В новой тюрьме

 

После исчезновения королевы полевых мышей Энни решила испытать телевизор. У нее было опасение, что ящик испортился, когда Тим стукнул им по голове Урфина Джюса. Поставив телевизор на хромоногий столик, девочка, волнуясь, произнесла волшебные слова:

«Бирелья-турелья, буридакль-фуридакль, край неба алеет, трава зеленеет. Ящик, ящик, будь добренький, покажи мне Страшилу и Железного Дровосека!»

И тотчас матовое стекло осветилось, на нем показалась дорога, а по дороге шли Дровосек и Страшила, окруженные стражей.

— Так и есть! — воскликнула Энни. — Их переводят в другую тюрьму.

Поддерживаемый Дровосеком, Страшила еле плелся, ноги его подгибались, голова клонилась на грудь. Видно было, что он совершенно обессилел. Немногим лучше чувствовал себя и Дровосек. Даже в телевизоре слышно было, как поскрипывают его давно не смазанные суставы.

Энни видела Страшилу впервые, но она так хорошо знала его по рассказам сестры, что теперь девочке показалось: она много-много раз сидела рядом с ним, брала его непослушные мягкие руки, гладила умную, набитую отрубями голову…

— Бедный, бедный, — прошептала Энни сквозь слезы, — что они с тобой сделали?!

Компания слышала, как Дровосек подбадривал друга. Толку от этого не получилось никакого. Тогда железный человек взял Страшилу на руки и понес, как заботливая мать ребенка.

Ах. Дровосек, Дровосек! Твое нежное сердце никогда не изменяло тебе, даже в самые тяжелые минуты жизни… И пусть бы все люди из плоти и крови вели себя так же, как ты, насколько краше была бы жизнь на земле!

Правительница Изумрудного острова, наименее чувствительная из всех зрителей, хладнокровно следила за тем, куда Марраны ведут узников. Время от времени она бормотала:

— Перекресток Двух дубов… Ферма «Земляничный холм»… Куда же теперь? Ага, конечно. Мостик влюбленных… Знаю, знаю! — вдруг заорала она. — Их ведут в поместье Олла Бирна!

— Чему вы радуетесь? — с укором спросила Энни.

— Ну, как же, мне знаком там каждый камень, — ответила ворона. — И если их посадят в овощехранилище… Ой-ой-ой, туда и повели!

Кагги-Карр принялась хохотать. На немой вопрос друзей пояснила:

— Там в крыше есть дыра. И через эту дыру я немало потаскала у Бирна яблок и груш, ха-ха-ха!

Энни и Тим повеселели: у них появилась возможность сообщаться с Дровосеком и Страшилой. Но еще больше возросла их радость, когда экран показал им внутренность сарая, и там они увидели Дина Гиора и Фараманта. Ребята узнали их — первого по длинной бороде, второго — по зеленым очкам, которых он никогда не снимал.

— Ура, ура, ура! — приплясывал Тим. — Теперь мы освободим всех четверых сразу?

Действительно, задача Энни и Тима намного облегчилась. Участь Длиннобородого Солдата и Стража Ворот Фараманта беспокоила ребят, но они не знали, где их разыскивать. Новое открытие давало возможность покончить все одним ударом.

Успокоившись на этот счет, можно было перейти к другим наблюдениям. Ребята захотели увидеть Урфина Джюса. Диктатор сидел на троне очень мрачный. На голове его Тим с великим удовлетворением усмотрел огромную шишку, плохо скрытую бинтом.

Перед Урфином стоял начальник полиции, толстенький рыжеволосый Энкин Флед, и властелин отдавал ему приказы. Потирая шишку, он заговорил:

— Я чувствую, что близ Изумрудного острова появились какие-то неведомые друзья Страшилы. Если бы это происходило восемь лет назад, я руку бы отдал на отсечение, что тут действует эта фея, девчонка Элли.

Энни фыркнула и тотчас зажала рот рукой, точно испугавшись, что ее услышит Урфин. А тот продолжал:

— Поставь на ноги всю полицию, всех советников, всех моих приверженцев! Объяви: кто обнаружит врагов, получит десять… нет, пять самых крупных изумрудов из моей казны!

По просьбе вороны Энни переключила экран на Фиолетовую страну. Кагги-Карр хотела увидеть Лестара. По рассказам Элли девочка хорошо знала этого маленького деятельного старика, лучшего мастера среди Мигунов.

Зрители увидели Лестара на огромной куче земли. В ту и другую сторону простирался глубокий ров, а по его внутреннему краю возвышались каменные башенки с бойницами.

— Они строят укрепления! — вскричал Тим. — Реллем сказал нам правду.

— Как же это могло оказаться ложью? — с достоинством возразила Кагги-Карр. — Ведь это он от меня получил информацию.

 










РЕКЛАМА

Загрузка...