фото
фон

По часам


Первое время крокодилята вели себя очень трусливо. Они боялись всего и всех. Стоило хлопнуть дверью, что-нибудь сказать или просто подойти к стеклу, как они всей стайкой бросались в воду, опускали головки и даже закрывали глаза. Если же один из крокодилят не успевал за собратьями и оставался на суше, он издавал звук, похожий на тонкое посвистывание утёнка. Такой звук, как заметила Мария Христофоровна, означал испуг.

С крокодилятами было возни немало. Даже ночью приходилось дежурить, чтобы следить за градусником в их помещении и в воде, чтобы вовремя выключить или, наоборот, включить обогревы.

Не меньше хлопот было и с кормлением. Одни стали есть сразу, других пришлось кормить силком. И хотя крокодильчики были совсем маленькие и их рост был всего семнадцать сантиметров, справиться с этими живыми «сантиметрами» было не так-то легко.

Особенно трудным было запомнить и отличить тех двух упрямцев, которые никак не желали принимать пищу. Но Мария Христофоровна по приметам, известным только ей одной, всё же ухитрялась распознавать своих питомцев. Осторожно, когда крокодильчики отдыхали под рефлектором, она высматривала нужного и ловко выхватывала его из стайки. Да и взять-то надо было умело, с таким расчётом, чтобы они не могли повернуться и укусить за палец. Ведь крокодильчики хоть и маленькие, а кусались больно.

А сколько нужно было терпения, чтобы в эту маленькую пасть засунуть крохотного малька рыбы и заставить проглотить! Надо взять крокодилёнка, подолгу гладить пальцем около челюсти, прежде чем он успокоится, откроет пасть и даст возможность положить себе кусочек пищи. Однако и это совсем не значило, что положенный с таким трудом кусочек будет проглочен. Чаще всего упрямец его выплёвывал, и всё приходилось начинать сначала. Иногда это повторялось по многу раз, прежде чем был проглочен хоть один кусочек. Но у Марии Христофоровны терпения хватало, и, может быть, поэтому через неделю все крокодильчики уже ели сами, и за их жизнь теперь опасаться не приходилось.

Держались крокодильчики всегда стайкой. Стайкой и отдыхали на берегу. Но стоило одному испустить тревожный писк, как тотчас все бросались в воду. Впрочем, Марии Христофоровны они уже не пугались. Когда она открывала дверцу, они дружной гурьбой кидались на брошенные им кусочки мяса, с жадностью теребя и глотая.

Случалось, что за кусочек побольше хватались сразу два, а то и три крокодильчика. Но ни разу не было, чтобы кто-нибудь из схвативших добычу уступил другому. Каждый тащил к себе или, вдруг вытянувшись — во весь рост, словно веретено, начинал вертеться вокруг себя и вертелся до тех пор, пока не «откручивал» кусочек пищи.

Кормила своих питомцев Мария Христофоровна всегда в одно и то же время. Но вот однажды режим пришлось нарушить. В этот день в террариум должна была прийти экскурсия учителей. Марии Христофоровне очень хотелось им показать, как она кормит крокодильчиков. Правда, для этого нужно было пропустить час их кормления. Но Мария Христофоровна думала, что вряд ли малыши заметят это.

Однако на деле получилось совсем не так. Оказывается, крокодильчики отлично знали положенное им время кормёжки и, когда этот час прошёл, стали проявлять все признаки беспокойства. Сначала оно выразилось в том, что крокодильчики всё чаще и чаще поднимали головки, поглядывая в сторону дверцы, откуда обычно давали им пищу. Но дверца не открывалась. Наконец, когда пришла экскурсия, терпение крокодилят достигло предела. Все девять штук столпились около самой дверцы, а некоторые даже царапали лапками стекло. Мария Христофоровна взяла корм и подошла к дверце. Но прежде чем открыть её, она подставила фартук. Такая предусмотрительность оказалась не лишней. Едва Мария Христофоровна открыла дверцу, как все крокодильчики посыпались к ней в фартук. Служительница водворила на место крокодильчиков, и они с жадностью набросились на еду.

 







 

РЕКЛАМА

 

Разработано jtemplate модули Joomla