фото
фон

Нашествие невидимой армии


Мыши подключились к работе государственной важности, и подземный ход стал расти не по дням, а по часам, Вслед за полчищами мышей по мягкой взрыхленной земле, специально оставленной для приглушения шагов, шли бригады Лестара и Ружеро, прокладывая трубы, которые несли дуболомы.

Острозубое воинство разбилось на полки и батальоны, и у каждого подразделения был свой участок работ. Одни вгрызались в землю, проделывая тысячи норок, которые, сливаясь, образовывали большую нору, другие выносили землю аккуратно и понемногу, чтобы никто не заметил, ссыпали ее в лесу у корней деревьев. Остальные пробрались в замок-убежище.

Энни мирно спала в Синем домике, у двери которого снова стоял часовой, а тем временем в Ранавире сновали серые полчища. Мыши с удивительной ловкостью протискивались сквозь незаметные дыры и щели, словно вода, просачивалась через плохо притворенные двери комнат и дверцы шкафов.

И вот утром в мастерских менвитов у электрических проводов оказалась полностью обгрызенной изоляция. Колбы, мензурки, пробирки с различными веществами валялись разбитыми на полу. Баки с пробами топлива были продырявлены — из них вытекло горючее. От гербариев, собранных из растений Волшебной страны, осталась одна труха. У комбинезонов, висевших на вешалках, уцелели только воротники: остальное клочьями лежало на полу.

Баан-Ну еще спал, когда к нему вошел Ильсор. Переступив порог личных покоев генерала, он так удивился, что начал протирать глаза.

— Мой генерал, господин Баан-Ну, — тихо позвал Ильсор.

Баан-Ну вздрогнул, и сон мигом слетел с него. Картина ужасного погрома предстала перед ним. От шкуры тигра, лежавшей у постели, остался один пух. Ночной халат генерала был изорван на полосы. Великолепные сапоги больше походили на сандалии, какие носили древние греки, остальное было съедено.

Ильсор хотел подать Баан-Ну его мундир, но в шкафу была груда лоскутьев.

Баан-Ну в ночной рубашке, не дожидаясь, когда ему принесут запасную одежду с «Диавоны», поспешил в свой кабинет. Сердце его замирало от предчувствия непоправимой беды. Накануне он так устал от описания схватки с полчищем невидимок, что, поставив точку, не убрал рукопись, как обычно, в портфель и не спрятал под подушку.

Этот бой с невидимками снился ему всю ночь, неужели он оказался пророческим?

Взглянув на стол и увидев там лишь горстки бумажной пыли, Баан-Ну со стоном обхватил голову руками и опустился в кресло,

В это время прибыл с докладом Мон-Со.

— Мой генерал, — начал он, — в Ранавире разбито, разорвано все, что можно разбить и разорвать. Наверное, это земляне побывали…

Мон-Со не успел договорить, на пороге показался врач Лон-Гор.

— Мой генерал, — сказал он, — бинты исчезли, термометры перебиты, все порошки рассыпаны и перемешаны. Земляне…

— Какие земляне? Что вы мне голову морочите землянами? — закричал на них генерал, он больше не мог сдержаться. — «Завоевание Беллиоры», моя книга, труд всей моей жизни погиб, — запричитал он, к недоумению стоявших менвитов.

Самым любопытным во всей этой неразберихе оказалось то, что личное имущество арзаков не пострадало. Баан-Ну потребовал к себе пленников. К нему привели Энни, Эльвину и Ментахо. Но затворники Синего домика не ведали ничего. Да и как они могли знать, если окна дома закрывали стальные решетки, дверь снаружи была заперта, а часовой-менвит ни на шаг не отходил от крыльца…

 






РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама