фон

Битва


Начиналась весна. Медового цвета потеплевшее солнце оживило медленно текущие ручьи. Трава наливалась соками. Вечнозелёные кустарники стали двухцветными: старая зелень на них смешалась с новой, более яркой. На камедных деревьях свежая листва была медно-красной, а скипидарные деревья стояли в белом цвету. Ветви белого кедра оделись сиреневыми цветами и нежными зелёными листьями. По склонам холмов зажелтел ракитник.

Тихоня жила снова в своей старой норе. А как Бунда радовался, что она вернулась! Ведь он уже потерял надежду увидеть её.

Тихоня по-прежнему купалась и ныряла, выискивая червяков, водяных жуков и пресноводных креветок. С Бундой они виделись ежедневно. Но однажды постороннее вмешательство нарушило их покой.

Случилось это под вечер, когда Тихоня плавала в одиночестве.

— Эй, здравствуй!

Эти слова произнёс большой незнакомый утконос.

— Здравствуй! — вежливо ответила Тихоня, хотя ей не понравился тон незнакомца.

— Я давно смотрю на тебя, — продолжал тот. — Хочешь, пойдём со мной?

— Спасибо, мне и здесь хорошо.

Тихоня вела себя смело, но ей было очень страшно: утконос был большой и сильный. Он несколько раз ударил Тихоню клювом. Она сначала пискнула, а потом громко завизжала. Послышался всплеск. Кто-то с берега бросился в реку. Тихоня обернулась и увидела Бунду. Рассерженный, он мчался навстречу незнакомцу.

Утконос ТихоняСхватка была жестокой. Они царапались, щипались, отскакивали друг от друга, снова налетали, молотя по воде лапами. Вдруг Бунда подпрыгнул, прямо как дельфин, и обрушился на противника. Он схватил его за шкуру, чтобы тот не вырвался, а потом сжался и, выпрямившись, ударил врага всем телом и хвостом. Шпора на его правой ноге была уже наготове: острая, загнутая, она проехалась по боку противника, вспарывая его. И в то же время через узкий канал, проходящий в шпоре, Бунда выпустил ядовитую жидкость. Она проникла в рану и обожгла как огнём. Разъярённый утконос кинулся на Бунду, он бил его клювом, стараясь попасть по глазам, наносил удары шпорами. Но Бунда ловко увёртывался.

Тихоня с берега затаив дыхание следила за битвой. Драться было не её дело. У неё даже не было шпор: они пропали ещё в детстве.

Но вот большому утконосу удалось настигнуть Бунду. Передними лапами он обхватил его, а задними, со шпорами, пытался нанести Бунде смертельный удар. Бунда изо всех сил защищался. Вдруг он закричал: противник вонзил ему шпору в заднюю ногу. От страшной боли Бунда дико рванулся и освободился из объятий врага. Тот, видимо, был доволен этим и, не желая продолжать битвы, повернулся и поплыл вниз по течению.

Но Бунда решил, что это не конец. Глаза у него горели яростью, тело ныло от ран, когда он, словно молния, ринулся вдогонку врагу. И он настиг его, схватил, изловчился и вонзил в него обе шпоры. И когда тот со страшным стоном вырвался и умчался без оглядки, лишь тогда Бунда вернулся на берег, где ждала Тихоня, вернулся весь израненный, но победителем.

Бунда был счастлив. Он завоевал право назвать Тихоню своей подругой. И Тихоня гордилась своим другом Бундой.