фото
фон

Жёлтый туман исчез!


Энни провожала Карфакса глазами до тех пор, пока он не обратился в темную точку па дальнем небе и не исчез. Рамина тоже распрощалась с девочкой: она отправилась к своему народу, чтобы вести его в издревле обжитые места — в Изумрудную страну.

Энни с трепетом вошла в жилище Арахны и остановилась в удивлении: всю пещеру заполонили маленькие человечки. Там были старики, которые смотрели вверх, задрав седые бороды, и опрятные старушки в белых чепчиках и вышитых фартучках, и молодежь, и совершенно крохотные дети с огромными красивыми игрушками в руках.

Гномы расступились перед Энни, и вперед вышел представительный старик в красном колпаке: это был летописец и старейшина гномов Кастальо.

— Здравствуй, милая Энни! — с поклоном сказал гном.

— Вы знаете мое имя? — изумилась девочка.

— Мы знаем о вас все, пришельцы с Изумрудного острова и гости из-за гор, — важно пояснил Кастальо. — Немало ночей провели мы под фургоном, слушая ваши разговоры, знакомясь с вашими планами военной кампании.

И вы, конечно, открывали их Арахне?! — с негодованием воскликнула девочка.

— Ничуть не бывало, — спокойно возразил гном. — Мы держали ней-тра-ли-тет, как любит выражаться ваш друг Страшила Мудрый. Дело в том, что еще с древних времен на наше племя наложено заклятие: мы должны были служить Арахне, во всем ей повиноваться и не действовать во вред волшебнице. Но в это заклятие не входило обязательство воевать против ее врагов, — хитро улыбнулся старик, — вот мы и не воевали.

Энни подивилась изворотливости гномов и спросила:

— А почему вы до сих пор скрывались от нас?

— Вы бы потребовали, чтобы мы содействовали вам, а мы и этого не могли делать. Но теперь, когда Арахна умерла и заклятие потеряло силу, мы всецело в вашем распоряжении.

— Вы уже знаете о смерти колдуньи? — все более и более изумлялась Энни.

— Когда вы шли к убежищу Арахны в горах, ты видела по дороге маленькие серые столбики? — улыбаясь, спросил Кастальо.

— Видела, но не обратила внимания, я думала, это обыкновенные камни.

— Это были мы, гномы, завернутые с головы до ног в серые плащи. Мы непревзойденные знатоки маскировки.

— Да уж, надо признать! — согласилась девочка.

— И вот, как только Арахна пала в бою, от одного поста к другому полетело радостное известие быстрее, чем по птичьей эстафете.

— Ну и ну! Я могу только порадоваться, что в борьбе колдуньи против нас вы соблюдали нейтра… литет, — запнулась Энни на трудном слове. — Воображаю, как вы могли нам пакостить.

— Уж будь спокойна! — с гордостью подтвердил Кастальо. — Но, однако, перейдем к делу. Как я полагаю, вы, победители Арахны, будете искать ее волшебную книгу, чтобы разрушить навеянные ею злые чары?

— Вы правы, милый дедушка!

— Так вот, сейчас я покажу тебе тайник госпожи.

Тайник оказался в самом дальнем, темном углу пещеры. Это была ниша, выдолбленная в стене и закрытая плоским камнем, сливавшимся со скалой. Кнопки, приводившие в действие секретные пружины, без помощи гнома найти ни за что не удалось бы.

Когда все необходимые операции были проделаны и ниша открылась, Энни с жадностью схватила толстую пергаментную книгу в порыжевшем переплете.

— Спасибо, великое спасибо, милый дедушка! — горячо воскликнула Энни. — Но как вы узнали тайну волшебницы?

— Э, я уж тебе говорил, что от наших глаз ничего не укроется. Смешнее всего была нерушимая вера госпожи Арахны в то, что тайник известен ей одной.

Старик захихикал, его смех подхватили другие гномы.

— Я еще и еще благодарю вас, друзья, но откровенно говорю, не хотела бы я иметь таких домашних шпионов, как вы, — рассмеялась Энни.

Гномы расхохотались еще громче.

Через несколько часов с гор вернулся отряд Чарли Блека. Какова была радость друзей Энни, когда они увидели в руках девочки заветную книгу — цель их великой борьбы!

Ведь если бы книга не нашлась, все их труды оказались бы напрасными, и Волшебную страну ждала неминуемая гибель.

Когда поляну перед пещерой огласил веселый гул голосов, из какого-то незаметного убежища выполз Руф Билан.

Лицо предателя посерело от стыда и страха. Униженно кланяясь Страшиле и Великану из-за гор, Руф Билан просил не наказывать его слишком сурово за новую измену.

— Я не виноват, — бормотал перепуганный предатель. — Когда я проснулся от долгого сна в Пещере, меня начал воспитывать подземный рудокоп, но в это время…

— Тебя увели гномы, посланцы Арахны, — перебил Билана Страшила. — Нам все это известно. Мы знаем, что ты попал в руки колдуньи, когда из тебя можно было вылепить что угодно. И это смягчает твою вину, — добавил справедливый Правитель.

Билан бросился к его ногам.

— Так вы сохраните мне жизнь? — в восторге вскричал он. — О, я сумею оправдать ваше милосердие!..

— Да, но каков ты сейчас, ты — позор своего племени. Придется тебя снова усыпить… — Заметив испуг на лице Билана, Страшила успокоил его: Тебя усыпят ненадолго, на месяц-другой, а после этого перевоспитают по-настоящему. Отправляйся в Изумрудный город и передай Ружеро, что я прошу сделать из тебя порядочного человека.

— Мачты и паруса! — воскликнул Чарли Влек. — Это придумано здорово, друг Страшила!

 






РЕКЛАМА