ведь не подписаны.

– Значит, это анонимка? – вскинул брови Король. – Тем хуже для вас!

Эти слова были встречены бурными аплодисментами присутствующих: Король был поистине мудр!

– Вина подсудимого доказана! – сказала Королева.

– Ничего не доказана! – вмешалась Алиска. – Вы же даже ещё не прочитали эти стихи!

– Прочесть! – приказал Король.


Кролик надел очки и обратился к Королю:

– С чего прикажете начать, ваше величество?

– С начала, – твёрдо сказал Король. – И читайте, пока не дочитаете до конца. А когда дочитаете, больше не читайте, потому что больше нечего будет читать.

И Кролик принялся читать:

Присели трое кое-где

И стали совещаться

О том, что было не везде,

Но будет повторяться.

 

Один тираду произнёс

Второму в назиданье

И третьего довёл до слёз

Речами о купанье.

 

Второй сидел и уплетал

С улыбкой кое-что:

Давным-давно он это знал,

Давней, чем кое-кто.

 

Ведь что же может быть вкусней?

И он не притворялся,

Что, мол, задумался о ней,

Когда проголодался.

 

Ей было не до пирогов,

Вязания и лепки:

Она рубила лес голов —

Так, что летели щепки.

 

С тех пор одни едят и пьют,

Другие их не любят,

А третьи счёт голов ведут

И иногда их рубят.

 

Эта самые важные улики из всех! – воскликнул Король, радостно потирая руки. – Пусть теперь присяжные…

– …попробуют объяснить, что к чему! – договорила Алиса. Она успела так вырасти, что совсем перестала бояться. – Кто отгадает, получит конфетку! В этих стихах нет ни капли смысла!

Присяжные записали на своих дощечках:

«Алиса говорит, что в стихах нет ни капли смысла».

А разгадать загадку никто из них даже не попробовал, это ведь не их ума дело, а королевского.

– Тем лучше! – сказал Король. – Раз смысла нет, то и искать его не придётся!

Тут он взял свиток, развернул его у себя на коленях, внимательно посмотрел, прищурившись, как будто прицеливаясь, и проговорил:

– Ну-ка, ну-ка! Я, кажется, кое-что понимаю… «довёл до слёз речами о купанье». Обвиняемый, вы бы огорчились, если бы вас заставили искупаться?

Валет печально вздохнул:

– Ах, ваше величество… Разве по мне не видно? Чем больше воды, тем меньше меня…

По нему было очень даже видно – он ведь был бумажным.

– Чудесно! – воодушевился Король и принялся читать дальше, приговаривая:

– «стали совещаться» – это, конечно, присяжные. «Сидел и уплетал с улыбкой кое-что» – ну, это, скорее всего, похищенный калач!..

– А как же тогда этот калач оказался здесь? – вмешалась Алиса.

– Очень просто! Там сказано «уплетал», а не «уплёл». Значит, не успел уплести!

И Король торжествующе обвёл взглядом присутствующих.

– Так, дальше: «Она рубила лес голов, так что летели щепки». Ты ведь время от времени порубываешь головы, мой котёночек? – обратился он к Королеве.

– Рублю!! – рявкнула Королева и запустила чернильницей в бедного Билли.

Тот до сих пор так ничего и не написал – много ли напишешь сухим пальцем? Зато теперь у него со лба потекли чернила, он поспешно обмакнул в них палец и принялся что-то записывать.

– Вот от них щепки и летят! – мудро улыбаясь, сказал Король и снова обвёл взглядом всех присутствующих. – Как говорится, лес рубят – щепки летят!

Воцарилась мёртвая тишина.

– Это же очень остроумно! – обиделся Король.

Тут все верноподданно засмеялись.

– Присяжные, огласите приговор! – приказал он снова, кажется, уже в сотый раз.

– Нет! – вмешалась Королева. – Сначала пусть приведут в исполнение, а потом – приговаривай себе, сколько хочешь.

– Че-пу-ха! – во всеуслышание заявила Алиса. – После исполнения некого уже будет приговаривать!

– Молчать!!! – гаркнула Королева, наливаясь кровью.

– И не подумаю! – заявила Алиса.

– Голову с плеч!!!! – взвыла Королева. Но никто не сдвинулся с места.

– Да кто вас боится, карты несчастные!? – воскликнула Алиса. Она уже стала такой, какой была дома.

Тут все карты взвились в воздух и посыпались на неё. Алиса вскрикнула от испуга и возмущения, принялась отмахиваться… и проснулась на берегу реки. Голова её лежала на коленях у сестры, та ласково и осторожно убирала с её лица сухие листья, сорванные ветром с дерева.

– Вставай, Алисонька! – сказала сестра. – Как же долго ты спала!

– Ой, до чего же интересный сон мне приснился!.. – проговорила Алиска.

И она рассказала сестре всё, что с ней приключилось. А когда закончила рассказывать, сестра поцеловала её и сказала:

– Да, солнышко, это был очень интересный сон! Ну, а теперь беги домой, пора полдничать.

Алиска вскочила и побежала, и пока бежала, всё думала, какой же всё-таки чудесный сон ей приснился!