фото
фон

Искушение Урфина Джюса


Чтение обширного рассказа о событиях последних десятилетий в Волшебной стране отняло у Арахны несколько недель. И после этого ее обуяла страстная жажда действия. Она горько жалела, что спала в то время, когда здесь совершались такие удивительные дела.

— Эх, если бы я не дрыхнула, как самая распоследняя дура, я бы показала всем этим правителям, — вздыхала колдунья. — Они бы у меня узнали, кто такая Арахна!

Честолюбивой волшебнице мерещилась пурпурная императорская мантия или, на худой конец, королевская корона. Она воображала себя повелительницей Волшебной страны и в мыслях отдавала приказы не только своим покорным наместникам Страшиле и Железному Дровосеку, но и этим заносчивым феям Виллине и Стелле.

Несколько послушных гномов во главе со старейшиной Кастальо отправились разыскивать Урфина Джюса с целью привести его в пещеру Арахны. Удалось ли им исполнить это поручение и согласился ли бывший король пойти на службу к злой колдунье?

Чтобы это узнать, вернемся на год назад и посмотрим, как перенес низвергнутый властитель свое новое падение.

Ни Марраны, ни Мигуны не хотели смерти обманщика, они просто прогнали бывшего Огненного бога со свистом, с криком, с насмешками. Верный Топотун покинул своего повелителя, преданный Урфину деревянный клоун Эот Линг затерялся в суматохе, и с Джюсом остался только филин Гуамоко.

Сидя на плече Урфина, филин шептал ему на ухо:

— Ничего, не падай духом. Держись!.. Еще придет наше время, мы им покажем, этим насмешникам…

Урфин понимал, что это пустые слова, что они говорятся только для его ободрения, но был благодарен филину за его утешительные речи.

Невыносимый стыд жег душу Урфина. Он вспоминал прошлое. Всего несколько месяцев назад, при необычной обстановке, в мантии огненного цвета, с горящим факелом в руке, появился он перед Прыгунами на спине гигантского орла, и эти простаки легко признали его божеством, отдали в его руки свою судьбу.

И что же он совершил для них хорошего? Он сделал богатых еще богаче, бедных беднее, он вселил в их сердца жадность к чужому добру, повел воевать с соседями. И вот какой бедой все это для него кончилось…

Что было ему делать? Ни одного человека в Волшебной стране не мог Урфин назвать своим другом, нигде не было у него пристанища. Даже свой скромный домик близ деревеньки Когиды он сжег, когда на спине Карфакса отправился к Марранам. Теперь он шел навстречу неизвестности с пустыми руками, с пустыми карманами. Все его имущество осталось у Прыгунов в армейском обозе: постель, теплая одежда, оружие, инструменты…

Вернуться и просить? Великодушные Марраны, конечно, отдадут его вещи, но слышать их насмешки или, еще того хуже, сожаления?.. Нет, этого он не перенесет! И Урфин, мрачно стиснув зубы, нахмурившись, быстро зашагал прочь от Фиолетового дворца.

"Никто еще не умирал с голода в Волшебной стране, — думал Джюс. — На деревьях достаточно плодов, а сучьев для шалаша, чтобы ночевать в лесу, я и руками наломаю…"

Немного успокоившись, Урфин вспомнил, что в бывшей его усадьбе, в стране Жевунов, на дворе есть погреб, а в погребе хранится запасный набор столярных инструментов: топор, пилы, рубанки, долота и сверла. Если дом и сгорел, то погреб, конечно, цел, а значит, целы и инструменты. Честные Жевуны ничего не тронули, он в этом был уверен.

"Что ж, — с кривой усмешкой подумал Урфин, — дважды в жизни я был столяром, дважды королем. Придется стать столяром в третий, теперь уж в последний раз…"

Своими намерениями Джюс поделился с филином, единственным своим советчиком, и Гуамоко эти намерения одобрил.

— Нам не остается ничего другого, повелитель, — молвил филин. — Вернемся на твою усадьбу, построим дом и будем жить, пока опять что-нибудь не подвернется.

— Ах, Гуамоко, Гуамоко, — вздохнул Урфин, — напрасно ты тешишь меня пустыми надеждами. Я уже не молод и ждать десять лет нового чуда у меня не хватит сил. И, пожалуйста, не зови меня повелителем. Какой я теперь повелитель, кем повелеваю? Называй меня просто хозяином!

— Слушаюсь, хозяин, — покорно отозвался Гуамоко.

И Урфин решительно зашагал на запад.

Трудным оказался путь Урфина Джюса в Голубую страну. Путник ночевал в лесу, зарываясь от ночной прохлады в сухие листья или строя немудреный шалаш. Разводить костры он не мог: его знаменитая зажигалка тоже осталась в обозе у Марранов. Питался он фруктами и пшеничными колосьями, сорванными в поле. Филин не раз приносил ему пойманных куропаток, но Урфин не мог есть их сырыми и со вздохом возвращал Гуамоко.

 







 

РЕКЛАМА

 

Разработано jtemplate модули Joomla