Глава другая про то, как и что сгорает

 

 

 

  Конечно, никто не может похвалить Дрова за их хвастовство. Но все же они были правы – без топлива не бывает Огня. И как бы оно ни называлось – дровами, торфом, соломой или даже еловыми шишками, – топливо питает Огонь. Поэтому Человек сказал Огню:

  – Послушай, дружище, ты должен поделиться своей славой с Дровами. Ведь ты существуешь благодаря им. Огонь на это возразил так:

  – Баран тоже существует благодаря траве, но все‑таки цена барану одна, а траве – другая. Тогда Человек сказал:

  – Но ведь если не будет травы, не станет и барана. Это верно, как и то, что без Дров ты погаснешь. Огонь снова возразил:

  – Нет. Дрова не главное мое питание. Есть топливо лучше. Жарче… Удобнее…

  Говоря так, Огонь имел в виду Каменный Уголь. Человек уже знал об этом топливе, об этом великом даре подземного царства. Человеку давно было известно, что кусок Каменного Угля дает жару вдесятеро больше, чем самое огромное полено. Но земля глубоко спрятала черные пласты Каменного Угля. Много сил требовалось для того, чтобы добыть Уголь и поднять его на поверхность. Об этом знали и Дрова, поэтому они по‑прежнему распевали:

 

 

Мы дрова, мы дрова,

Мы всей жизни – голова.

 

 

И спорить с ними было трудно. Паровые машины работали на дровяном топливе и приводили в движение ткацкие, токарные станки, паровые молоты, лесопилки, мельницы, пароходы, паровозы. Дрова выплавляли из руды металл, отопляли жилища. Дрова выплавляли стекло… С каждым годом Дров требовалось все больше и больше, так как появлялись новые заводы, прокладывались новые железные дороги, строились новые корабли. И Дров стало не хватать. Исчезли близкие к заводам леса, и Дрова приходилось доставлять из дальних лесов.

  Поднявшись в цене, Дрова еще больше задрали носы.

  Но настало такое время, когда добывать под землей Каменный Уголь оказалось куда выгоднее, нежели привозить издалека громоздкие, быстро сгорающие Дрова.

  И Человек сказал:

  – Нужно пробивать шахты. Нужно добывать Каменный Уголь.

  Услыхав это, Дрова рассмеялись. Они все еще считали себя незаменимыми. Они не верили, что Человек может добыть Каменного Угля столько, чтобы он заменил Дрова.

  Про сражение, поражение и дровяное свержение

  Но Дрова смеялись недолго. Человек заставил работать в угольных шахтах машины. Машины, неустанные помощники рук Человека, начали добывать очень много Угля. Уголь стал дешевым и доступным топливом.

  Дрова приуныли.

  Теперь смеялся Огонь.

  Начались массовые увольнения Дров. Прежде всего их уволили с железных дорог. И это понятно: разве выгодно было паровозу возить на себе запас громоздкого дровяного топлива. Куда проще брать с собой Уголь. Он занимает меньше места, дает больше тепла, скорее подымает пар в котле паровоза. А пар – это сила паровоза. Чем больше пара, тем сильнее тянет паровоз. Тем он быстрее и больше везет.

  Вскоре Дрова получили отставку и на пароходах, а затем и во всех котельных фабрик и заводов. Их там стали применять только для растопки. Чтобы воспламенить Каменный Уголь, его нужно было нагреть.

  Дрова уже не пели своей хвастливой песни. Их уже никто не признавал главным топливом.

  Количеством добытого Угля стали измерять богатство и силу страны.

  Власть Дров была свергнута. Они остались только там, где еще сохранились дровяные печи и плиты.

  Но Дрова не унимались. Они еще верили, что запасы Угля иссякнут и Человек снова признает Дрова главным топливом. Но напрасно! Запасы нового топлива оказались огромными.

  Уголь был признан основным топливом. Он ускорил плавку руды и намного увеличил выплавку чугуна, стали. Появилось много электрических станций, работающих на Угле. Уголь стал освещать жилище Человека.

  Слово «уголь» произносилось теперь с большим уважением.

  Потерпев поражение, обозленные Дрова решили отомстить Углю. Они задумали поссорить его с Огнем. Этим занялись самые коварные из Дров – Осиновые Дрова.

  Вот как это было.

  Об осиновом тумане и угольном самообмане

  Осиновые Дрова, впрочем, как и всякие Дрова, придерживались старых взглядов. Расцвет их славы пришелся на те времена, когда всюду правили жадные цари, жестокие императоры, напыщенные князья, графы, бароны.

  Все это не прошло даром для Дров. И они воображали себя кем‑то вроде огневых вельмож. Они кичились своей способностью гореть и давать тепло.

  А Уголь вел себя просто. Не зазнавался. Не задирал нос. Он спокойно горел и был доволен тем, что приносит пользу.

  Надо сказать, что Уголь по своему характеру был добродушен и доверчив. Этим‑то и воспользовались Осиновые Дрова.

  Они решили напустить хитрого осинового тумана, чтобы отравить Уголь своим зазнайством. Дрова начали издалека. Они рассказали Углю сказку о крыльях ветряной мельницы.

  – Однажды крылья ветряной мельницы, расхваставшись, сказали, будто они мелют муку… Но вскоре обиженный на это Ветер перестал дуть, и крылья мельницы остановились.

 










РЕКЛАМА

Загрузка...