Равновесие в природе

– Чем более одичали кошки, тем лучше, – сказал он. – Городу сейчас как раз и нужны дикие кошки. Крысы настолько обнаглели, что их смогут одолеть только одичавшие хищники.

– Итак, приступим к делу, – энергично заявил Муфта. – Начнём опять испарять озеро?

Но у Полботинка созрел совсем другой план.

– Взгляните на это дерево, – указал он на высокую полузасохшую берёзу неподалёку от озера. – Не подойдёт ли она в качестве моста, по которому кошки прекрасно переберутся на берег?

Моховая Борода мысленно сравнил высоту берёзы с расстоянием до острова.

– Образно говоря, из этой берёзы действительно мог бы получиться плавучий мост, – задумчиво сказал он.

И через несколько мгновений Муфта уже вертел над головой топор, словно индеец томагавк.

– Рубить, рубить! – бодро кричал он. – Кто рубит, тот всегда найдёт!

Моховая Борода и Полботинка поняли: Муфта, длительное время соблюдавший полнейшее спокойствие, теперь вновь разволновался и потому перепутал слова.

Радостное волнение охватило всех троих.

Вскоре на берегу озера гулко застучал топор. Когда Муфта устал, его сменил Моховая Борода. А Полботинку так и не довелось поработать – берёза стала медленно валиться.

– Толкайте! – крикнул Полботинка. – Вершиной к озеру!

Муфта и Моховая Борода с силой налегли на ствол, чтобы направить падающее дерево, и оно с треском рухнуло.

Трр-рах!..

– Радость труда – это всё-таки самая большая радость! – удовлетворённо потирал руки Полботинка.

И тут они увидели: верхушка берёзы далеко не доставала до острова. Даже когда они общими усилиями попытались подтолкнуть конец ствола к самой кромке воды, то и тогда от верхушки до острова оставалось большое расстояние.

– Вот так штука! – уныло вздохнул Муфта. – Коротковата.

Полботинка упёрся ногой в свежий пень и нервно зашевелил пальцами.

– По крайней мере, мы оставим здесь славный корявый пенёк, – сказал он. – Кто на него сядет, тот живо вскочит.

– Да-да, – пробормотал Моховая Борода. – Очень возможно.

Было ясно – он не слушал, о чём говорят друзья, его мысли где-то витали. И вдруг он начал быстро раздеваться.

– Никак, купаться надумал? – удивился Муфта.

– Угу, – кивнул Моховая Борода. – В такую жару я давно не поливал свою бороду, надо её маленько сполоснуть. В высохшей бороде ни ягодки, ни цветы по-настоящему не растут.

Он ступил в озеро. Сначала вода была по пояс, потом по грудь, а вскоре и по шею. Вдруг он обеими руками схватился за толстый конец ствола, оттолкнулся от дна и стал вовсю бить ногами по воде. Только теперь Муфта и Полботинка поняли замысел Моховой Бороды.

– Он хочет подтолкнуть верхушку берёзы поближе к острову, – сказал Муфта.

Так оно и было. Моховая Борода беспрерывно болтал ногами, и ствол стал двигаться к берегу. Правда, медленно, но дерево всё же приближалось к острову. И наконец…

Тут-то и началось.

– Идут! – прошептал Полботинка.

Теперь дерево доставало до острова, и первые кошки уже прыгнули на этот спасительный естественный мост. Они быстро бежали по стволу к Моховой Бороде, а на острове толкалось ещё множество кошек.

Моховая Борода поплыл к берегу и сделал это как раз вовремя. Через несколько мгновений ствол прямо кишел кошками. А с острова напирали всё новые и новые кошки. Их было так много, что передних просто сталкивали в озеро, и они шлёпались в воду одна за другой.

Всё шло по плану Моховой Бороды. Одного он только не предвидел: оказывается, кошки здорово умеют плавать, а не просто держаться на воде, как предполагал Моховая Борода. Вскоре его обогнала полосатая рыжая кошка, за ней чёрная как уголь…

– Жми, Моховая Борода, жми! – кричал Полботинка.

Но Моховая Борода и без того плыл изо всех сил. Главная беда была в том, что борода его сильно намокла, потяжелела и очень ему мешала. Поэтому его обогнало ещё несколько кошек.

Муфта и Полботинка собрали одежду Моховой Бороды и на всякий случай пошли поближе к машине.

Положение с каждой минутой обострялось.

Первые кошки уже выбрались на берег, а Моховая Борода всё ещё боролся с волнами и с собственной бородой. Но, в конце концов, он всё-таки нащупал ногами твёрдое дно, и с его губ сорвалось такое будничное, но тем более милое слово:

– Земля!