Глава девятая

об одном несчастном папе

В тот самый день, когда Муми-папа писал свою пьесу, а Муми-тролль угодил под арест, Снусмумрик проснулся от шума дождя в своём шалаше из еловых веток. Очень осторожно, чтобы не разбудить своих малышей, а было их двадцать четыре, он выглянул наружу и увидел мокрый лес.

Совсем близко росли красивые зелёные папоротники на ковре из звездчаток, но Снусмумрик с горечью подумал о том, что лучше бы вместо них здесь росла репа.

«Наверное, всякий папа чувствует себя так, — подумал он. — Чем я их сегодня накормлю? Крошке Ми не так уж много бобов и надо, ну а эти заведомо слопают целый рюкзак!»

Он обернулся и посмотрел на детей леса, спавших во мху.

«Того и жди, что схватят насморк от дождя, — мрачно подумал он про себя. — И это ещё не самое худшее. Я не могу придумать ничего, чем бы позабавить их. Курить они не хотят. Мои рассказы их пугают. Стоять на голове целыми днями у меня нет времени: тогда я не поспею в Муми-дол до конца лета. Ах, если бы заботы о них взяла на себя Муми-мама! Муми-тролль! — с чувством внезапной признательности подумал он. — Мы опять будем купаться при луне, а потом сидеть и болтать в гроте…»

Тут одному из малышей приснилось что-то страшное, и он закричал. Все остальные проснулись и закричали за компанию.

— Так-так-так, — сказал Снусмумрик. — Прыг-скок! Глянь-погляди!

Это не помогло.

— Ты вовсе не кажешься им весёлым дяденькой, — объявила крошка Ми. — Последуй примеру моей сестры, скажи им: если не замолчите, я убью вас! А после этого попроси прощения и дай им карамелек.

— И это поможет?

— Ещё как! — сказала крошка Ми.

Снусмумрик приподнял свой шалаш из еловых веток и забросил его в можжевеловый куст.

— Вот как надо поступать с домом, в котором ты жил, — сказал он.

Дети леса разом умолкли и наморщили носы под моросящим дождём.

— Дождь идёт, — сказал один.

— Хочу есть, — сказал другой.

Снусмумрик с беспомощным видом посмотрел на крошку Ми.

— Постращай их Моррой! — предложила она. — Моя сестра всегда так делает.

— И ты становишься паинькой? — спросил Снусмумрик.

— Разумеется, нет! — сказала крошка Ми и расхохоталась.

Снусмумрик вздохнул.

— Ну-ну! — сказал он. — Вставайте, вставайте. Поторопитесь, и тогда вы кое-что увидите!

— Что именно? — спросили малыши.

— Так, кое-что… — неопределённо сказал Снусмумрик и помахал в воздухе лапой.

— Да ты сам не знаешь, — сказала крошка Ми.

Они шли и шли.

А дождь всё лил и лил.

Дети леса чихали, теряли башмаки и спрашивали, почему им не дают бутербродов. Некоторые ссорились друг с другом и затевали драки.

Один набил полный нос хвои, другой укололся о ежа.

Снусмумрик уже почти начал жалеть сторожиху в парке. Посадив одного малыша на шляпу, двоих на плечи и взяв двоих под мышки, он шёл, мокрый и несчастный, спотыкаясь о кустики черники.

И тут, когда ему стало совсем невмоготу, перед ними открылась прогалина. Посреди стояла маленькая избушка — труба и столбы калитки были увиты гирляндами из увядших листьев.

Снусмумрик, едва держась на подкашивающихся ногах, прошёл к двери избушки, постучался и стал ждать.

Никто не открывал.

Он опять постучался. Никакого ответа. Тогда он распахнул дверь и вошёл в избушку. Дома никого не было. На столе стояли увядшие цветы давно остановившиеся часы. Он отстранил от себя детей и подошёл к холодному очагу. На нём лежала оладья. Он прошёл в чулан. Малыши безмолвно следили за ним глазами.

Некоторое время всё было тихо. Потом Снусмумрик вернулся с бочонком бобов и поставил его на стол.

— Теперь вы будете есть бобы, пока не станете поперёк себя шире, — сказал он. — Потому что мы ненадолго остановимся тут и успокоимся, и я узнаю, как зовут каждого. Зажгите мне трубку!

Малыши, как один, бросились зажигать трубку.

Немного погодя в очаге уже горел огонь, все платьица и штанишки висели для просушки. Посреди стола стояло большое блюдо дымящихся бобов, а снаружи, с монотонно серого неба, лил дождь.

Они слушали, как капли шелестят по крыше и в очаге потрескивают дрова.

— Ну, как вы себя чувствуете? — спросил Снусмумрик. — Кто хочет играть в песочнице?

Дети леса посмотрели на него и засмеялись.

Затем они налегли на коричневые бобы Филифьонки.

Сама же Филифьонка сидела под арестом за вызывающее поведение и не подозревала, что у неё гости.









Ваш любимый сказочный герой?
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос:

РЕКЛАМА

Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru