фон

Бажов Павел Петрович


У писателя Павла Петровича Бажова счастливая судьба. Он родился 27 января 1879 года на Урале в семье рабочего Сысертского завода. Благодаря случаю и своим способностям он получил возможность учиться. Закончил училище, затем духовную Пермскую семинарию. Восемнадцать лет учительствовал. Счастливо женился на своей ученице и стал главой большой семьи, в которой было семеро детей.

Он принял Октябрьскую революцию как возможность покончить с социальным неравенством, воевал в Гражданскую на стороне красных, стал журналистом, а затем - редактором, писал книги по истории Урала, собирал фольклорные записи. Всегда много работал, как сказали бы в советские времена, был "рядовым тружеником".
И вдруг, что называется в одночасье пришла к нему известность, да еще какая… В 1936 году в журнале был опубликован его первый сказ "Девка Азовка". В 1939 в "Сведлгизе" вышел первый сборник сказов "Малахитовая шкатулка". В 1942 и 1944 "Малахитовая шкатулка", заметно пополневшая, выходит в Москве в центральных издательствах.

Он стал лауреатом Государственной премии, награжден орденом Ленина за литературную работу. В 1944 году "Малахитовая шкатулка" переведена на английский и вышла в Лондоне и Нью-Йорке, потом в Праге, в 1947 - в Париже. Переведена на немецкий, венгерский, румынский, китайский, японский языки. Всего, по сведениям библиотеки им. Ленина, - на 100 языков мира.

О творчестве Бажова написано гораздо больше, чем написал он сам. Долгое время критики спорили между собой, что за явление "этот Бажов" - фольклорист, писатель, краевед, историк? А современники писали: "В волшебный мир старых уральских сказов Бажов погружал живых русских людей, и они своей реальной, земной силой побеждали условность сказочной волшебности. Как земная любовь простой русской девушки победила волшебную силу Хозяйки Медной горы"…

"…Я вновь и вновь их (сказы) перечитываю, подлинно наслаждаясь и богатством выдумки, и слаженностью сказов, и сладкозвучным русским языком…" А.Сурков.

"С пожеланием творческого настроения и душевного покоя Ваш неизменный почитатель"… Игорь Грабарь.

"Обладателю волшебной Малахитовой шкатулки от очарованного Федора Гладкова".

"…Самому лучшему, самому настоящему из всего, что я "добыл" на Урале" Лев Кассиль.

"Автору "Малахитовой шкатулки", который открыл секрет создания сказки, тысячелетиями хранившийся втайне. Не много открытий равных по значению Вашему. Спасибо Вам за это от одного из тех, кому сказка близка и мила…" Дмитрий Нагишкин.

"Бажов принес нам в личине сказа величие высокой простоты, любовь к одному краю, прославление труда, гордость и честь рабочего человека, верность долгу. Целомудрие. Неуспокоенность исканий и стремлений. Стойкость. Дух времени…" Евгений Пермяк.

Сам же Бажов оценивал свое творчество более чем скромно. На все похвалы в свой адрес он отвечал одинаково: "Говоря хорошие слова в адрес отдельного лица, не нужно забывать, что за ним стоит то огромное, что называется рабочим фольклором. Не нужно забывать, что я только исполнитель, а основной творец - рабочий. А в действительности Бажову просто посчастливилось: он вырос в таких условиях, в таком месте, где оказалось большое скопление фольклорных сплетений. У него создалось преимущественное положение".

От похвал в свой адрес он всегда ежился и старался их тот час же снять или шуткой, или переведя разговор на другую тему. " Большое спасибо за фотографии и приятное письмо. За пожелания. Словом за все кроме заключительного комплимента, - писал он, - это лишнее. Мы, журналисты, должны обходиться без этого. Все же знаем, что всякий, кто не ленив, по хорошему материалу может сделать вещь, если предоставят время. Рассказы наших старых рабочих, как вы знаете, представляют редкий по качеству материал. И моя задача здесь сводится лишь к тому, чтобы не отклоняться от народного в изложении и подчеркнуть те точки, которые занимательны для современного читателя. Время и труд, конечно, требуются, но говорить об одаренности излишне и даже вредно. Поднимая одного автора, можно оттолкнуть других. А ведь собирать эту уходящую народную историю труда надо как раз многими руками и надо с этим спешить".

Не позволяя хвалить себя ни письменно, ни публично, Бажов делал упор на необходимость даже при наличии таланта труда в литературе. "Когда видишь небрежное отношение к историческим фактам, становится не по себе", - писал он. "Да еще хотят, - говорил он о некоторых авторах скороспелых однодневок, - всего достичь, не утруждая ни глаз, ни зада - за счет "голого таланта", а не выходит. И никогда не выйдет без большого участия глаз и сидения даже при самой большой одаренности. У стариков надо учиться именно этому непривычному для нас искусству.

Разве наш национальный гений А.С.Пушкин не поразителен и своей трудоспособностью? Работая над историей пугачевщины, он не только месяцами сидит в архиве, но он едет на Урал. Это ведь не на самолете и даже не в вагоне, а на перекладных. Попробуйте представить, что кто-нибудь из наших современников проделал адекватный труд! Да он бы написал несколько томов своих дорожных впечатлений, десятка два рассказов, четыре пьесы, пять сценариев и один малоформистский сборник, а у Пушкина все это вошло частично в "Капитанскую дочку" да в отдельные строки стихов. Вот и выходит густо. Читаем современников и говорим: "А у предшественников лучше!" Да. Потому что у предшественников больше предшествовало, чем у нас. Словом, был и остаюсь сторонником труда в литературе. Стоя на этой позиции, утверждаю, что каждый через какой-нибудь десяток лет работы может дать изумительное по своей неожиданности полотно".

У писателя Бажова было позднее цветение. Очевидно, потому что он очень серьезно относился к понятию "настоящая литература", слишком высоко ставил звание писателя и не считал его применимым к себе. Образцом, мерилом для писателей, работающих в жанре сказки, он считал А.С. Пушкина, "у которого сказка представляет тот чудесный сплав, где народное творчество неотделимо от личного творчества поэта", и Л.Н.Толстого, "сказки и детские рассказы которого - неизмеримый образец простоты, ясности, занимательности, отсутствия языковых ухищрений. У него это выходило хорошо, потому что он был Львом Николаевичем Толстым". 
В январе 1949 года торжественно был отмечен 70-летний юбилей П.П. Бажова. В зале Свердловской государственной филармонии собрались друзья, читатели. Много торжественных и смешных подарков. Юбиляр растроган, благодарен, взволнован. Он благодарил своих близких, друзей, литераторов, журналистов, издателей и читателей за внимание к его работе и за помощь и вновь повторил то, что говорил всегда: "Это внимание, разумеется, не ко мне, а к тем безвестным творцам, материал которых дошел до меня и стал доступен читателю. Моя роль в этом второстепенная"…
10-го декабря 1950-го года в морозный день мы похоронили отца на высоком холме, с которого виден Урал - леса и перелески, горы и пруды - все, что он любил, что всегда было дорого его сердцу, и вернулись домой. Еще пахло табаком, на столе лежала его трубка, а в машинку заправлено незаконченное письмо, но дом опустел…
Вечером у нас собралось много народа. Сначала было тихо, потом выпили, голоса стали громче, заговорили о том, что волновало каждого. Маршала Георгия Константиновича Жукова расспрашивали о днях войны, напоминали о встречах на фронтах, уговаривали писать мемуары. Мама сидела ко всему безучастная, да вряд ли слышала что-нибудь, а мне стало обидно, что вот уже забыли отца, забыли по какому поводу собрались в нашем доме. А в ушах зазвучал голос отца:
-Что приуныла, доченька? Не надо, жизнь ведь продолжается….
И она действительно продолжается в его книгах, в памяти людей, в произведениях искусства, созданных по мотивам сказов, в его детях, внуках и правнуках, среди которых есть строители, горные инженеры, историки, социологи, экономисты, рабочие и журналисты и те, кому еще предстоит выбрать профессию и определить свой путь в жизни.

А.П.Бажова

 






Letyshops


РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама