Глава пятая

– Ты беззубый старик, – продолжал лоботряс, –

Пробавлялся бы манною кашей!

Ты же гуся (с костями!) съедаешь за раз!

Что мне делать с подобным папашей?

 

 

– С детства, мальчик, я стать адвокатом мечтал,

Вел судебные споры с женою;

И хотя я судейским, как видишь, не стал –

Но зато стала челюсть стальною!

 

 

– Ты старик! – крикнул сын. – Спорить станешь ты зря.

Организм твой изношен и хрупок.

А вчера ты подкидывал НОСОМ угря!

Разве это приличный поступок?

 

 

– Ты, мой сын, – покосился старик на сынка, –

Хоть и молод – нахал и зануда!

Есть вопрос у меня: Ты дождешься пинка –

Или сам уберешься отсюда?!

 

– Не то, – сказал Червяк.

– Да, кажется, не совсем те стихи, – смущенно сказала Алиса. – Некоторые слова перепутались!

– Все никуда не годится с самого начала до самого конца! – решительно подвел итоги Червяк, и наступило долгое молчание.

На этот раз Червяк заговорил первым.

– Так какого размера ты хочешь быть? – спросил он.

– Да мне почти все равно, – не подумав, ответила Алиса. – Мне только очень неприятно, когда он так часто меняется. Понятно?

– Мне НЕ понятно, – сухо ответил Червяк.

Алиса промолчала: никогда в жизни ей столько не противоречили, и она уже чувствовала, что, несмотря на недавний совет Червяка, вот-вот выйдет из себя.

– Твой нынешний размер тебе нравится? – спросил Червяк.

– Ну, – замялась Алиса, – если вы не возражаете, я хотела бы чуточку подрасти! Я ведь сейчас с палец ростом. Подумайте, это прямо стыдно быть такого роста!

– Таким ростом можно только гордиться! – сердито закричал Червяк, вытягиваясь во весь рост. Он был как раз длиной в палец.

– Но я так не привыкла, – чуть не плача, взмолилась бедная девочка. «Ужас, какие они тут все обидчивые!» – подумала она и вздохнула.

– В свое время привыкнешь! – заявил Червяк и преспокойно принялся снова дымить своим кальяном.

Теперь Алиса решила подождать, пока Червяк опять сам соблаговолит с ней заговорить.

Через несколько минут он опять вытащил изо рта чубук и отложил его в сторону; затем раза два зевнул и хорошенько потянулся. А потом он не спеша спустился по ножке гриба на землю и куда-то пополз.

И только перед тем, как окончательно скрыться в траве, он мимоходом произнес:

– Откусишь с этого боку – станешь больше, откусишь с того боку – станешь меньше. Ну-ка, раскуси!

Получалось что-то вроде загадки. «Что же это? Откуда я должна откусить и что раскусить?» – мелькало у Алисы в голове.

– Гриб! – немедленно отозвался Червяк, словно расслышал ее последние слова.

И только она его и видела.

Алиса в раздумье уставилась на гриб, пытаясь сообразить, где у него бока, а это было весьма и весьма нелегко, так как шляпка у гриба была совершенно круглая.

Но… хотите – верьте, хотите – нет, Алиса все-таки нашла выход! Она встала на цыпочки, обхватила шляпку обеими руками, и там, куда смогла дотянуться, отломила по кусочку – сразу и правой и левой рукой!

Теперь оставалось самое трудное: решить, с какого начать. «Какой какой? Какой – ТОТ, какой – ЭТОТ? – лихорадочно думала Алиса и в конце концов отважилась откусить – совсем чуточку! – от того кусочка, который был в правой руке. И в ту же секунду почувствовала сильный удар в подбородок: он стукнулся об ее собственные ботинки!

Как ни ошеломлена была Алиса, она все же сообразила, что времени терять нельзя: надо немедленно откусить хоть чуточку от другого куска, иначе она пропала! Это было ужасно трудно: подбородок бедной девочки так сильно прижало к ногам, что она никак не могла открыть рот! И все-таки Алиса ухитрилась кое-как откусить и проглотить крошечку…

– Ура! Голова на воле! – закричала Алиса в восторге, но ее восторг тут же сменился испугом: теперь куда-то пропали ее плечи! Ну прямо как в воду канули!

Алиса глядела во все глаза, но внизу ничего не было видно, кроме бесконечно длинной шеи, вздымавшейся, словно мачта, над целым морем зелени.

– Куда же они могли деваться? – громко спросила Алиса. – А это что за новое море, интересно! Ой, ручки мои дорогие, и вы пропали! Где вы, ау-у!