фото
фон

Как были прогнаны саблезубые тигры


 

 

Жевуны проводили Элли и всех ее спутников до границы своей страны. Когда остались позади последние фермы и вдоль дороги потянулся угрюмый лес, жевуны сложили поклажу на дорог и низко склонились перед Элли.

— Прощай, милостивая госпожа, фея убивающего домика! Не сердись за то, что мы не решаемся идти дальше. Но там там жутко, и пустынно, и одиноко…

Жевуны горько заплакали и поставили свои шляпы на дорогу чтобы бубенчики своим звоном не мешали им рыдать.

— Прощайте, милые друзья, — ответила Элли. — И перестаньте, пожалуйста, плакать, ведь вы теперь свободны, надеюсь, навсегда!!!

— Правда, правда, а мы ведь и забыли об этом!

И жевуны разразились дружным смехом. Эти простосердечные маленькие люди удивительно быстро переходили от одного настроения к другому.

Когда фигурки жевунов исчезли за поворотом дороги и смолк мелодичный звон их бубенчиков, путники пошли своей дорогой.

В стороне от дороги на лесной просеке показалась небольшая хижина. Элли сразу узнала ее.

— Это же хижина Железного Дровосека! — радостно закричала она. — Здесь мы ночевали со Страшилой, а утром увидели самого Дровосека. Бедняжка стоял под деревом, неподвижно, как статуя и только мог стонать. Помнишь, Тотошка?

— Помню, — мрачно ответил песик. — Я тогда сломал зуб, когда укусил его за ногу. Признаюсь, это было моей ошибкой, потому что Дровосек оказался славным человеком. Но ведь не знал же я, что он сделан из железа, а моим долгом было защищать Элли.

Уже спускалась ночь и путники решили переночевать в хижине Дровосека, что избавило от необходимости разбивать палатку. Правда, для моряка хижина оказалась короткой и его ноги торчали из раскрытой двери.

Под вечер следующего дня Лев сказал:

— Скоро мы дойдем до моего родного леса, где я впервые встретился с Элли. Там мы переночуем на чудесном мягком мху, под чудными развесистыми деревьями, у чудного глубокого пруда, где живут чудные лягушки, у которых самые громкие голоса в Волшебной стране.

— Удивляюсь, — насмешливо сказал Тотошка. — Как это ты решился покинуть такое чудное место и поселиться в чужом лесу?

— Что же поделаешь, государственные обязанности, — вздохнул Лев, потрогав лапой золотой ошейник. — Уж коли меня там выбрали царем…

Через два дня дорога вымощенная желтым кирпичом, уперлась в лес, где жили саблезубые тигры. Послышалось отдаленное низ кое рычание, похожее на отзвуки дальнего грома и у путников стало нехорошо на душе.

Чарли Блек скомандовал остановку.

— Надо готовиться к переходу через тигровый лес, — сказал он спутникам.

— Что ты думаешь делать, дядя Чарли у тебя есть какое-нибудь средство? — с любопытством спросила Элли.

— Разве ты опять забыла, что мы несем с собой всепревращальное полотнище? — ответил моряк.

— Не знаю, как оно может нам помочь!

— О, оно способно на всякие чудеса!

Моряк достал из рюкзака полотнище и слегка надул его. Потом разостлал на краю дороги, порылся в одном из бесчисленных клапанов рюкзака, извлек оттуда флакончик с краской, кисточку и принялся за дело.

Он нарисовал на полотнище страшную звериную морду с огромной гривой, огромными глазами, огромной разинутой пастью, в которой торчали огромные острые зубы…

Когда рисунок высох, Чарли перевернул полотнище и повторил изображение на другой стороне. Тут его фантазия разыгралась и он добавил зверю огромные изогнутые рога.

Затем Чарли срубил два тонких деревца, очистил от веток и привязал между ними полотнище так, что можно было нести его держа за шесты.

Нижние концы шестов моряк заострил. Когда он воткнул их в мягкую землю возле дороги, с высоко поднятого полотнища глянул чудовищный зверь. Полотнище было натянуто не очень туго, ветер шевелил его и казалось, что чудовище щурит глаза и оскаливает страшные зубы.

Спутники Чарли почувствовали себя не очень уютно. Даже смелому Льву стало не по себе, Тотошка с визгом полез под львиное брюхо, а Кагги-Карр зажмурила глаза.

— Подождите, — ухмыльнулся моряк. — То ли еще будет, клянусь всеми колдунами и ведьмами!

Вечерело. Мрак быстро спустился на землю и вдруг нарисованная морда чудовища начала светиться и чем становилось темнее вокруг, тем она светилась ярче. Казалось, глаза зверя мечут искры, пасть извергает потоки пламени, по гриве и рогам перебегает огонь.

— Дядя Чарли, что это? — в испуге спросила Элли, прячась за спину моряка.

— Не бойся, Элли. Все очень просто. Краска содержит фосфор, а он светится в темноте.

Элли успокоилась, но Лев, Тотошка и Кагги-Карр ничего не поняли и голова зверя по прежнему казалась им таинственной и страшной.

— Я думаю, эта картинка защитит нас от саблезубых тигров, — сказал Чарли. — Однако пора и в путь.

Моряк достал из рюкзака две трубы из гибкой коры и протянул одну из них Элли.

— Когда войдем в тигровый лес — дуй изо всех сил.

Чарли Блек шел впереди, Элли — сзади, они держали шесты правыми руками и полотнище двигалось так, что одна звериная морда смотрела направо, другая — налево. Трубы в левых руках Чарли и Элли пронзительно дудели. Рев их напоминал и вой шакала, и хохот гиены, и мычание носорога, и голоса всяких других лесных зверей. К этим устрашающим звукам Лев присоединил свой могучий рык, а ворона пронзительно каркала. Тотошка тоже громко визжал.

Маленькая компания производила такой дьявольский шум, а огромные звериные морды, словно испускавшие искры, выглядели так зловеще, что саблезубые тигры, лежавшие в зарослях по краям дороги в ожидании добычи, задрожали от ужаса и поджав хвосты, убрались подальше в лесную чащу.

Ночной поход окончился благополучно и утром все вышли на берег большой и быстрой реки, где когда-то застрял на шесте Страшила. Здесь утомленные путники наскоро поели и даже не разбивая палатки, улеглись спать.






РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама