фон

Когда погасла надежда


Печально закончился этот день, и опять наступил вечер. На кухне всё было по‑прежнему: инкубатор продолжал нагреваться, лампочка продолжала гореть, но надежда у нас совсем погасла. Мишка молча сидел и вертел в руках яйцо. Мы долго думали, разбить его или пока подождать. Вдруг Мишка испуганно посмотрел на меня. Мне показалось, что он увидел позади меня что‑то страшное. Я оглянулся. Позади ничего не было. Я снова взглянул на Мишку.

– Смотри! – прохрипел он и протянул мне яйцо, которое было у него в руках.

Сначала я не разглядел ничего, но потом заметил, что в одном месте яйцо треснуло и как будто бы надломилось изнутри.

– Что это? – говорю. – Может быть, ты сам ударил яйцо нечаянно?

Мишка отрицательно замотал головой.

– Тогда что ж это может быть? Наклевка?

Мишка молча закивал головой.

– Почему ты так в этом уверен? Мишка пожал плечами:

– Сам не знаю…

Я осторожно приподнял надломленную скорлупу ногтем. В яйце получилась дырочка. Из неё на минуточку высунулся жёлтенький носик цыплёнка и сейчас же спрятался обратно.

От радости мы с Мишкой не могли вымолвить ни одного слова и молча бросились обнимать друг друга.

– Вот так чудо! – закричал Мишка и залился счастливым смехом. – Ну, куда нам теперь бежать? Куда бежать?

– Постой! – говорю. – Куда бежать? Зачем бежать?

– Ну, надо бежать, сказать ребятам! Мишка бросился к двери.

– Постой! – говорю. – Ты хоть яйцо оставь. Что ты, побежишь к ребятам с яйцом?

Мишка вернулся и положил яйцо в инкубатор. В это время к нам пришёл Костя.

– А у нас уже есть цыплёнок! – закричал Мишка.

– Врёте!

– Честное слово!

– Где же он?

– А вот посмотри!

Мишка открыл инкубатор. Костя заглянул в него:

– Где же цыплёнок? Тут одни только яйца лежат.

Мишка забыл, куда сунул яйцо с наклевкой, и никак не мог отыскать его среди остальных яиц. Наконец он его нашёл и показал Косте.

– Братцы! Да там ведь самый настоящий цыплячий нос торчит! – закричал Костя.

– А ты думал, что мы тебе какой‑нибудь фокус показываем?.. Конечно, настоящий!

– Сейчас, братцы! Вы это яйцо держите покрепче, а я побегу за ребятами! – закричал Костя.

– Беги, беги, а то ребята совсем уже перестали верить в цыплят. Никто и не зашёл за весь вечер ни разу.

– Да они все у меня сидят и все ещё верят, только они боятся беспокоить вас и каждый раз меня посылают узнать, как дела.

– Почему же они боятся?

– Ну, они ведь понимают, что вам не до них. Вам‑то небось и без ребят было тошно.

Костя бросился к двери, и мы слышали, как он загремел вниз по лестнице.

– Батюшки‑матушки! – закричал вдруг Мишка. – А я ещё маме ничего не сказал!

Он побежал звать маму, а я схватил яйцо и побежал показать своей маме. Мама посмотрела и велела положить яйцо обратно в инкубатор, потому что оно может остыть и тогда цыплёнок простудится.

Я прибежал обратно к Мишке, смотрю – он скачет по кухне как угорелый, а мама и папа стоят и смеются.

Мишка увидел меня и закричал:

– Ты не видел, куда я сунул яйцо? Я весь инкубатор перерыл – нет нигде!

– Какое яйцо? – спрашиваю я.

– Ну какое… С цыплёнком!

– Да вот оно, – говорю.

Мишка увидел у меня в руках яйцо:

– Ах ты, растяпа! Схватил яйцо и убежал! А я тут ищу его.

– Тише! – сказала Мишкина мама. – Столько шума из‑за одного яйца.

– Да ты посмотри, что за яйцо! Разве это простое яйцо? – ответил Мишка.

Мама взяла яйцо и стала разглядывать маленький клювик цыплёнка, который виднелся сквозь дырочку. Папа посмотрел тоже.

– Хм! – усмехнулся он. – Удивительное дело!

– Что же тут удивительного? – сказал с важностью Мишка. – Просто явление природы.

 







 

РЕКЛАМА

 

Загрузка...

Разработано jtemplate модули Joomla