фото
фон

Орехи с дерева нух-нух


 

 

Захватив город. Прыгуны наводнили дома и лавки, заполонили дворец. Все в Изумрудном городе удивляло и восхищало их. Солдаты с хохотом стаскивали с горожан зеленые очки и надевали на себя. И не могли опомниться от изумления, когда все вокруг казалось им зеленым.

Изумруды между камнями мостовой, на крышах и стенах домов не казались Марранам диковинкой, они водились у них в горах. Но высота домов, почти смыкавшихся вверху, роскошь комнат, устланных коврами, уставленных красивой мебелью, поразили обитателей соломенных шалашей.

Вот когда осуществились щедрые обещания огненного бога! Врываясь в жилище богатого ремесленника или купца, солдаты Урфина выталкивали хозяев с оглушительным криком:

— Это — мое!

Изгнанные жители со слезами покидали остров. Теперь они даже жалели о тех временах, когда Урфин Джюс явился к ним с дуболомами. Те, по крайней мере, не гнались за чужим добром, им не нужны были ни кров, ни пища, ни одежда. И если Джюс обложил тогда горожан огромной данью, то хоть не выгонял из домов.

Устанавливать порядок в городе Урфин начал с того, что выдворил солдат из дворца.

— Дворец — жилище бога! — было объявлено им. — Здесь могут находиться только телохранители Великого Урфина, которых он выберет из числа самых достойных воинов. А посетителей следует допускать лишь после доклада повелителю.

Увы! Телохранители не оправдали оказанного им доверия. В первую же ночь они, по обыкновению, заснули как убитые. И если бы Дин Гиор и Фарамант не оказались в плену, Урфин был бы схвачен в первую же ночь. Но смельчаки сидели в тюрьме, и завоеватель с облегчением встретил рассвет после бессонной ночи.

К большому удивлению Урфина, в раскрытое окно Тронного зала влетел его старый верный помощник по колдовским делам филин Гуамоколатокинт.

— Гуам! — вскрикнул пораженный Урфин.

— Гуамоко! — строго поправил филин. — Мы, помнится, договорились с тобой, что на меньшее я не согласен.

Урфин невольно подивился настойчивости птицы, которая за десять лет не забыла своих притязаний.

— Гуамоко так Гуамоко, — согласился Джюс. — Во всяком случае, я рад видеть тебя живым и здоровым, старый приятель!

— Ты знаешь, король, весть о твоем появлении в наших краях дошла до меня в тот же день, когда твоя армия осадила остров.

— А почему ты сразу не явился навестить меня? — поинтересовался Урфин.

— Да так, стар я стал и тяжел на подъем. Собирался каждый день и все откладывал.

На самом же деле старый хитрец выжидал, чем кончится осада. И если бы Урфин был отбит и ушел ни с чем, Гуамоко и не подумал бы к нему явиться. А теперь… Теперь — иное дело, с победителем можно вновь дружить.

— Я тебе принес хороший подарок, — продолжал филин. — Известно ли тебе, что я — владыка всего здешнего племени филинов и сов? Уважая мои знания и опыт, они кормят меня мышами и птичками…

— Все это мало относится к делу, — нетерпеливо перебил Урфин.

— Слушай дальше. Однажды мои подданные не смогли раздобыть для меня очередную порцию мышей и предложили заменить их сладкими орехами дерева нух-нух. Орехи не пища для нашего брата, но пришлось согласиться. Я склевал их не так уж много, но что бы ты думал: на меня напала такая бессонница, что я целые сутки не сомкнул глаз.

Урфин радостно оживился:

— Так ты говоришь, орехи нух-нух…

— Это то, что нужно твоим стражам. Я в городе с вечера, не раз проверял бдительность твоих караульных и — скажу тебе по чести — таких сонь я в жизни не видывал. Их хоть на куски режь, они не проснутся.

— Орехи для бессонницы — это чудесно, — согласился Урфин. — Сейчас я отправлю в лес десяток людей с корзинами, и ты, милый Гуамоколатокинт, покажи дерево нух-нух. В стране Жевунов я такого не знал.

— Оно растет только в окрестностях Изумрудного острова, — пояснил филин, польщенный тем, что Урфин назвал его полным именем.

— Если орехи нух-нух оправдают себя, я велю трем охотникам доставлять тебе каждый день свежую дичь, — расщедрился Джюс.

Через несколько часов драгоценный груз был доставлен во дворец. Урфин велел сделать из ядер ореха крепкий настой с ванилью и другими пряностями и каждому часовому приказал выпить на ночь кружку этого напитка.

С этой поры дозорные не спали по ночам, и самозваный король чувствовал себя спокойно под их охраной. Правда, оказалось, что орехи нух-нух не такие уж безвредные. Тем, кто пил отвар, мерещились наяву разные видения, глаза у них блуждали, они заикались, их мучила непонятная тоска. Хорошее настроение возвращалось к ним лишь после того, когда они выпивали новую порцию зелья.

Из Фиолетовой страны не поступало никаких донесений, и Урфин полагал, что там его власть установлена прочно. Он обратил взоры на Запад. Джюс отправил против Жевунов и рудокопов три отборные роты солдат под начальством Харта, которого возвел в чин полковника.

— Через три недели Голубая страна должна быть завоевана, — приказал король.

Радости Урфина Джюса не было пределов: ему казалось, что все его планы выполняются с изумительной точностью, даже несмотря на то что его покинул гигантский орел.

— Хорошо, что Карфакс оставил меня, — вслух размышлял Урфин, следя взглядом за колонной Харта, шагавшей по дороге, вымощенной желтым кирпичом. — Тяжело иметь дело с птицей, помешанной на честности. Она, видите ли, не признает обмана, ха-ха-ха! Да разве без обмана стал бы я королем и богом? Будущее сулит мне только победу и славу…






РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама