фото
фон

Новые заботы Урфина Джюса


Когда Урфин Джюс в первый раз захватил власть в Изумрудном городе, среди его жителей нашлись предатели, которые переметнулись на его сторону и служили ему. Первым среди них был Руф Билан, возведенный королем в сан главного государственного распорядителя. После свержения Урфина Руф Билан сбежал в Подземную страну и там за новые преступления был усыплен чудесной водой на десять лет.

Но оставались еще в городе Кабр Гвин, бывший наместник Голубой страны, Энкин Флед, правивший Мигунами от имени Урфина, и другие изменники. Их простили, сохранили им жизнь и имущество, и мягкосердечный Страшила даже допустил их ко двору. Это было большой ошибкой правителя.

Лишь только Урфин опять водворился в Изумрудном городе, как все его бывшие министры и советники явились к нему и выразили глубокую радость по случаю его возвращения. Урфин всех их принял на службу и дал им высокие должности. В сан главного государственного распорядителя он возвел богатого купца Кабра Гвина. Энкин Флед стал начальником полиции.

Осматривая захваченное имущество Страшилы, Урфин обратил внимание на розовый ящик превосходной работы с передней стенкой из матового стекла. Король попытался открыть его, но безуспешно. Пока он возился с телевизором, к нему с докладом вошел Кабр Гвин.

— Этот ящик не открывается, ваше величество, — почтительно доложил Гвин. — Что у него внутри — неизвестно, но он — магический.

— Магический?!

Глаза Урфина заблестели от радости. Неужели он столкнулся с новым, еще неизвестным ему чудом, которое сможет использовать в своих интересах?

— Да, ваше величество, — подтвердил Гвин. — Я не раз наблюдал, как наш бывший правитель говорил какие-то слова, и на стекле появлялись различные движущиеся изображения. То виден был Железный Дровосек, то Смелый Лев, а иногда появлялись и вы…

«Волшебное зеркало! — догадался Урфин. — Вот почему Страшила знал, где я проводил первые годы своего изгнания. Он видел меня в этом зеркале! Я обязательно должен узнать его тайну!»

— Какие слова говорил Страшила? — спросил Джюс.

— Никто никогда не слыхал их. Правитель произносил их шепотом.

— Прикажите привести ко мне Страшилу!

Через час бывший правитель острова появился перед Урфином. Страшила имел жалкий вид: черты его лица начали расплываться от сырости, ноги плохо держали отяжелевшее туловище. Но дух его был бодр.

— Что вам от меня нужно? — спросил он хриплым голосом.

— Я хочу, чтобы вы открыли мне секрет розового ящика. Скажите магические слова, которые приводят его в действие, и вы получите свободу. Более того, я отпущу вашего друга Дровосека. Я знаю, ему не сладко приходится в заключении.

«Я дам им свободу, но под строгим надзором», — подумал Урфин.

— А если я откажусь?

— Тогда я сожгу вас и прах развею по ветру!

— Ну что же, жгите! Быть может, ветер, который развеет мой прах, подскажет вам магические слова!

Никакие уговоры и угрозы не смогли заставить Страшилу открыть тайну. Его увели обратно в подвал к Дровосеку. И там Страшила открыл другу магические слова. Он боялся, что волшебный ящик станет ненужной безделушкой, если Урфин, разъярившись, уничтожит его, Страшилу.

Урфину до зарезу нужно было узнать секрет ящика. После того как Марраны покинули свою уединенную долину, ореол огненного бога значительно потускнел в их глазах. Да, Великий Урфин попрежнему мог извлекать огонь неуловимым движением руки. Но Марраны убедились, что жители Фиолетовой страны и Изумрудного острова владели этим волшебством почти в такой же мере. Достаточно было им чиркнуть деревянной палочкой по черному боку небольшой коробки, и на конце палочки вспыхивало пламя. Мигуны называли эти таинственные палочки спичками. Что же, выходит, все подданные Дровосека и Страшилы — тоже Огненные боги? Да что там говорить, даже некоторые смельчаки из Марранов научились добывать огонь таким чудесным способом. Значит, и они — боги?

Если Марраны еще не уверились, что их одурачили, то, во всяком случае, они были близки к этой мысли. Так доносил каждый вечер Урфину его главный шпион, клоун Эот Линг. И если это смелое племя взбунтуется, как удержишь его в подчинении?

Все изменилось бы, если бы Урфин овладел тайной волшебного ящика. Он мог бы каждому из своих подданных рассказать, что делал тот в любой час дня и в любом месте, где бы ни находился. Вот это всеведение было бы поистине божественным.

Джюс пришел к совершенно нелепой мысли, что можно разгадать тайну ящика, если наговорить множество слов в различных сочетаниях. Урфин сидел перед телевизором и бормотал:

— Шалаш-ералаш, зарево-марево, пуфики-муфики… чикало-брыкало… Ящик, милость окажи, мне картинку покажи!.. Каламас-паламас, бахали-трахали… шерево-мерево, розовое дерево… Ящик, ты мне добрый друг, покажи-ка все вокруг!..

Но ящик оставался немым и темным.

Урфин не понимал, что он мог миллион лет бормотать бессмысленные слова и все равно был бы так же далек от цели, как путник, который задумал бы добраться пешком до края Вселенной.

И тогда Урфин в ярости бросал ящик на пол, принимался пинать ногами. Чудесное творение Стеллы было неуязвимо.

Однажды Джюс в досаде хватил по стеклу молотком. Молоток отскочил и стукнул Урфина по лбу.

— Привести ко мне Страшилу! — заорал Урфин, открыв двери зала.

И снова уговаривал Джюс бывшего Правителя Изумрудного острова, льстил ему, угрожал — все напрасно.

Страшила мужественно хранил тайну. Даже предложение Урфина объявить упрямца своим соправителем, то есть разделить с ним власть на равных правах, было отвергнуто.

Как просто и легко было уничтожить соломенного человека! Но секрет ящика умер бы с ним, и Страшила продолжал жить.

И снова Урфин, уставившись в матовое стекло воспаленными глазами, Шептал бессмысленные слова…

 








РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама