Глава шестая

О том, как отомстили Сторожу парка

Если бы малышка Мю была чуть побольше, она бы непременно утонула. А она легко, словно пузырек, вынырнула из водоворота и, отфыркиваясь и отплевываясь, показалась на поверхности. Она плыла, как пробочка, и поток быстро уносил ее все дальше и дальше.

«Страсть как забавно, — подумала она. — Вот уж удивится моя сестра!»

Оглядевшись вокруг, она заметила плывшие рядом поднос для пирожков и шкатулку Муми-мамы. После недолгого раздумья (хотя на подносе еще оставалось несколько пирожков) она выбрала шкатулку и залезла туда.

Покопавшись в содержимом шкатулки и спокойненько разрезав несколько клубков ангорской шерсти, она свернулась калачиком в уютной шерстяной ямке и безмятежно заснула.

Шкатулка с нитками плыла и плыла. Ее занесло в заливчик, где дом сел на мель. Покачавшись в прибрежных камышах, шкатулка наконец увязла в иле. Но малышка Мю не проснулась. Она не проснулась даже тогда, когда рыболовный крючок взвился над ней и за… (Дорогой читатель! Приготовься к неожиданности!)…цепился за шкатулку. Крючок дернулся разок-другой, леска натянулась, и шкатулка осторожно поплыла.

Случайности и совпадения творят чудеса. Ничего не зная друг о друге и о приключениях друг друга, семейство муми-троллей и Снусмумрик случайно оказались в одном и том же заливе в самый вечер летнего солнцестояния. Это и в самом деле был Снусмумрик. В своей старой зеленой шляпе он стоял на берегу и таращился на шкатулку.

— Клянусь шляпой, это маленькая мюмла, — сказал он и вынул трубку изо рта. Он коснулся малышки Мю крючком и приветливо сказал: — Не бойся!

— Я даже муравьев не боюсь, — ответила Мю и села в шкатулке.

Они посмотрели друг на друга. В последний раз, когда они виделись, Мю была такой маленькой, что ее едва можно было разглядеть, поэтому нет ничего удивительного, что они не узнали друг друга.

— Агу, детка! — сказал Снусмумрик и почесал за ухом.

— Сам ты «агу»! — ответила Мю.

Снусмумрик вздохнул. Он приехал сюда по важному делу, надеясь хоть немного побыть в одиночестве, прежде чем вернуться в Муми-долину. И вот какая-то растяпа-мюмла посадила своего ребенка в шкатулку с нитками. Ничего себе!

— Где твоя мама? — спросил он.

— Ее съели, — пошутила Мю. — У тебя есть какая-нибудь еда?

Снусмумрик показал трубкой на маленькую кастрюльку с горошком, попыхивающую над костром. Поблизости стояла другая кастрюлька с горячим кофе.

— Но ты небось пьешь только молоко? — спросил он.

Малышка Мю презрительно засмеялась. Не моргнув глазом она проглотила целых две чайных ложечки кофе и потом съела в придачу по крайней мере четыре горошины.

Залив огонь водой, Снусмумрик протянул:

— Ну и ну!

— А теперь мне снова хочется спать, — сказала малышка Мю. — Но мне больше нравится спать в карманах.

— Ладно, — сказал Снусмумрик и сунул ее в карман. — Главное, что ты знаешь, чего хочешь.

Клубок ангорской шерсти она прихватила с собой.

А Снусмумрик отправился дальше по прибрежным лугам.

Девятый вал, обессилев, присмирел в бухте. Здесь во всей своей красе царило лето. От извержения вулкана остались лишь облака пепла да чудесные темно-багровые закаты, которыми частенько любовался Снусмумрик. Он не имел ни малейшего представления о том, что случилось с его друзьями в Муми-доле, и полагал, что они все также мирно сидят на своей веранде и празднуют день летнего солнцестояния.

Иногда ему приходила в голову мысль, что, наверное, Муми-тролль заждался его… Но прежде чем возвратиться, Снусмумрик должен был свести счеты со Сторожем парка. И дело это можно было уладить лишь в день летнего солнцестояния. Завтра все уже будет в порядке.

Снусмумрик достал губную гармошку и принялся наигрывать старинную песенку Муми-тролля о том, «как все мелкие зверьки нацепляют бантики на хвосты».

Малышка Мю тотчас проснулась и выглянула из кармана.

— Я тоже знаю эту песенку! — закричала она. И Мю запела своим тоненьким и пронзительным, похожим на комариный писк, голоском:

 

…бантики, бантики, бантики все на хвосты

нацепляют,

хемули в новых коронах и новых венках

щеголяют,

скроется месяц, и Хомса запляшет рассветной

порой.

Миса, малютка, не нужно печалиться, спой!

Утром, у Мумрика дома, в далеком саду

алые блещут тюльпаны на ярком свету.

Ночь исчезает. Лишь Мюмла в рассветном краю

ищет везде, одинокая, шляпу свою!

 

— Где ты слышала эту песню? — удивленно спросил Снусмумрик. — Ты спела почти без ошибок. Ты просто чудо-ребенок!

— В этом можешь не сомневаться, — ответила малышка Мю. — Кроме того, у меня есть секрет.

— Секрет?

— Да, секрет. Я знаю грозу, которая совсем не гроза, и знаю зал, который вертится как карусель. Но больше я ничего не скажу!

— У меня тоже есть секрет, — сказал Снусмумрик. — Он спрятан в моем рюкзаке. Скоро ты его увидишь, потому что я сведу старые счеты с этим негодяем!

— Большим или маленьким? — спросила малышка Мю.

— Маленьким, — ответил Снусмумрик.

— Это хорошо, — сказала малышка Мю. — С маленьким негодяем куда легче справиться.









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru