Посещение больницы

Слезы Муфты и Полботинка иссякли, но глаза всё-таки по-прежнему были грустные и сильно покрасневшие. И этими грустными и покрасневшими глазами они теперь смотрели друг на друга.

– Надо действовать, – сказал Муфта.

– Ты прав, – согласился Полботинка. – Бездействие – смерть действию.

Прежде всего они решили сходить в больницу. Если и правда произошло, как они предполагали, несчастье и ночью на Моховую Бороду в самом деле кто-то нечаянно наступил, то теперь он, во всяком случае, должен быть в больнице. Едва они успели усесться в машину и завернуть на улицу перед гостиницей, как им обоим стало ясно, что предприятие будет не из лёгких. Час пик уже наступил. Потоки автомобилей неслись по улицам, как бурная жестяная река, и повсюду виднелись проворные, деловито спешившие люди. Многие из них уже заметили Муфтин фургон и торопились подойти к нему поближе. У машины уже вертелась стайка мальчишек, пытавшихся заглянуть в окна.

– Скоро мы снова окажемся в кольце славы, – озабоченно сказал Полботинка. – В любой момент нас могут окружить новые толпы.

– Похоже, ты прав, – вздохнул Муфта. И тут неожиданная случайность выручила друзей. Послышались резкие гудки. Люди остановились и с любопытством стали смотреть в ту сторону, откуда, приближаясь и нарастая, доносились гудки, даже машины приостановились. Жизнь на улице словно бы замерла.

И тут показалась мчавшаяся на полной скорости машина «скорой помощи».

– Теперь! – воскликнул Муфта. – Теперь или никогда!

Как только «скорая помощь» промчалась мимо гостиницы, Муфта дал газ. Фургон буквально сорвался с места и через несколько секунд настиг «скорую».

– Мы должны удержаться за ней, – прошептал Муфта. – Чего бы это ни стоило.

– Смотри только не наскочи на неё, – взволнованно сказал Полботинка.

Муфта не ответил. Управление бешено мчавшейся машиной требовало полной сосредоточенности. Только не отставать! И не врезаться в машину «скорой помощи». Малейшая ошибка, малейший промах могли тотчас привести к серьёзному несчастью.

И машины и пешеходы почтительно давали дорогу включившей сирену «скорой помощи». За нею фургон без помех катил по улицам города. Никому и в голову не приходило, что накситралли просто воспользовались случаем и ехали за «скорой помощью», потому что это позволяло им беспрепятственно двигаться вперёд. Ни один блюститель порядка не мог и подумать о том, чтобы обвинить их в превышении скорости. Все считали, что они едут вместе со «скорой помощью» и заняты очередным очень важным и ответственным делом.

Наконец «скорая помощь» остановилась прямо у входа в больницу, на что Муфта и Полботинка в глубине души и надеялись. Разумеется, Муфта моментально остановил свой фургон, и, когда санитары вытащили из машины пострадавшего и на носилках внесли его в больницу, оба накситралля немедленно последовали за ними.

Только тут Муфта сообразил, что у них не было для Моховой Бороды никакого гостинца.

– К больному вроде бы не годится приходить с пустыми руками, – сокрушался он. – Надо было купить какие-нибудь сладости. Или фрукты, или, по крайней мере, цветы.

Но Полботинка твердо придерживался другой точки зрения.

– У него ведь не день рождения, – сказал он. – Подумай сам, на что это будет похоже. Он, может быть, весь в гипсе, а мы, будто в насмешку, явимся поздравлять его с цветами.

– Ну ладно, – сдался Муфта. – Цветы цветами, но сладости всё-таки следовало бы принести.

Но Полботинка не согласился и с этим.

– Моховая Борода ставит чувства гораздо выше вещей, – решительно отрезал он. – Пустячная сладость ничего не стоит по сравнению с настоящей дружбой. Наша задача – быть для Моховой Бороды надёжной моральной поддержкой, а не закармливать его сладостями.

Полботинка говорил очень убедительно, и Муфта согласился с ним. Ладно уж! В конце концов, и в самом деле какая-то там коробка мармелада или конфет никогда не перевесит участия, идущего от всего сердца.

Но где искать Моховую Бороду? Больница большая, нельзя же просто бегать из палаты в палату. Накситралли растерянно озирались по сторонам и вдруг заметили человека в белом халате, который, как по заказу, приближался к ним. По его большим очкам в роговой оправе и по маленькой белой шапочке не трудно было понять, что это врач.


– Извините, пожалуйста, – сказал Муфта, подходя к врачу, – не могли бы вы сказать, в какой палате лежит Моховая Борода?

– Ах, борода… – пробормотал врач, останавливаясь и словно припоминая что-то. – Это, может, тот, что занимается зверятами?

– Вот именно, – поспешил подтвердить Полботинка. – Звери – его слабость.

– Верю, верю, – кивнул головой врач и вдруг опечалился. – К сожалению, такая слабость обходится иногда очень дорого.

– Несомненно, – согласился Полботинка. – Я, например, соблюдаю ту крайнюю осторожность. Однажды мне, по собственной глупости, пришлось оказаться с глазу на глаз с крысой и, поверьте, это стало для меня серьёзным уроком.

Но у Муфты не было сейчас желания пространно обсуждать вопрос о зверях.

– Скажите, пожалуйста, как он себя чувствует? – решительно обратился он к врачу.

А Полботинка добавил:

– Мы опасаемся, что… что, может быть, на него наступили.

Врач снял очки и протёр их носовым платком. Потом сказал:

– Правильно опасаетесь.

Накситралли разом, как по команде, сильно побледнели.

– Как? – воскликнул Муфта.

– Не может быть! – воскликнул Полботинка.

Врач водрузил очки на нос.

– К сожалению, это всё же так, – сказал он. – Я, разумеется, не утверждаю, что такое может случаться каждый день, однако на этот раз на него действительно наступили.

– Нам необходимо его видеть! – жалобно произнёс Муфта. И Полботинка повторил, словно эхо:

– Нам необходимо сейчас же его увидеть!

Врач, казалось, раздумывал.

– Кем вы ему приходитесь? – спросил он.

– Мы его друзья, – сказал Муфта.

– Мы его единственные друзья, – уточнил Полботинка. – Кроме нас у него никого нет.

– Ах вот как, – сказал врач. – Ну, раз уж у него действительно никого, кроме вас, нет, то я возьму на себя ответственность и разрешу вам посетить его. Встреча с друзьями может подкрепить его морально, понятно?

Накситралли кивком подтвердили, что им это понятно.

– Но учтите, положение серьёзное, – продолжал врач. – Вам, как его друзьям, я скажу откровенно: у него сломаны все рёбра и, кроме того, имеются внутренние повреждения. Так что его нельзя долго беспокоить, самое большее – пять минут.

Накситралли снова кивнули, и врач предложил им следовать за собой. В конце длинного коридора они остановились за дверью одной из палат.

– Послушайте, – испуганно прошептал Полботинка, – что это за звуки?

Не было необходимости слишком напрягать свой слух, чтобы услышать странные звуки, доносившиеся из палаты. Неясные стоны и оханье то и дело прерывались бессвязными словами.

– Ваш друг беспрерывно стонет и бормочет, – сказал врач. – Поэтому нам пришлось поместить его в отдельную палату, чтобы он не беспокоил других больных.

Сказав это, врач отворил дверь и ввёл накситраллей в палату.

– К вам гости, – сказал он и добавил, обращаясь к накситраллям: – Я не стану своим присутствием мешать вашему свиданию, но прошу вас, помните – на этот раз не больше пяти минут. В дальнейшем, когда ему станет лучше, вы, разумеется, сможете побыть и подольше.

Муфта и Полботинка простились с врачом и подошли к постели больного. И безусловно, трудно себе представить их удивление, когда они увидели там совершенно незнакомого человека с большой чёрной бородой. В его тёмных глазах можно было прочитать и радость и недоумение одновременно.

Накситралли стояли перед постелью как пригвождённые и не знали, что сказать.

– Меня зовут Вольдемар! – наконец прервал молчание больной и протянул руку. – Я искренне рад с вами познакомиться.

– Муфта, – представился Муфта, пожимая больному руку. – Я тоже рад.

– Нет слов, как я рад, – сказал Полботинка и в свою очередь потряс руку больного. – Мы-то боялись, что здесь лежит наш друг…

Муфта заметил, как глаза Вольдемара подёрнулись грустью, и поспешил перебить Полботинка.


– Мы боялись, что здесь лежит другой наш друг и в гипсе с головы до ног, – сказал он. – А теперь мы с облегченьем убедились, что, по крайней мере, руки у вас совершенно целёхоньки.

– И ноги целы, – сказал Вольдемар, и грусть сразу исчезла из его глаз. – Только рёбра сломаны и ещё что-то сдвинулось с места. Но тут удивляться нечего. Хорошо ещё, жив остался. Если на тебя наступил слон, то…

– Слон? – хором воскликнули Муфта и Полботинка.

– Конечно же, слон! – продолжал Вольдемар. – Разве вы не знали? Ведь я работаю в зоопарке, и именно там на меня нечаянно наступил слон.

– Со зверями надо быть очень осторожным, – со знанием дела заявил Полботинка. – Со мной, кстати, однажды такая история случилась: я сам нечаянно наступил, правда, не на слона, а на гадюку. Я был буквально на волоске от смерти.

– Н-да-а, – сказал Вольдемар. – Со зверями надо умеючи.

– Вы, наверно, очень страдаете? – сочувственно спросил Муфта. – Мы из-за двери слышали, как вы стонете.

– Я действительно стонал, – признался Вольдемар. – Но не столько от боли, сколько от тоски. Я очень тоскую о своём милом слоне, и эта тоска заставляет меня стонать.

– Более чем странно. – Полботинку был совершенно непонятен внутренний мир Вольдемара. – Слон на вас наступает, а вы, несмотря на это, о нём тоскуете.

– Так оно и есть, – кивнул Вольдемар. – Я не знаю, как вам объяснить, но это именно так.

При этих словах на лице Вольдемара появилось какое-то особенно ласковое выражение, и этого не могла скрыть даже его борода, а взгляд стал мечтательным и нежным.

Полботинка и Муфта сразу поняли, что мысли Вольдемара сейчас поглощены слоном. И они тактично замолчали.

В это время дверь палаты отворилась, и вошла сестра со множеством градусников в руке.

– Доброе утро! – поприветствовала она Вольдемара и слегка кивнула Муфте и Полботинку. – Как мы сегодня себя чувствуем?

– Спасибо, сестра Кирси, – ответил Вольдемар. – Не так плохо. И как видите, у меня гости.

– Вижу-вижу, – сказала сестра Кирси и поставила Вольдемару один из градусников под мышку. – Я надеюсь, что посетители не слишком утомят вас.

Сказав это, она слегка оправила одеяло и удалилась. Её слова напомнили Муфте и Полботинку, что пора уходить. Пять минут – не слишком большой срок, и теперь эти пять минут, по-видимому, истекли.

– Когда вы зайдёте опять? – спросил Вольдемар.

Муфта и Полботинка переглянулись. Когда же они снова придут?

– Быть может, завтра, – ответил Муфта.

– Да, – подтвердил Полботинка. – Конечно, завтра.

– Вы и представить себе не можете, какую радость доставили мне своим посещением, – улыбаясь, сказал Вольдемар.

Но когда Муфта и Полботинка закрыли за собой дверь, из палаты вновь послышались жалобные стоны и вздохи.

– Но о Моховой Бороде, – сказал Полботинка, – мы по-прежнему ничего не знаем, ничегошеньки не знаем.

Они немного посовещались и решили разыскать справочную больницы. Но там их твердо заверили, что человека по имени Моховая Борода в больнице нет.

– Быть может, из-за своего роста он по ошибке попал в детскую больницу? – предположили в справочной.

Но Муфта и Полботинка разъяснили, что борода у Моховой Бороды чуть ли не до земли. И потому такая возможность полностью исключается.

Тут уж нечего было возразить.

– Я вполне разделяю ваше беспокойство, – посочувствовал регистратор. – И если, как вы опасаетесь, на него действительно наступили, то мы немедленно примем его в больницу. Только, конечно, сперва его надо найти.

– Разумеется, – согласился Полботинка. Было совершенно ясно, что Моховую Бороду следует искать. А здесь, в больнице, им больше нечего делать, поэтому, поблагодарив регистратора за участие, они направились к выходу.