фото
фон

День, который оказался темнее ночи


 

 

Со Снусмумриком стало куда веселее. Он наигрывал на губной гармошке самые разные песенки, похоже со всего света. Он показывал карточные фокусы, умел печь оладьи с изюмом, а еще здорово рассказывал необыкновенные и невероятные истории.

И сама река бежала теперь веселее, быстрее. С каждым днем все отчетливее вырисовывались вдали синие Одинокие Горы. Вершины их прятались в тяжелых тучах.

Как-то утром Снусмумрик сидел, свесив ноги в воду, и мастерил свистульку.

— Я помню, — начал он, и Муми-тролль со Сниффом тотчас пересели к нему поближе, — я помню край с горячими ключами. Почва там была черной от лавы, а под ней день и ночь грохотало. Это Земля спала там внутри и шевелилась во сне, а над ней висел горячий туман. Я попал туда под вечер. Хорошее местечко. Обед там приготовить пара пустяков. Налил в кастрюлю воды из ключа — и готово!

— Там, наверное, и обжечься недолго? — спросил Снифф.

— Да, но я был на ходулях, — сказал Снусмумрик. — На них можно перебраться через любую пропасть. Так вот, были уже сумерки. Повсюду тихо булькало, парило, ни одной живой души вокруг, ни травинки. И вдруг Земля, которая спала там внизу, как проснется, как загудит, как загрохочет! И прямо передо мной открылся кратер, а из него вырвался столб пламени и туча пепла!

— Вулкан, — прошептал Муми-тролль.

— Точно, — кивнул Снусмумрик. — Дьявольски красивое зрелище! А потом я видел духов огня, которые роем вылетели из кратера и рассыпались, как искры, в разные стороны. Я задыхался от жары и копоти. Пришлось обходить вулкан стороной. Я спустился вниз и у подножья горы нашел маленькую речку. Напился, хотя вода была горячее, чем хотелось бы, хорошо еще не кипяток. Потом один из духов огня сделал мне подарок.

— Какой подарок? — спросил Снифф.

— Бутылка подземного масла. Духи огня натираются им, и тогда могут забираться в самое сердце вулкана.

— И можно пройти сквозь огонь, если намазаться им? — спросил Муми-тролль.

— Конечно.

— Ура! — закричал Муми-тролль. — Тогда мы все спасены! Когда появится комета, надо будет только…

— Но у меня, — удрученно перебил Снусмумрик, — почти ничего не осталось. Я оказался потом на пожаре, спасал вещи из горящего дома… Только на донышке осталось…

— А хватит на маленького зверька? — поинтересовался Снифф. — Скажем, моих размеров.

Снусмумрик оглядел его и сказал:

— Может быть и хватит, но только до хвоста. Хвостом придется пожертвовать.

— Нуу… — огорченно протянул Снифф, — тогда уж пусть все сгорит.

Вдруг Снусмумрик насторожился и потянул носом воздух.

— Вы не замечаете ничего особенного? — спросил он.

— Река кажется… — начал Муми-тролль.

— …шумит как-то по-другому, — закончил Снифф.

И действительно. Река вела себя все беспокойней, закручивала множество водоворотов, чаще меняла направление.

— Надо спустить парус, — сказал Снусмумрик. — Мы и так плывем слишком быстро. Спустить парус!

Муми-тролль и Снифф выполнили команду. А река еще больше ускорила бег. Берега сходились все ближе, скалы становились все острее и выше.

— Давайте пристанем к берегу! — Прокричал Снифф.

— Поздно! — отозвался Муми-тролль.

Плот, кружась, несся по дну тесного ущелья. Впереди слышался грозный гул.

— Водопад! — крикнул Снусмумрик. — Держись за мачту! Крепче!

Они ухватились за мачту и друг за дружку. Гул усилился. Плот накренился и вдруг… очутился в воздухе!

Стоял сплошной рев. Кругом кипела белая пена, ничего, кроме пены. Плот заскрипел и полетел вниз, во тьму.

— Почему темно?! — завопил Снифф, но его, конечно, никто не услышал.

Горы тут сомкнулись в тоннель, и плот, с сумасшедшей скоростью несся в бурлящих водоворотах. То и дело плотик налетал на стены, жалобно поскрипывал, но держался. Муми-папа был умелый строитель.

Но вот, наконец, шум водопада стал затихать, а течение — успокаиваться. Вокруг царили мрак и тишина.