фото
фон

Лесные тайнички. Июнь.


Птенцы-хитрецы

 

Жил в лесу. Один-одинёшенек.

Скучно одному. "Хорошо бы, - думаю себе, - хоть щеночка завести. Весёлого, ласкового. Учил бы его уму-разуму. Вот скуки бы и не было".

В лесу щенков нет. Собрался я в деревню. Дорога туда была неблизкая.

Вышел из лесу, пошёл полем. Шёл-шёл - устал. Присел отдохнуть.

Говорящие яйца

Хорошо летом в поле! Кругом рожь шелестит.

Вдруг слышу: будто пикает кто-то тихонько во ржи...

Раздвинул колосья, а там целое лукошко яиц!

Лукошка-то, правду сказать, никакого нет - прямо на земле яйца лежат, в ямке. И много их: двадцать штук я насчитал!

Лежат и - вот чудеса! - переговариваются.

На птичьем языке - писком.

"Пик!" - скажет одно яичко.

"Пик-пик-пик!" - отвечают другие.

Осторожненько взял я одно яйцо и приложил к уху.

"Пи-ик!" - испугалось яичко. Потом что-то ворохнулось в нём, тюкнуло изнутри в скорлупку - и притихло.

Ясно: в яйце готовый цыплёночек! Гнездо - я знал это - красивой полевой курочки - серой куропатки. Куропатка-мама куда-то пропала. Может быть, ушла надолго. А может быть, и совсем не вернётся: где-нибудь ястреб её подхватил или хорёк поймал. Птенчики и волнуются. Пищат. Чувствуют, что пропадут без мамы.

Положил я обратно яйца. Задумался: что сделать? Верно ведь: выклюнутся - непременно пропадут они. Сколько кругом врагов-то!

Надумал: никакого мне щенка не надо! Сбегаю домой, принесу корзиночку, сложу в неё яйца. Будет у меня целых двадцать цыпляток жёлтеньких, прехорошеньких. Кормить их буду, учить уму-разуму. Какая уж тут скука с ними!

"Пик!" - тревожно пискнуло в одном яйце.

"Пик-пик-пик-пик!" - тревожно отозвалось в других.

Боятся, бедненькие, одни, без мамы! Надо спешить.

- Не пикайте! - крикнул я им. - Живо прибегу, заберу вас к себе домой.

И побежал к себе в лес - за корзиночкой.

Яйцо на ножках

Прибегаю назад - нет в ямке яиц, одни пустые скорлупки лежат!

А из ржи с треском и шумом вырвалась вдруг красивая курочка с шоколадной подковой на груди. Взлетела, пала на дорогу - и побежала по ней, волоча по земле крылья.

- Знаю вас, знаю! - крикнул я ей. - Не обманешь!

Это была, конечно, куропатка-мама; они всегда так притворяются, чтобы отвести человека подальше от своих птенчиков.

- Очень рад, что тебя никто не съел. А одного сынка я всё-таки возьму у тебя, чтобы мне в лесу не так скучно было одному.

Я посмотрел себе под ноги. Там во ржи лежало одно только целое яичко.

Я нагнулся, чтобы взять его. Но яичко вдруг вскочило на ножки и побежало!.. Я даже руку отдёрнул от неожиданности. Потом кинулся его ловить, схватил... но в руке у меня осталась только сломанная скорлупка.

Просто это половина скорлупки прилипла к влажному пуху птенчика. Куропатка-мама ещё не успела склюнуть её с сынка, он так и бегал со скорлупкой на спине. Я освободил его от скорлупки, он шмыгнул от меня в густую рожь, только я его и видел!

Под шапкой-невидимкой

- Ну, этим птенчикам я не нужен! - решил я. - Боевые ребята. Пойду-ка к себе в лес: там, наверно, найдутся какие-нибудь бесприютные птенчики, которые могут пропасть без моей помощи. Пойду поищу.

Пошёл в лес.

В сухом ельничке с муравьиной кучи свечой взлетел рябчик. Во все стороны с кучи - как шарики - покатились крошечные рябчата. Они были в пуху и летать ещё не могли.

 







 

РЕКЛАМА

 

Загрузка...

Разработано jtemplate модули Joomla