фото
фон

Один против одиннадцати


Кухарка Фрегоза подслушивала разговор наместника с вороной и весть о том, что дуболомы Урфина Джюса будут сражаться с бойцом освободительной армии, мгновенно разнеслась по окрестностям. За громадными камнями, окружавшими площадку, попрятались мигуны и мигуньи, отовсюду выглядывали часто мигавшие глаза, с любовью глядевшие на Дровосека, их бывшего правителя.

Энкин Флед тоже узнал Железного Дровосека и по спине наместника пробежал холодок. Он знал силу Дровосека, но все-таки рассчитывал на победу. Во-первых, у Дровосека не было его топора, во-вторых, он был один против одиннадцати.

Противники сошлись. Эльвед приказал своим солдатам окружить Дровосека и поражать его дубинками, а сам остался позади. Началась ожесточенная битва. Дубинки ударяли о железное тело Дровосека и от них получались вмятины на спине, груди, руках. Но эти удары, хотя и опасные, не были смертельными для Дровосека. Зато удары его страшного молота дробили дубовые головы его противников, разбивали на куски их сосновые туловища. Только десять точных ударов нанес врагам Железный Дровосек и на месте взвода дуболомов лежала груда деревянного лома, годного только в печку варить суп.

Но последний солдат перед тем, как рухнуть на землю, нанес дубиной в грудь Дровосека такой сильный удар, что у него отлетела заплатка, сделанная Гудвином, когда тот вставлял Дровосеку сердце. Дровосек зашатался и видно было, как болтается внутри красное шелковое сердце. Прежде чем Железный Дровосек опомнился, к нему подкрался сзади капрал Эльвед, который уцелел, так как еще не вступил в битву. Краснолицый капрал подхватил с земли дубину и нанес ужасный удар в спину Дровосеку. Сердце сорвалось и вылетело на песок, спина Дровосека надломилась, он рухнул, успев только прошептать:

— Сердце, мое сердце!

Капрал Эльвед испустил торжествующий крик, которому вторили злобные вопли Энкина Фледа.

— Бей его! — кричал Флед. — Расправься со Страшилой! Убей фельдмаршала! Хватай девчонку, она — фея, она у них самая главная!

Страшила, Чарли Блек и остальные выступили вперед, защищая своими телами девочку. Из засады выскочил Лев, но он был слишком далеко от места боя. Кагги-Карр заметалась перед лицом краснолицего капрала, пытаясь остановить его — напрасно. Он несся, свирепый и страшный, размахивая тяжелой дубиной.

И в этот момент из-за большого камня стрелой вылетел маленький человек, лучший мастер страны мигунов и бросился под ноги Эльведу. Тот с разбегу шлепнулся и покатился по земле, но быстро вскочил и уже готов был опустить дубинку на голову самоотверженного мастера. Однако в этот момент свистнуло лассо, петля охватила руки Эльведа. Чарли Блек, Фарамант и Дин Гиор дернули аркан и краснолицый капрал тяжело свалился на песок. И тут из-за камней посыпались десятки мигунов и мигуний, до того лишь взволнованных свидетелей битвы. Они грудой навалились на капрала, отобрали оружие, связали его арканом. Другие набросились на Энкина Фледа, вырвали у него меч и кинжал, которыми он, впрочем и не пытался воспользоваться.

С владычеством Урфина Джюса в стране мигунов было покончено навсегда.

Над головами наместника и капрала поднялись тяжелые камни

— Не надо, — сказал Страшила. — Мы будем судить их.

А Энкин Флед, дрожащий, упал на колени.

— Там… в этом вашем ультиматуме… сказано… — запинаясь, бормотал он. — Если сдамся… десять лет… мостить дороги… Я сдаюсь… Сдаюсь!

— Презренный предатель! — сказал Дин Гиор. — Ты дважды изменник! Первый раз ты изменил своему народу, когда пошел на службу к тирану. А второй раз сегодня — когда после честной битвы замыслил подлое убийство безоружных людей. Я думаю, ты не отделаешься мощением дорог. Увести пленников.

И их увели.

Тем временем Элли со слезами на глазах хлопотала около безжизненного Дровосека. Она, впрочем, не впала в отчаянье, так как знала, что мигуны, искусные мастера, восстановили ее друга, когда он был еще в худшем состоянии. Она подобрала шелковое сердце, бережно сдула с него песок и спрятала до того момента, когда оно понадобится.

Чарли Блек склонился над Дровосеком.

— Клянусь людоедами Куру-Кусу и всеми их тремя тысячами триста тридцатью тремя богами, этот парень сражался как герой! Неужели с ним все покончено?

— Нет, что вы! — ответил Лестар, тот мастер, который бросился под ноги капралу. — Мы уже имеем опыт в починке господина правителя. Три дня работы и он будет как новенький… Конечно, если не затеряны какие-нибудь части, — добавил он. Тогда ремонт потребует большего времени.

Ликующая толпа мигунов проводила до дворца свою фею спасительной воды. Дорогой они мигали так отчаянно, что из глаз у них покатились крупные слезы и они почти ничего не стал видеть. И при этом они похвалялись, что данную в честь феи клятву умываться трижды в день они соблюдают с величайшей добросовестностью, даже в тяжелые дни правления Энкина Фледа. Наверное это и помогло им избавиться от врагов!

 






Letyshops


РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама