фото
фон

Снова в путь


Элли безутешно плакала, закрыв лицо руками. В комнате послышались тяжёлые шаги Железного Дровосека.

– Я побеспокоил тебя! – смущённо спросил Дровосек. – Я понимаю, что тебе не до меня, ты сама расстроена, но видишь ли, мне хочется поплакать о Гудвине, а некому вытирать мои слёзы: Лев сам плачет на заднем дворе, а Страшила – правитель, и неудобно беспокоить его по пустяка м…

– Бедняжка!..

Элли встала и, пока Дровосек плакал, старательно вытирала слёзы полотенцем. Когда же он кончил, то очень тщательно смазался маслом из драгоценной маслёнки, поднесённой ему мигунами. – Он всегда носил её у пояса.

Ночью Элли приснилось, что огромная птица несёт её высоко над канзасской степью и вдали уже виден родной дом. Девочка радостно закричала. Она пробудилась от собственного крика и не могла больше заснуть от разочарования.

Утром компания собралась в тронном зале поговорить о будущем. Новый правитель Изумрудного города торжественно восседал на мраморном троне: остальные почтительно стояли перед ним.

Сделавшись правителем, Страшила сразу осуществил свои давние мечты, он завёл себе зелёный бархатный костюм и новую шляпу, к полям которой приказал подшить серебряные бубенчики от старой шляпы; на ногах у него блестели ярко начищенные зелёные сапоги из самой лучшей кожи.

– Мы заживём припеваючи, – заявил новый правитель. – Нам принадлежит дворец и весь Изумрудный город. Как подумаю, что ещё недавно я пугал ворон в поле, а теперь стал правителем Изумрудного города, то, скажу по совести, мне нечего жаловаться на судьбу…

Тотошка сразу осадил несколько зазнавшегося Страшилу:

– А кого ты должен благодарить за всё это благополучие?

– Элли, разумеется! – сконфузился Страшила. – Без неё я и теперь бы торчал на колу…

– Если бы тебя не растрепали бури и не расклевали вороны, – добавил Дровосек. – Я и сам бы ржавел в диком лесу… Много – много сделала для нас Элли. Ведь я получил сердце, а это моя заветная мечта!

– Обо мне нечего и говорить, – молвил Лев. – Я теперь храбрее всех зверей на свете. Хотелось бы мне, чтобы на дворец напали людоеды или саблезубые тигры – я бы с ними расправился!!!

– Если бы Элли осталась во дворце, – продолжал Страшила. – Мы бы жили счастливо!

– Это невозможно, – возразила девочка. – Я хочу вернуться в Канзас, к папе с мамой!

– Как же это сделать? – спросил Железный Дровосек. – Страшила, милый друг, ты умнее нас всех, пожалуйста, пусти в ход свои новые мозги!

Страшила стал думать так усердно, что иголки и булавки полезли из его головы.

– Надо вызвать летучих обезьян! – сказал он после долгого размышления. – Пусть они перенесут тебя на родину!

– Браво, браво! – закричала Элли. – Я совсем о них забыла.

Она принесла золотую шапку, надела её и сказала волшебные слова. И через открытые окна в залу ворвались стаи летучих обезьян.

– Что тебе угодно, владетельница золотой шапки? – спросил предводитель.

– Перенесите нас с Тотошкой через горы и доставьте в Канзас, домой!

Предводитель покачал головой.

– Канзас – за пределами страны Гудвина. Мы не можем лететь туда. Мне очень жаль, но ты истратила второе волшебство шапки напрасно.

Он раскланялся и стая с шумом унеслась.

Элли была в отчаяньи. Страшила опять начал думать и голова его раздулась от напряжения. Элли даже испугалась за него.

– Позвать солдата! – приказал Страшила.

Дин Гиор со страхом вошёл в тронный зал, в котором никогда не бывал при Гудвине. У него спросили совета.

– Только Гудвин знал, как перебраться через горы, – сказал солдат. – Но, я думаю, Элли поможет добрая волшебница Стелла из Розовой страны. Она могущественней всех волшебниц этой страны: ей известен секрет вечной юности. Хотя дорога в её страну трудна, я всё же советую обратиться к Стелле.

 






РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама