фото
фон

Посол Арахны


Видимость в Желтом Тумане сократилась необычайно. Предметы, находившиеся за полсотни шагов, еще с грехом пополам можно было различить, а все, что было дальше, — исчезало в мутной мгле, и это действовало угнетающе. Мир каждого человека стал ничтожно малым. Какие события происходили за пределами этого крохотного мирка, люди догадывались только по звукам, но и звуки искажались в тумане. Человеческий голос можно было смешать с карканьем вороны, а стук лошадиных копыт превращался в барабанный бой. Странным и непривычным казалось людям все, что их окружало. Они считали Желтый Туман стихийным явлением, не подозревая, что это проделки колдуньи Арахны, надеясь, что беда вот-вот кончится.

О том, что дышать Желтым Туманом вредно, обитатели Волшебной страны узнали не сразу. Через несколько дней, когда люди волей-неволей приспособились к необычной обстановке, они вдруг начали покашливать. Оказалось, что мельчайшие частички тумана, проникая в легкие, раздражают их, и с каждым днем это раздражение усиливалось. Звуки кашля наполняли всю Волшебную страну. Кашляли люди, кашляли олени, лоси, медведи в лесу, кашляли белки на деревьях, кашляли птицы, находясь в покое, а во время полета они прямо захлебывались кашлем.

В один из таких бедственных дней к парому, перевозившему путников в Изумрудный город, подошел кругленький румяный человек. У него было отличное настроение. Посмеиваясь, он попросил перевозчиковдуболомов переправить его через канал. Те привычно принялись за дело. Пока они перетягивали паром по канату, путник заговорил с ними:

— Ну, как вы себя чувствуете, братцы, при такой прекрасной погодке?

— А что нам делается? — ответил перевозчик Арум. — Это людям плохо, а нам хоть бы что.

И действительно, дуболомам Желтый Туман был нипочем, они-то ведь не дышали. Из всех обитателей Волшебной страны только дуболомы да деревянные курьеры, словом, существа, оживленные чудесным порошком Урфина Джюса, чувствовали себя как всегда. И конечно, Желтый Туман не повредил Страшиле и Железному Дровосеку: ведь у них тоже не было легких.

Паром причалил к городскому берегу, и путник трижды позвонил в колокол над калиткой. Открылось окошко, и оттуда выглянул Фарамант. Страж Ворот ни при каких обстоятельствах не покидал своего поста!

Узнав посетителя, Фарамант удивленно воскликнул:

— Руф Билан! Зачем ты явился в наш город?

Речь Фараманта прервал удушливый кашель. Билан спокойно ответил Стражу Ворот:

— Я прибыл сюда по очень важному делу и прошу проводить меня к его превосходительству, правителю Изумрудного острова!

— Ну что ж, идем, — проворчал Фарамант. — Я про вожу тебя к Страшиле Мудрому. Но только сначала надень зеленые очки.

— Вы все еще носите зеленые очки? Но ведь и без них в этой каше ничего не видно!

— Закон есть закон, особенно когда он установлен Великим Гудвином! — сурово отозвался Фарамант.

Несмотря на возражения Билана, Страж Ворот надел и на него зеленые очки и защелкнул их сзади маленьким замочком. Видимость сразу сократилась де трех-четырех шагов, и Билану показалось, что он очутился среди темной ночи. Он шел за своим проводником почти ощупью, и ему помогало сохранять нужное направление только то, что он родился и вырос в Изумрудном городе.

— Как о тебе доложить Страшиле Мудрому? — неприветливо спросил Фарамант, когда они пришли во дворец.

Руф Билан, подбоченившись, ответил:

— Я — посол ее милости, могущественной волшебницы Арахны!

— Ах, той самой особы, которой мы залепили камнем по макушке! — насмешливо уточнил Фарамант.

— Ничего, вы дорого платите за этот камень, — молвил Руф Билан.

Эти слова показались Стражу Ворот непонятными, но он ничего не сказал, а пошел с докладом. Страшила принял гонца немедленно. В зале, как всегда, собрался его штаб: Длиннобородый Солдат Дин Гиор, Страж Ворот Фарамант, ворона Кагги-Карр. На тумбочке стоял бесполезный теперь телевизор.

— С каким сообщением ты к нам явился? — спросил Страшила.

— С очень важным, — дерзко ответил посол. — Да будет вам известно, что Желтый Туман, от которого все вы, как я вижу, сильно страдаете, навела на Волшебную страну моя повелительница Арахна с целью принудить ее народы к покорности.

Заявление Вилана было принято с недоверием.

— Чем ты можешь это доказать? — поинтересовался Дин Гиор, кашляя.

— Чем? Если я дам честное слово, вы, конечно, не поверите?

Члены штаба рассмеялись, закашлявшись.

— Честное слово предателя? Клянусь троном Великого Гудвина, это самое наглое заявление, какое я когда-либо слышал! — вскричал Фарамант.

 






Letyshops


РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама