Мелкие калоши

Ах!.. Вы даже не можете представить, как мне не хочется рассказывать эту прескверную историю о мелких калошах. Она произошла буквально на днях в передней нашей большой квартиры, в которой так много хороших людей и вещей. И мне так неприятно, что это все произошло у нас в передней.

Началась эта история с пустяков. Тетя Луша купила полную кошелку картофеля, поставила ее в передней, подле вешалки, а сама ушла.

Когда тетя Луша ушла и оставила кошелку рядом с калошами, все услышали радостное приветствие:

– Здравствуйте, милые сестрички!

Как вы думаете, кто и кого приветствовал подобным образом?

Не ломайте голову, вы никогда не догадаетесь. Это приветствовали розовые крупные Картофелины новые резиновые Калоши.

– Как мы рады встрече с вами, милые сестрички! – перебивая одна другую, кричали круглолицые Картофелины. – Какие вы красивые! Как вы ослепительно блестите!

Калоши, пренебрежительно посмотрев на Картофель, затем надменно сверкнув лаком, довольно грубо ответили:

– Во‑первых, мы вам никакие не сестры. Мы резиновые и лаковые. Во‑вторых, общего между нами только первые две буквы наших имен. И, в‑третьих, мы не желаем с вами разговаривать.

Картофелины, потрясенные высокомерием Калош, умолкли. Зато вместо них стала говорить Трость.

Это была весьма уважаемая Трость ученого. Она, бывая с ним всюду, очень многое знала. Ей пришлось походить с ученым по разным местам и повидать чрезвычайно интересные вещи. Ей было что рассказать другим. Но по своему характеру Трость была молчалива. Именно за это ее и любил ученый. Она не мешала ему размышлять. Но на этот раз Трость не захотела молчать и, ни к кому не обращаясь, сказала:

– Бывают же такие зазнайки, которые, попадая всего лишь в переднюю столичной квартиры, задирают носы перед своей простой родней!

– Вот именно, – подтвердило Драповое Пальто. – Так и я могло возгордиться моим модным покроем и не узнать своего родного отца – Тонкорунного Барана.

– И я, – сказала Щетка. – И я могла бы отрицать свое родство с той, на хребте которой я росла когда‑то щетиной.

На это легкомысленные Калоши, вместо того чтобы задуматься и сделать необходимые для себя выводы, громко расхохотались. И всем стало ясно, что они не только мелки, надменны, но и глупы. Глупы!

Трость ученого, поняв, что с такими гордячками церемониться нечего, сказала:

– Какая, однако, у Калош короткая память! Ее, видимо, затмил их лаковый блеск.

– О чем ты говоришь, старая суковатая палка? – стали защищаться Калоши. – Мы все очень хорошо помним.

– Ах, так! – воскликнула Трость. – Тогда скажите, сударыни, откуда и как вы появились в нашей квартире?

– Мы появились из магазина, – ответили Калоши. – Нас там купила очень милая девушка.

– А где вы были до магазина? – снова спросила Трость.

– До магазина мы пеклись в печи калошной фабрики.

– А до печи?

– А до печи мы были резиновым тестом, из которого нас слепили на фабрике.

– А кем вы были до резинового теста? – допрашивала Трость при общем молчании всех находившихся в передней.

– До резинового теста, – слегка заикаясь, отвечали Калоши, – мы были спиртом.

– А кем вы были до спирта? Кем? – задала Трость последний, решающий и убийственный вопрос высокомерным Калошам.

Калоши сделали вид, что они напрягают память и не могут вспомнить. Хотя та и другая отлично знали, кем они были до того, как стать спиртом.

– Тогда я напомню вам, – торжествующе объявила Трость. – До того как стать спиртом, вы были картофелинами и росли на одном поле и, может быть, даже в одном гнезде с вашими родными сестрами. Только вы росли не такими крупными и красивыми, как они, а мелкими, плохонькими плодами, которые обычно отправляют в переработку на спирт.

Трость умолкла. В передней стало очень тихо. Всем было очень неприятно, что эта история произошла в квартире, где жили очень хорошие люди, которые относились с уважением к окружающим.

Мне больно рассказывать вам об этом, тем более что Калоши не попросили извинения у своих родных сестер.

Какие мелкие бывают на свете калоши. Фу!..

 


 

РЕКЛАМА

 

Загрузка...