фото
фон

Хвастливый стекольщик


Это лето выдалось на редкость жаркое. Крокодилы чувствовали себя так, словно они находились не в Зоопарке, а где-нибудь в тропиках. Жара на них действовала прекрасно. Они хорошо ели и были необыкновенно подвижные. Заходить К ним нужно было осторожно и особенно опасаться Чёрного, который снова перестал слушаться. Вдобавок он начал делать попытки напасть на служительницу. Приходилось всегда быть наготове и не выпускать из рук метлу.

Особенно тяжело было убирать площадку. Чтобы на неё попасть, надо пройти по узкому, неудобному переходу. Он вёл от двери к площадке, совсем рядом с бассейном. Обычно крокодилы во время уборки послушно вылезали на берег и терпеливо ждали конца уборки.

Погода стояла жаркая, вода быстро портилась. Каждое утро надо было выпустить из бассейна воду и его вымыть. Эта работа отнимала много времени. Особенно после того, как Чёрный совершенно перестал слушаться и никак не желал покидать бассейн.

А однажды, когда Мария Христофоровна хотела подмести площадку, он пополз к ней навстречу с явным намерением наброситься. Однако служительница не растерялась. Она выставила вперёд метлу и хотела оттолкнуть хищника. Да не тут-то было! Чёрный вцепился в метлу, сдёрнул её с черенка и отбросил в сторону. Пришлось пустить в ход палку, но это тоже не остановило крокодила. Он продолжал наступать, а Мария Христофоровна, прижавшись к дверям, тщетно пыталась отбиться от чудовища. Разъярённый хищник вцепился своими страшными зубами в палку. Сначала он тащил её на себя и вдруг неожиданно с такой силой дёрнул, что палка вылетела из рук женщины, ударив освободившимся концом по раме. Раздался звон. Осколки стекла посыпались на крокодила. Чёрный шарахнулся в сторону, а служительница, воспользовавшись минутным замешательством хищника, выскочила за дверь.

Что же теперь делать? Крокодил может вылезть на волю, и тогда не оберёшься хлопот, тем более что в этот, час Зоопарк уже был открыт. Пришлось просить кого-то из посетителей позвать на помощь заведующую.

Зоя Николаевна прибежала вместе с зоотехником Марией Михайловной. Вооружённые мётлами, они уже вместе со служительницей вытолкнули Чёрного с прохода на площадку. Злобно огрызаясь, он отполз к другим крокодилам и затих.

Теперь нужно было как можно скорее застеклить разбитую раму. Срочно вызвали стекольщика. Когда он пришёл, невольно возник вопрос: как же ему работать? Вставлять стёкла можно было только изнутри. Убрать крокодилов — это слишком сложно, а идти к ним стекольщик отказался.

— Уберите своих чудовищ, мигом всё сделаю, а к ним не пойду, — решительно заявил он.

Напрасно Мария Христофоровна доказывала, что перевести девять здоровенных крокодилов, да ещё в такую жаркую погоду, почти невозможно. Напрасно упрашивала зайти к крокодилам под её, Марии Христофоровны, охраной.

— Я вам даю слово, что крокодилы ничего не сделают, — убеждала Мария Христофоровна. — Честное слово, не тронут,

— Я-то верю вашему слову. Так это же вы его даёте, а руку иль ногу отхватят они, — продолжал возражать стекольщик.

— Хорошо, тогда я докажу, что войти неопасно, — И с этими словами Мария Христофоровна открыла дверь и вошла в помещение крокодилов.

Они лежали посередине площадки и грелись на солнце. Услышав, что кто-то вошёл, крокодилы встрепенулись, но, узнав по голосу Марию Христофоровну, сразу успокоились.

Осторожно, стараясь не шуметь, Мария Христофоровна подняла брошенное служительницей ведро, перевернула дном кверху и на него уселась, загородив подступ к тому месту, где должен был работать стекольщик.

— Вот видите, крокодилы к вам не пройдут, — сказала она. — Они будут лежать спокойно, только не шумите.

Оттого ли что крокодилы действительно лежали спокойно и не двигались, или ему стало неудобно своей трусости, только стекольщик наконец решился. Он взял инструмент, ящик со стеклом, приоткрыл дверь и как-то боком в неё протиснулся. Немного постоял, потом, осторожно ступая, словно шёл по карнизу пропасти, он пробрался к разбитой раме. Неслышно поставил ящик и принялся за работу.

Сначала дело не ладилось. Стекольщик ежеминутно опасливо поглядывал на крокодилов, и это мешало работать. Затем, увидев, что они лежат и не обращают на него внимания, стал работать уверенней, а вскоре так осмелел, что не только перестал оглядываться, но и потерял всю осторожность. Особенно его подбадривала публика, которая собралась вокруг помещения и открыто восторгалась храбростью стекольщика.

— Дядя, дядя, а ты не боишься? — спросил какой-то мальчуган.

— А чего их бояться! Я и не к таким заходил, — ответил стекольщик, заканчивая работу и выпрямляясь. — Бояться — это, брат, дело женское, — кивнул он в сторону Марии Христофоровны. — А мы мужчины, нам…

Но окончить фразу он не успел. Мария Христофоровна встала. С грохотом покатилось ведро, а испуганные непривычным шумом крокодилы бросились к бассейну. Но, очевидно, «храброму» стекольщику показалось, что все девять крокодилов кинулись к нему и по меньшей мере желают его растерзать. Тут уж раздумывать не приходилось. Одним прыжком пролетев тамбур, стекольщик выскочил из клетки и, захлопнув дверь, прижал её плечом. А девять перепуганных крокодилов уже лежали на дне бассейна, от страха закрыв глаза.

Мария Христофоровна подняла ведро, не торопясь собрала брошенный стекольщиком инструмент, подошла к двери и сказала:

— Напрасно вы испугались крокодилов. Они сами так перепугались упавшего ведра, что теперь, наверное, весь день просидят под водою.

Посрамлённый стекольщик отошёл от двери, взял свой инструмент и, даже не подписав наряд за проделанную работу, ушёл.

 







 

РЕКЛАМА

 

Разработано jtemplate модули Joomla