фото
фон

Осада Изумрудного города


 

 

Во время нашествия деревянной армии Урфина Джюса Кагги-Карр угощала на своем поле многочисленную птичью компанию. Увидев громко топавших по кирпичам дороги разноцветных деревянных людей со свирепыми лицами, ворона сразу догадалась, что это враги. Она приказала своим друзьям задержать их движение, а сама полетела к воротам города.

Должность стража ворот в Изумрудном городе занимал Фарамант. Главной его обязанностью было хранить зеленые очки, которых у него имелось великое множество и всякого размера. Еще Гудвином был установлен такой порядок, что каждый приходящий в город должен был надевать зеленые очки, а чтобы их нельзя было снять, они запирались сзади замочком. Из уважения к законам Гудвина этот порядок сохранил и Страшила Мудрый.

Крикнув на ходу Фараманту о нашествии врагов, Кагги-Карр понеслась во дворец.

Тем времен огромная стая галок, сорок и воробьев налетела на деревянное войско Урфина Джюса. Птицы метались перед лицами солдат, царапали когтями спины, садились на головы, стараясь выдрать стеклянные глаза. Одна бойкая сорока сорвала шляпу с генерала Лана Пирота и полетела с ней прочь от дороги.

Дуболомы напрасно размахивали саблями и дубинками, птицы ловко уклонялись и удары попадали не туда куда следует. Голубой солдат тяпнул по руке зеленого и тот, разыгравшись, накинулся на него. А когда капрал Гитон бросился их разнимать, оранжевый дуболом, целясь в галку, отсек капралу деревянное ухо.

Завязалась всеобщая свалка. Урфин Джюс кричал и топал ногами. Генерал Лан Пирот не знал, то ли ему бежать за похитительницей его шляпы, то ли наводить порядок в армии. Все-таки военная дисциплина одержала верх. Генерал простился со своей прекрасной шляпой (из нее впоследствии вышло превосходное сорочье гнездо) и под ударами его тяжелой булавы затрещали дубовые солдатские головы…

Наконец порядок был кое как восстановлен, птицы отогнаны и армия нестройно двинулась к воротам. Но со всей этой суматохой было потеряно очень много времени и Кагги-Карр успела сообщить о нападении врагов.

Дин Гиор бросился на защиту ворот. Он закинул за плечи свою длинную бороду и понесся по улице большими шагами.

— На помощь! На помощь! — кричал он. — На город наступают враги!!!

Но жители Изумрудного города предпочли спрятаться в своих домах.

Дин Гиор прибежал к воротам, которые Фарамант запер на крепкие засовы. Считая, что этого недостаточно, защитники принялись выламывать камни и хрусталь из мостовой и громоздить их у ворот.

Когда ворота были засыпаны до половины, послышались громкие удары.

— Откройте, откройте! — раздались снаружи крики.

— Кто там? — спросил Фарамант.

— Это я — могущественный Урфин Джюс, правитель Голубой страны жевунов.

— Что вам нужно?

— Я хочу, чтобы Изумрудный город сдался и признал меня своим повелителем.

— Этого не будет! — храбро ответил Дин Гиор.

— Мы возьмем ваш город приступом!

— Попробуйте! — возразил длиннобородый солдат.

Взяв несколько больших камней и кусков хрусталя, Дин Гиор и Фарамант поднялись на городскую стену и притаились за выступом.

Поколотив в ворота кулаками, ногами и даже дубовыми лбами солдаты отправились в ближайший лес и вырубили там толстое сухое дерево. Выстроившись в два ряда под предводительством краснолицых капралов, они размахнулись столбом, как тараном, и ударили в ворота. Ворота затрещали.

В этот момент Дин Гиор бросил большой кусок хрусталя. Он попал в плечо Урфину Джюсу и опрокинул его на землю. Второй камень угодил прямо в голову генерала. На палисандровой голове Лана Пирота образовалась вмятина, а от нее побежали во все стороны трещины.

Урфин Джюс вскочил и пустился прочь от ворот, за ним по пятам следовал палисандровый генерал. Этого оказалось достаточно. Видя, что предводители бегут, дуболомы немедленно повернули и побежали за ними.

Вперемежку, натыкаясь друг на друга, сбивая один другого с ног, перескакивая через упавших и бросая на бегу дубинки и сабли, неслись капралы, рядовые, сзади с ревом скакал испуганный Топотун. Их сопровождал оглушительный хохот длиннобородого солдата.

Войско остановилось вдали от стен города. Урфин Джюс тер плечо и сердито бранил генерала за трусость, а тот оправдывался тяжелой раной, щупая разбитую палисандровую голову.

— Вы ведь тоже отступили, повелитель! — говорил Лан Пирот.

— Вот дерево, — возмутился Урфин Джюс. — Вашу голову я заделаю, отполирую и она станет как новенькая, а если мне голову пробьют, это смерть.

— А что такое смерть?

— Тьфу!

 








РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама