фото
фон

Четвертая глава,


в которой после ночного набега хатифнаттов

 

фрёкен Снорк теряет свою челку

 

и где рассказывается о необычайно редких находках,

 

обнаруженных на необитаемом острове

 

Посреди ночи фрёкен Снорк проснулась с ужасным ощущением. Что-то коснулось ее мордочки. Не смея поднять глаза, она беспокойно принюхивалась. Пахло чем-то паленым. Фрёкен Снорк, натянув одеяло на голову, негромко вскрикнула:

— Муми-тролль, Муми-тролль!

Муми-тролль тотчас проснулся.

— Что случилось? — спросил он.

— Сюда нагрянула какая-то опасность! — сказала из-под одеяла фрёкен Снорк. — Я чувствую , тут затаилась какая-то опасность!

Муми-тролль вперил взгляд в темноту. Да, там что-то было! Мелкие огоньки… Светящиеся бледным светом фигуры, сновавшие взад-вперед среди спящих… Муми-тролль принялся трясти Снусмумрика, чтобы разбудить его.

— Видишь! — в ужасе прошептал Муми-тролль. — Привидения!

— Нет, — ответил Снусмумрик. — Это хатифнатты. Гроза зарядила их электричеством, поэтому они светятся. Не подавай признаков жизни, иначе тебя может ударить электрическим током.

Казалось, хатифнатты что-то искали. Они перерыли все корзины, и запах паленого становился все сильнее. Внезапно они собрались в углу, где спал Хемуль.

— Как ты думаешь, чего им от него надо? — взволнованно спросил Муми-тролль.

— Они, верно, ищут барометр, — объяснил Снусмумрик. — Я предупреждал, чтобы он не брал его с собой. Теперь они его отыскали!

Объединив усилия, хатифнатты вытаскивали барометр наверх. Чтобы удобнее схватить его, они влезли на Хемуля, и теперь запах паленого распространился далеко вокруг.

Снифф проснулся и начал скулить.

В этот момент в палатке раздались громкие вопли. Какой-то хатифнатт наступил на морду Хемуля. Начался неописуемый переполох. Робкие вопросы смешивались с жалобным воем, когда кто-то случайно наступал на хатифнатта и обжигался или получал удар электрического тока. Хемуль носился вокруг, крича от страха, и неожиданно запутался в парусине, отчего палатка рухнула и погребла под собой всех ее обитателей. Это грозило ужасной опасностью.

Позднее Снифф утверждал, что прошло не меньше часа, прежде чем они выпутались. (Возможно, он чуточку преувеличивал…)

Высвободившись наконец из парусины, хатифнатты исчезли в лесу вместе с барометром. И ни у кого не было ни малейшего желания их преследовать.

Хемуль с громкими воплями сунул морду в мокрый песок.

— Нет, это уж слишком! — заявил он. — Почему бедный невинный коллекционер-ботаник не может жить в мире и покое?

— Жизнь не исполнена мира и покоя! — восторженно заметил Снусмумрик.

— Дождь прошел, — сказал Муми-папа. — Видите, малыши, небо ясное! Скоро начнет светать!

Мама Муми-тролля дрожала мелкой дрожью от холода, крепко держа в руках свою сумку. Взгляд ее был устремлен ввысь над поверхностью бушующего моря.

— Соорудим новое жилище и попытаемся уснуть? — спросила она.

— Не стоит, — ответил Муми-тролль. — Завернемся в одеяла и подождем, когда взойдет солнце.

Они уселись рядышком на берегу, тесно прижавшись друг к другу. Снифф захотел сесть посредине, так как считал, что это — надежнее всего.

— Вы даже представить себе не можете, как это было ужасно, когда в темноте что-то коснулось моей мордочки, — сказала фрёкен Снорк. — Это было куда хуже грозы.

Они сидели, глядя на море в светлеющей ночи. Буря немного успокоилась, но буруны по-прежнему с грохотом накатывались на песок. Небо начало блекнуть на востоке, и было очень холодно. И тогда, в этот ранний предрассветный час, они увидали, как хатифнатты покидают остров. Лодки одна за другой выскальзывали, будто тени, из-за мыса, держа курс в открытое море.

— Великолепно! — обрадовался Хемуль. — Надеюсь, мне никогда больше не придется увидеть ни единого хатифнатта.

Они, верно, отыщут себе новый остров, — сказал Снусмумрик. — Таинственный остров, который никто никогда не найдет!

 








РЕКЛАМА

ActionTeaser.ru - тизерная реклама