фото
фон

Урфин в Ранавире


Что касается первого похода Урфина в Ранавир, так он был неудачным. Проникнуть на территорию базы инопланетян он сумел. А вот тачку с фруктами и овощами оставил у ограды, так меньше риску.

Стучаться во дворец Гуррикапа Урфин не стал, без фруктов там ему нечего было делать. Но вокруг жилища волшебника Джюс обошел крадущейся походкой, затаиваясь за каждым углом. Он заглядывал в окна, — очень уж хотелось знать, как живут менвиты, — сначала в желтоватое, потом в розовое, голубоватое, но ничего, кроме стекол, рассмотреть не удалось.

Домой огородник, подхватив тачку, возвращался окружным путем, и путь этот пролегал как раз через Изумрудные копи. Урфин затаился за невысоким курганом из отработанной породы. Рабочий день в шахте только что кончился, и он очень близко видел приветливые лица арзаков с задумчивыми глазами.

Проследив, какой дорогой возвращались рабы к замку, Урфин забежал вперед и, вытряхнув из тачки, сложил на пути горняков великолепные плоды.

Арзаки, как завороженные, стояли перед этим чудом, а когда отведали, к ним пришло удивительное настроение, как будто они попали в сказку, где все надежды сбываются.

Урфин зачастил к Изумрудным копям. Больше всего его поражало то обстоятельство, что, выходя из забоя после работы, арзаки выглядели более живыми и веселыми, чем начиная свой труд. Как будто они не уставали, а отдыхали в шахте. Впрочем, отдав добытые изумруды геологу-менвиту, который стоял со шкатулкой у выхода, они опять становились вялыми, шли, не глядя друг на друга.

— А чудеса-то от изумрудов, больше не от чего, — сообразил Урфин.

В другой раз Урфин Джюс с тачкой, полной плодов, открыто приблизился к Ранавиру. Охрана тут же схватила его, и он предстал перед Баан-Ну, Роль переводчика выполнял Ильсор, о котором, как и другие жители Волшебной страны, Джюс знал.

— Отвечай, кто ты такой и зачем пришел к нам? — спросил генерал. Его, он этого не скрывал, интересовал беллиорец, который добровольно пожаловал к менвитам.

— Я огородник, выращиваю фрукты и овощи, каких больше нигде нет, — отвечал Урфин. — И готов возить их каждый день к столу господина генерала. За свои услуги я прошу сущий пустяк. Один изумруд за десять тележек.

Для волшебной страны, где изумрудов было столько, сколько звезд на небе, это была действительно скромная плата.

В заключение беседы огородник разложил перед Баан-Ну виноград, дыни, клубнику и еще всякую всячину, которую привез в тачке.

По мере того, как генерал пробовал фрукты, его недоверие к беллиорцу пропадало. Баан-Ну даже согласился расплачиваться изумрудами, решив, однако, отобрать их у огородника, как только завоюет Гудвинию.

С тех пор Джюс каждый день прикатывал менвитам на кухню по нескольку тачек волшебных фруктов, Скоро до Изумрудного города долетела весть о предательстве Урфина, который добровольно согласился поставлять плоды со своего огорода генералу и другим менвитам. Конечно, не бесплатно — за десять тачек он получал великолепный изумруд. Кроме того, Пришельцы обещали не трогать его, когда они завоюют Гудвинию, а может, и всю Беллиору.

 

ПЕРВАЯ ПОБЕДА АЛЬФРЕДА КАННИНГА

 

Жители страны Гуррикапа никаких опасений у Баан-Ну не вызывали. Относительно удивительных созданий Волшебной страны — Страшилы, Железного Дровосека, Тилли-Вилли и других — он пребывал в неведении. Его волновали великаны. И еще, если из Большого мира сюда явилась армия с пушками и ружьями, тогда стоило призадуматься. Но генерал твердо верил: многочисленная армия не сможет приблизиться тайком.

Все же Баан-Ну счел нелишним принять некоторые меры предосторожности. Он приказал окружить Ранавир изгородью из колючей проволоки, лишь коегде оставив в ней проходы, В этих местах рабочие приладили сигнализацию из рупоров, звонков, антенн: ревом сирен она даст знать о всяком, кто попробует пройти.

В первые же дни случилось несколько ложных тревог: сирены гудели, а поблизости никого не оказывалось. Если бы менвиты были повнимательнее, они заметили бы в кустах и за большими камнями уморительные рожицы гномов. Но им было невдомек. Они просто-напросто терялись в догадках, отчего приходит в действие сигнализация.

А когда гномам надоело дразнить менвитов, они прорыли под проволокой длинные канавки-траншеи и по-прежнему разгуливали втихомолку по территории базы.

Когда Альфред Каннинг просматривал в Изумрудном дворце донесения гномов, ему показалась забавной мысль о ложных тревогах. Хорошенько все обдумав, он приписал к очередному наказу Страшилы несколько слов. Они касались прежде всего Кагги-Карр.

Вскоре на всех пропускных пунктах инопланетян поднялась тревога. Сирены оглушительно завыли, прямо-таки захлебываясь криком.

Менвиты с лучевыми пистолетами наготове бросились к изгороди, У всех инопланетян возникла одна и та же мысль: «На базу напали беллиорцы».

Но у колючей проволоки было пусто. Менвиты обследовали метр за метром все ограждения — попрежнему никого! Озадаченные, они вернулись. Однако не успели сделать и ста шагов, как вой возобновился. Несколько раз повторялась такая история. Наконец, по трепетанию листьев по лесу Пришельцы поняли: «Птицы!».

Да, всю эту суматоху, весь этот шум-гром устроили свиристели и ласточки. Стаей налетали они на сигнализаторы, которые сразу начинали реветь. Командовала атаками пернатых Кагги-Карр. Налеты продолжались не однажды, а птицы оставались неуловимыми.

Обитатели Ранавира долго бились, пока, наконец, не махнули рукой на дневную суматоху.

Но тут в игру включились летучие мыши. Водились они в ближайших пещерах тысячами. И что тут началось! Вой сирен не смолкал по ночам ни на секунду, его не могли вынести ничьи уши. Рамерийцы перестали спать.

Генерал Баан-Ну, посиневший от бессильной злобы, приказал рабочим-арзакам выключить сигнализацию.

Так Альфред Каннинг одержал первую, пусть не очень значительную, но все же победу.

 






Letyshops


РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама