Глава десятая

в которой танцуют Раковую Кадриль

Деликатес глубоко вздохнул и смахнул плавником слезу. Обернувшись к Алисе, он попытался заговорить, но голос его прервался: беднягу душили рыдания, и душили они его добрых минуты две.

– Похоже, что ему кость не в то горло попала, – деловито предположил Грифон и принялся трясти своего друга и похлопывать его по спине.

Наконец Деликатес кое-как справился с собой и, хотя слезы по-прежнему струились по его щекам, заговорил:

– Быть может, вы никогда не живали подолгу на морской глубине…

– Не жила, – вставила Алиса.

– …и, быть может, вы никогда не встречались с Морскими Раками – например, с Омарами…

Алиса было начала:

– Я один раз попробо… – но тут же осеклась и поправилась: – Нет, никогда!

– …так что вы и представить себе не можете всю прелесть Раковой Кадрили.

– Даже не слыхала! – сказала Алиса. – А что же это за танец?

– Слушай меня! – сказал Грифон. – Сначала вы выстраиваетесь в линию на пляже, у самого прибоя…

– Да что ты говоришь, любезный друг! – перебил его Деликатес. – В две линии! – всхлипнул он. – Ведь там черепахи, лососи, тюлени и мало ли кто еще! Потом, предварительно расчистив в море приличную площадку от медуз…

– Это обычно отнимает порядочно времени, – вставил Грифон.

– …делаете два шага вперед – авансе! – продолжал Деликатес.

– За кавалеров у всех Морские Раки, чаще всего Омары! – крикнул Грифон.

– Это само собой понятно! – перехватил Деликатес. – Под руку с Омаром два шага вперед – поворот к визави.

– Смена кава… Омаров – и два шага назад в прежнюю позицию! – не уступал Грифон.

– Ну, а затем, – опять начал Деликатес, – вы бросаете…

– Омара! – завопил Грифон, изо всех сил подпрыгнув. – …в море! Главное, как можно дальше! – пискнул Деликатес. – Сами кидаетесь за ним вплавь! – крикнул Грифон.

– Делаете в воде сальто-мортале! – еще громче крикнул Деликатес и сам прошелся колесом.

– Опять меняетесь партне… Омарами! – во всю мочь завопил Грифон. – Возвращаетесь на берег, и на этом первая фигура кончается, – неожиданно упавшим голосом закончил Деликатес.

И оба чудака, которые только что прыгали и вопили как безумные, уселись и затихли, печально глядя на Алису.

– Наверно, это очень хороший танец, – нерешительно сказала Алиса.

– Тебе хочется самой на него посмотреть, да? – с надеждой в голосе спросил Деликатес.

– Конечно, – вежливо сказала Алиса, – очень хочется.

– Ну что, любезный друг, покажем ей первую фигуру? – сказал Деликатес Грифону. – Обойдемся и без Омаров, правда? Только вот кто подпоет?

– Пой уж ты, – сказал Грифон. – Я слов не помню.

И два старых друга с важным и торжественным видом пустились в пляс вокруг Алисы, поминутно наступая ей на ноги и размахивая передними конечностями в такт мелодии, которую медленно и грустно пел Рыбный Деликатес:

 

Барабанит в дверь Сардинка:

– Эй, Улита, выходи!

Мы с тобой и так отстали

– Даже раки впереди!

Долго ждать тебя не буду –

Слышишь, мой Конек заржал?

Он мне хвост еще отдавит

– Так спешит на бал!

Ты-то что же? Ты же тоже

Побежишь на бал!

Ты же тоже, ты же тоже

Побежишь на бал!

 

 

– Ты представь себе, Улитка,

Как шумит-звенит прибой,

Как тебя Морские Раки

Увлекают за собой! –

Но Улитка отвечала: –

Слишком уж далекий путь!

Нет, спасибо! Я не выйду!

Я уж как-нибудь!

Вот уж нет уж! Вот уж нет уж!

Я уж как-нибудь!

 

 

– Что значит «слишком далеко»,

О чем тут рассуждать?

Где далеко от Лондона –

Париж рукой подать!

Уплыл от этих берегов –

Глядишь, к другим попал!

Словом, хватит ныть, Улитка,

И пошли на бал!

Ты же тоже, ты же тоже

Побежишь на бал!

Ты же тоже, ты же тоже

Побежишь на бал!

 

– Спасибо, очень приятно было посмотреть на ваш интересный танец, – сказала Алиса (по правде говоря, ей всего приятнее было то, что танец наконец кончился). – А как мне понравилась эта забавная песенка про сардинок!

– Да, кстати о сардинках, – сказал Деликатес – они… ты их видала, конечно?

– Да, на таре… – начала было Алиса, запнулась и поправилась: – В банке!

– В банке? Странно, – удивился Деликатес, – в мое время у них, помнится, не водилось лишних денег! Хотя все может быть, много воды утекло… Но если ты их, как говоришь, часто видела, то ты, конечно, знаешь, как они выглядят?

– Ну да, – Алиса теперь взвешивала каждое свое слово, – они все в масле… И все почему-то безголовые.