фон

Гомбей-птицелов


На самом севере Японии, на острове Хоккайдо, в  деревне Инаги, жил крестьянин Гомбэй. Не было у него ни отца, ни матери,  ни жены, ни детей. И земли у него не было. Жил он один на самом краю  деревни, в маленькой избушке, а промышлял охотой на диких уток.

Каждый  день Гомбэй поднимался до зари, шёл к большому озеру неподалёку от  деревни, расставлял ивовые силки и долго-долго стоял у воды, подстерегая  уток. За день ему удавалось поймать когда трёх, а когда двух уток. А  бывало, что в силки к нему попадала всего одна утка, а то и вовсе ни  одной.

Вот как-то ранней весной Гомбэй три дня подряд приносил домой  только по одной утке. На третий вечер, возвращаясь с охоты, он стал  думать:

“Ставлю я каждый день по три силка, просиживаю у озера с зари  до зари, а ловлю всего-навсего по одной утке в день. Вот и завтра мне  опять придётся встать ни свет ни заря, а потом весь день мёрзнуть на  берегу. А что, если бы я поставил на озере сто силков? Наловил бы я  тогда сразу столько уток, что мог бы целый месяц сидеть дома и греться у  печки”.

На другое утро Гомбэй никуда не пошёл, а сел плести из ивовых прутьев

Силки.  Сплёл сто силков, расставил их на озере, а сам на ночь ушёл спать. Всю  ночь ему снился один и тот же сон: будто со всего света слетаются утки и  садятся прямо в его силки. Проснулся Гомбэй среди ночи, быстро оделся и  побежал к озеру. Прибегает на берег, а никаких уток на озере нет. Как  стояли силки с вечера, так и стоят. Все силки связаны верёвкой, а конец  верёвки обмотан вокруг дерева.

Гомбэй оглядел силки и притаился на берегу у дерева.

Понемногу  стало светать. И вдруг откуда-то в самом деле налетело много-много  уток. Покружились они всей стаей над озером, а потом на воду села одна  утка, за ней другая, третья, четвёртая. И как только садилась утка на  воду, так прямо и попадала в силки Гомбэя.

Скоро во всех силках было  по утке. Только один силок ещё оставался пустым, а над озером летала  последняя утка. Тут Гомбэй отвязал от дерева конец верёвки и стал  медленно наматывать её себе на руку. Ему жаль было вытаскивать силки,  пока хоть один силок оставался пустым.

“Ещё бы одну утку поймать, и у меня будет целых сто. Тогда я и вытащу силки.”

А  тем временем уже совсем рассвело и взошло солнце. Когда оно показалось  из-за гребня гор, яркие лучи его упали на озеро, и вода в озере  заблестела, засверкала. Утки на воде встрепенулись, замахали крыльями, и  все девяносто девять с силками на ногах поднялись над озером. Гомбэй  крепко натянул верёвку. Но утки были сильнее его - их ведь было  девяносто девять. Они поднимались всё выше, а с ними вместе уходила  верёвка. Уже не Гомбэй тянул верёвку, а верёвка тянула Гомбэя. И вот он  отделился от земли и поднялся в воздух. Чем выше летели утки, тем выше  поднимался и Гомбэй. Он висел на конце верёвки и крепко держался за неё  обеими руками. Озеро осталось далеко внизу. Гомбэй только жмурился - он  боялся посмотреть вниз. А утки летели всё выше, всё дальше, пролетели  над озером, над деревней, над лесом, взвились над горой. И вдруг  верёвка, на которой висел Гомбэй, оборвалась. Утки улетели дальше, а  Гомбэй повис в воздухе. Сердце у него замерло от страха.

Тут бы  Гомбэю и упасть, но он не падал. Удивился Гомбэй и осторожно открыл  глаза. И что же? Он увидел, что по-прежнему летит по воздуху. Его  подхватил ветер. Сильный ветер нёс Гомбэя высоко над землёй, над лесами,  над горами, над долинами, над морем, далеко-далеко к югу. Летел Гомбэй  день, летел другой, летел третий. На третий день ветер немного утих, и  Гомбэй стал медленно-медленно спускаться на землю. Смотрит, а под ним  крыши домов и кругом поле. На поле крестьяне сеют ячмень. Как раз  посреди поля и опустился Гомбэй. Тут крестьяне бросили работу и со всех  сторон побежали к нему. Гомбэй потопал ногами, помахал руками - от  долгого полёта он не чувствовал ни рук ни ног, - а потом вежливо  поздоровался с крестьянами и спросил:

- Что это за деревня? Куда я попал?

- Это деревня Акано, - ответили крестьяне.

- Никогда не слыхал про такую деревню. А вы-то сами японцы?

- Конечно, мы японцы! А ты, верно, издалека, раз не знаешь деревни Акано?

- Я с острова Хоккайдо, с самого севера Японии.

- А деревня Акано - на острове Кюсю, на самом юге Японии. Как же ты попал к нам и почему свалился с неба?

Тогда Гомбэй рассказал крестьянам, как его подняли в воздух утки, а потом три дня нёс ветер.

 






SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!


РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама