фото
фон

История Карфакса


Бесчисленны чудеса Волшебной страны, и целой человеческой жизни не хватило бы узнать их все. Как будто не так уж и велика она была, каким отличалась разнообразием природы, сколько людских племен, необычайных животных и птиц ее населяло!

В уединенной долине Кругосветных гор, в северной их части, жило племя гигантских орлов. Оттуда был родом Карфакс, нежданный гость Урфина Джюса.

Вот что рассказал изгнаннику Карфакс, когда оправился от ран.

— Наше племя обитает в Кругосветных горах очень давно, — говорил орел, — численность его очень невелика. А причина этому такая. Наша пища — туры и горные козлы, населяющие склоны гор и глубокие ущелья. Козлиное племя могло бы размножаться и жить без забот, но этому мешаем мы, орлы, охотясь за ними.

С нашей зоркостью, силой и быстротой полета мы могли бы истребить всех козлов и туров, но мы этого не делаем. Исчезновение животных означало бы и наш конец: мы вымерли бы с голоду. И потому еще с древних времен число членов нашего племени не должно превышать одной сотни.

— Как же это вам удается? — спросил заинтересованный Урфин.

— Наши законы на этот счет очень строги, — ответил Карфакс. — Орлиная семья имеет право вывести птенца лишь в том случае, если кто-нибудь из взрослых членов племени умирает от старости или погибает от несчастного случая, например, расшибется о скалу при неосторожном нападении на добычу.

— Но кто же получает право дать замену умершему?

— Это право дается в порядке строгой очереди всем семьям, населяющим Орлиную долину. Обычай свято выполнялся в течение столетий, но недавно он был нарушен, и это принесло нашему народу огромные бедствия. Мы живем очень долго, — продолжал Карфакс, — полтораста — двести лет, поэтому в нашей долине маленький появляется далеко не каждый год. Посмотрел бы ты, как ухаживают за ним орлицы, как ссорятся, кому покормить птенца или пригреть под крылом! Часто они отпихивают от малыша родную мать… Что поделаешь, — вздохнул Карфакс, — материнские чувства у наших женщин сильны, а счастье вывести детеныша достается каждой из них всего раздва за ее долгую жизнь.

«У нас, людей, с этим делом обстоит проще, — подумал Урфин. — Можно иметь сколько угодно ребят, хотя это порядочная обуза».

Карфакс продолжал:

— Мне восемьдесят лет, это у нас, гигантских орлов, самый расцвет силы и здоровья. В этом году очередь вывести птенца впервые досталась мне и моей подруге Араминте. Как радостно ждали мы того счастливого дня, когда жене будет разрешено снести яйцо! Какое уютное гнездышко из тонких веток и листьев приготовили в углублении скалы!.. И все рухнуло. Подлый вождь Аррахес, нарушив древний закон, объявил, что птенец будет выведен в его семье! Ему нужен был наследник, так как его единственный сын незадолго перед тем разбился, охотясь за туром… — Карфакс дрожал от негодования, рассказывая о бесчестном поступке вождя, а огородник с насмешкой думал о том, что он-то, Урфин, не стал бы кипятиться из-за такого пустяка.

— Скажи, человек, был ли достоин Аррахес оставаться нашим вождем после такого бесчестного нарушения отеческих обычаев? Я, по крайней мере, считал, что было бы позором подчиняться ему. У меня нашлись сторонники. Мы готовили восстание, чтобы свергнуть Аррахеса. К несчастью, в наши ряды пробрался низкий предатель, он обо всем рассказал вождю, выдал имена заговорщиков. Аррахес и его сторонники неожиданно напали на нас. Каждый из моих друзей имел дело с двумя-тремя противниками. Араминта погибла в первые минуты боя. На меня набросились Аррахес и орел, выдавший заговор. Думая найти спасение в бегстве, я пересек Кругосветные горы и углубился в Волшебную страну. Враги не отставали… Остальное ты знаешь, — устало закончил Карфакс.

Наступило долгое молчание. Потом орел заговорил:

— Моя жизнь в твоих руках. Возвратиться в горы я не могу. Если даже я поселюсь в самой отдаленной их части, Аррахес и его шпионы выследят меня и убьют. Охотиться в ваших лесах мне невозможно. Ты кормишь меня зверьками, которых называешь зайцами и кроликами. Они вкусны, но разве могу я разглядеть их в густой чаще и тем более схватить когтями…

Подумав, Урфин сказал:

— Топотун ловит для тебя дичь и будет делать это, пока ты не поправишься. А там посмотрим, быть может, я придумаю, как тебя прокормить.

И тут в темной душе Урфина зародилась мысль, что эта исполинская птица может послужить его целям. Вот долгожданное средство снова выбиться из безвестности и «схватить судьбу за рога», как он любил выражаться.

«Но мне надо быть очень осторожным, — размышлял Урфин. — Эта птица с ее странными понятиями о справедливости не станет помогать мне, если сочтет мои действия хоть в малой степени бесчестными… А впрочем, не буду торопиться, у меня хватит времени все обдумать».






SEO sprint - Всё для максимальной раскрутки!


РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама