Глава 11

Кто украл калач?

На королевском троне восседали Червонные Король и Дама. Перед троном собралась целая толпа – всякие птички, зверушки, да ещё и целая колода карт в придачу. Среди карт Алиса увидела и Червонного Валета. Был он закован в кандалы, с двух сторон его караулили стражники.

Подле Короля стоял Белый Кролик. В одной руке он держал трубу, а в другой – свиток пергамента. Посередине суда поставлен был стол, на котором стояла тарелка с одним-единственным бубликом или, вернее, калачом. На вид калач был такой вкусный, что у Алисы потекли слюнки.

«Скорей бы суд закончился, – подумала она, – и начали бы раздавать угощения!»

Но надежд на это было очень мало, и она принялась рассматривать суд, чтобы как-то скоротать время.

Алиска ещё никогда не бывала в суде, зато читала о нём в книжках, и теперь с удовольствием всё узнавала.

«Вот и судья! – подумала она. – Они все в большущих париках».

Судьёй был сам Король. Корону он надел поверх парика, ему было жарко, и выглядел он не лучшим образом.

«А вот и скамья присяжных, – подумала Алиска. – А вон те двенадцать птичек и зверушек – это, наверно, и есть присяжные».

Слово «присяжные» она повторила несколько раз. Ещё бы! Многие ли девочки знают, кто такие присяжные?

Все присяжные с деловым видом писали что-то грифелями на дощечках.

– Что это они пишут? – шёпотом спросила Алиска у Морского Волка. – Суда же ещё не было!..

– Фамилии свои записывают, – ответил Морской Волк, тоже шёпотом. – Чтобы не забыть.

– Какие глупые, а ещё судьи! – возмутилась Алиса, но тут же осеклась, потому что Белый Кролик прокричал:

– Просьба соблюдать тишину! Суд пришёл.

Король надел очки и озабоченно обвёл суд взглядом – узнать, кто разговаривает.

Алисе было хорошо видно, что все до единого присяжные принялись записывать на дощечках: «Какие мы глупые!», а один не знал, как пишется «какие»: «какие» или «кокие» – и списал у соседа.

«Представляю, что они ещё там понаписывают, пока суд закончится!» – подумала Алиска.

У одного из присяжных грифель невыносимо скрипел. Алиса зашла ему за спину и выхватила грифель – да так быстро, что бедняжка присяжный (кстати, это был Билли) ничего не понял. Он поискал, поискал свой грифель, но, конечно, не нашёл, так что ему пришлось писать пальцем – да что толку от чистого пальца?

– Глашатай, зачитайте обвинительную часть! – распорядился Король.

Белый Кролик трижды продудел в трубу, развернул свиток и прочитал:

Наша Дама громко плачет:

«Потерялся мой калачик!»

Тише, дамочка, не плачь!

Знай: Валет украл калач.

 

– Огласите приговор! – обратился Король к присяжным.

– Ещё рано, ваше величество, ещё очень рано! – услужливо затараторил Кролик. – До приговора ещё дожить нужно!

– Тогда пригласите первого свидетеля, – приказал Король.

– Тут Белый Кролик снова трижды продудел в трубу и громко позвал:

– Первый свидетель!

Первым свидетелем был Странник. В одной руке он держал чашку чая, а в другой – хлеб с маслом.

– Прошу прощения у ваших величеств, что пришёл не с пустыми руками, – пробормотал Странник. – Я, изволите ли видеть, как раз завтракал, когда меня, так сказать, взяли…

– Быстрей надо есть, – ответил Король. – Вы когда начали?

Странник вопросительно взглянул на Лопуха: они с Соней пришли в суд под руку.

– Кажется, четырнадцатого марта.

– Пятнадцатого, – уточнил Заяц.

– Шестнадцатого, – вставил Соня.

– Внесите это в протокол, – обратился Король к присяжным.

Те старательно записали все даты на своих дощечках, потом сложили и перевели в копейки.

– Сейчас же снимите эту вашу шляпу! – приказал Король Страннику.

– А она не моя, ваше величество, – ответил тот.

– Ворованная! – воскликнул Король, снова обращаясь к присяжным.

Те мгновенно записали: «Шляпа – ворованная».

– Они у меня продажные, ваше величество, – объяснил Странник. – Сделаю и продам, сделаю и продам. Промышляю я ими…

Тут Королева надела очки и принялась внимательно смотреть на Странника. Тот побледнел и стал переминаться с ноги на ногу.

– Отвечать! – приказал Король. – Стоять смирно! Не то приговор будет приведён в исполнение.

Услышав это, свидетель совсем оробел, стал ещё больше переминаться с ноги на ногу, застеснялся и откусил большой кусок чашки вместо бутерброда.

И вдруг с Алиской стало происходить что-то очень странное. Вскоре она поняла, что именно: она снова увеличивалась. Первым её желанием было поскорее уйти, но потом она передумала и решила не уходить, пока есть место.

– Что вы напираете?! – обиделся Соня (он сидел рядом с Алисой). – Вздохнуть же уже невозможно!