Глава восьмая

в которой я сообщаю об обстоятельствах свадьбы Зверка-Шнырка, бегло касаюсь моей исполненной драматизма встречи с мамой Муми-тролля и, наконец, заношу на бумагу заключительные слова моих мемуаров

В десяти морских милях от берега мы заметили гребную шлюпку, выставившую флаг «Терплю бедствие».

— Это Самодержец! — взволнованно воскликнул я. — Как, по-вашему, может у них быть революция в такой ранний час? — (Пожалуй, это-таки было непохоже на верноподданных Короля.)

— Революция? — переспросил Фредриксон и дал полный вперёд. — Как бы не случилось чего с моим племянником.

— Как живёте, как делишки? — крикнула Мимла, когда мы пристопорили и стали борт о борт с Королевской шлюпкой.

— На нас валятся все шишки! — крикнул в ответ Самодержец. — То бишь всё пошло наперекосяк! Вы должны немедленно вернуться домой!

— Может, это забытые кости наконец-то отомстили за себя? — с надеждой спросило привидение.

— Ваш маленький Зверок-Шнырок наделал делов, — пропыхтел Король и вскарабкался на борт нашей лодки. — Эй, кто-нибудь, позаботьтесь о шлюпке… Мы отправились за вами своей собственной монархической персоной, ибо нисколько не полагаемся на своих верноподданных.

— Зверок-Шнырок?! — воскликнул Супротивка.

— Да, именно Зверок-Шнырок, — сказал Король. — Мы очень любим свадьбы, но Мы просто не можем впустить в пределы королевства семь тысяч скалотяпов и злую тётку!

— Кто же это женится? — заинтересованная, спросила Мимла.

— Мы же сказали! Зверок-Шнырок! — ответил Самодержец.

— Это немыслимо, — сказал Фредриксон.

— Да, да, да, он намерен жениться, и немедленно, — нервозно ответил Самодержец. — На некой Зверке-Соуске… Эй там, кто-нибудь, поддайте ходу… Они, видите ли, моментально пришли в восторг друг от друга, обменялись кольцами, то бишь пуговицами, стали бегать повсюду, словом, потеряли голову, а потом отправили телеграмму своей тётке (хотя, говорят, её съели) и семи тысячам скалотяпов и пригласили их всех на свадьбу! И Мы проглотим Нашу собственную корону, если они не разроют в пух и прах всё королевство! Эй, кто-нибудь, дайте стакан вина!

— Возможно ли, чтобы они пригласили на свадьбу тётку той Хемульши? — спросил я, потрясённый, протягивая Самодержцу стакан с вином.

— Да, да, что-то вроде этого, — мрачно ответил он. — Тётку без пол носа и злую к тому же. Мы любим сюрпризы, но только такие, которые преподносим Мы сами!

Мы приблизились к берегу.

На далеко выдававшемся в море мысу стояли Зверок-Шнырок и Зверок-Соусок и ждали. «Марской аркестр» подошёл к суше, и Фредриксон бросил конец нескольким верноподданным, которые стояли и любовались нами.

— Н-ну!

— Прошу прощения! — воскликнул Зверок-Шнырок. — Я женился.

— На мне, — прошептала Зверок-Соусок и сделала книксен.

— Но Мы же просили вас подождать до после обеда, — взмолился Самодержец. — А теперь прости-прощай, праздник, весёлая свадьба!

— Извините, нам было невмоготу ждать так долго! — возразил Зверок-Шнырок. — Мы в восторге друг от друга!

— О мои дорогие! — воскликнула Мимла, всхлипывая, и ринулась по сходням на берег. — Поздравляю! Она просто прелесть, эта Зверок-Соусок! Поздравьте их, ребяточки, теперь они муж и жена!

— Одна сатана, — сказала крошка Ми.

 

Тут Снифф прервал Муми-папу. Он вскочил в кровати и сказал:

— Стоп!

— Папа читает о своей юности, — укоризненно сказал Муми-тролль.

— Но также и о юности моего папы, — сказал Снифф с неожиданным достоинством. — Я много слышал о Зверке-Шнырке, но ни слова о некой Зверке-Соуске!

— Я как-то позабыл про неё, — пробормотал Муми-папа. — Она появляется лишь теперь…

— Ты забыл мою маму!!! — крикнул Снифф.

Дверь в спальню открылась, и в неё заглянула Муми-мама.

— Вы ещё не спите? — спросила она. — Мне послышалось, кто-то зовёт маму.

— Это я! — воскликнул Снифф и выскочил из кровати. — Подумать только! Мне все уши прожужжали эти папы, папы, папы, и вдруг я безо всякой подготовки узнаю, должна быть ещё и мама!

— Но ведь это так естественно, — с удивлением сказала Муми-мама. — Насколько я понимаю, у тебя была очень счастливая мама с большой коллекцией пуговиц.

Снифф сурово поглядел на Муми-папу и сказал:

— Вот оно что?!

— С массой коллекций пуговиц! — заверил его Муми-папа. — Камни, раковины, бусы, словом, всё что твоей душеньке угодно! К тому же она была чудо как хороша!

Снифф призадумался.

— О мамах так о мамах, — сказал Снусмумрик. — Как, собственно, обстояло с этой Мимлой? И что, у меня тоже была мама?

— Ну разумеется! — сказал Муми-папа. — И очень симпатичная к тому же.

— Тогда крошка Ми мне родня! — удивлённо воскликнул Снусмумрик.

— Да-да, конечно, конечно, — сказал Муми-папа. — Только не прерывайте меня. Ведь в конце-то концов, это мои мемуары, а не чья-то родословная!









Ваш любимый сказочный герой?
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос:

РЕКЛАМА

Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru