Глава 12

Западный ветер

Был первый день весны.

Джейн с Майклом сразу об этом догадались. Мистер Банкс пел в ванной, а пел он в ванной всего один раз в году — в первый весенний день.

Они навсегда запомнили это утро. Во-первых, им наконец позволили завтракать внизу, а во-вторых, мистер Банкс потерял свой чёрный портфель. Как видите, день начался с двух совершенно исключительных событий.

— Где мой ПОРТФЕЛЬ? — кричал мистер Банкс, бегая кругами по прихожей, как собака, которая гоняется за своим хвостом.

И вместе с ним забегали все домочадцы: Эллен, миссис Банкс и дети. Даже Робертсон Эй поборол лень и сделал два круга. Портфель наконец нашёлся. Мистер Банкс обнаружил его у себя в кабинете и вбежал в прихожую, держа его на вытянутой руке.

— Так вот, — начал он, как будто хотел произнести проповедь, — мой портфель всегда висит на своём месте. Здесь, — показал он на стойку для зонтиков. — Кто отнёс его в кабинет? — рявкнул он.

— Ты сам отнёс, милый, помнишь, ты вечером доставал документы о налогах, — сказала недипломатично миссис Банкс и тут же пожалела о сказанном — такой несчастный вид стал у мистера Банкса. Взяла бы уж лучше вину на себя.

— Хм, хм, — наконец буркнул мистер Банкс, громко высморкался, снял с вешалки пальто и пошёл к двери.

— Глядите-ка, — повеселел он. — Тюльпаны уже набрали цвет! — Он прошёл в сад и потянул носом. — Хм, а ветер-то, кажется, с запада, — он посмотрел в конец улицы на дом Адмирала Бума.

Флюгер в виде подзорной трубы действительно показывал Западный ветер. — Так я и думал. Значит, будет тёплая ясная погода. Можно идти без пальто.

С этими словами он подхватил портфель, надел цилиндр, бросил пальто на скамейку и зашагал в Сити.

— Ты слышала, что он сказал? — Майкл дёрнул за рукав Джейн.

Джейн кивнула.

— Ветер подул с запада, — медленно произнесла она.

Оба больше ничего не сказали, но в голове у них мелькнула одна и та же ужасная мысль.

Но они тут же о ней забыли: всё шло, как обычно, только солнце заливало дом таким ярким светом, что полы, казалось, свежеокрашены, а стены оклеены новыми обоями. Словом, лучшего дома на Вишнёвой улице в тот день не было.

Беда заявила о себе после обеда.

Джейн была на огороде, только что посеяла редиску, как вдруг из детской донёсся какой-то шум, послышались быстрые шаги по лестнице. И в огороде появился Майкл, красный и запыхавшийся.

— Смотри, Джейн! — протянул он ладонь. На ней лежал компас Мэри Поппинс, диск его вращался как бешеный, потому что ладонь Майкла сильно дрожала.

— Компас? — Джейн вопросительно посмотрела на него.

— Она отдала мне его, — вдруг заплакал Майкл. — Сказала, что он мой. Что теперь будет? Наверное, что-то совсем ужасное. Она никогда ничего мне не давала.

— Может, ей захотелось быть доброй, — предположила Джейн, она хотела утешить Майкла. Но и ей стало не по себе. Мэри Поппинс терпеть не могла сантиментов.

Весь день Мэри Поппинс ни разу не рассердилась. Правда, она за весь день и двух слов не произнесла. Казалось, она была в глубокой задумчивости, на вопросы отвечала каким-то отрешённым, не своим голосом. И Майкл не выдержал.

— Мэри Поппинс, пожалуйста, рассердитесь! Ну хоть один разок! Вы сегодня совсем другая. И мне очень, очень страшно. — Сердце его сжималось от тревожного предчувствия: что-то сегодня должно случиться в доме № 17 по Вишнёвой улице.

— Не зови беду — накличешь, — обычным сердитым голосом буркнула Мэри Поппинс.

И Майклу тотчас стало легче.

— Может, это просто я так себя чувствую, — сказал он Джейн. — Может, ничего страшного. И я всё это напридумывал, а, Джейн?

— Вполне возможно, — медленно проговорила Джейн. Но и у неё на сердце кошки скребли.

К вечеру ветер усилился и по дому заходили сквозняки. Он свистел в печных трубах, врывался сквозь оконные щели. Загибал в детской ковёр по углам.

Мэри Поппинс всё делала как всегда — убрала со стола, тарелки составила в аккуратные стопки. Привела в порядок детскую и поставила чайник на подставку в камин.

— Ну вот! — сказала она, удовлетворённо оглядев комнату. Помолчала с минуту, затем положила одну руку Майклу на голову, другую Джейн на плечо.

— Я сейчас понесу вниз туфли, — начала она, — чтобы Робертсон Эй их почистил. Ведите себя хорошо, пока меня не будет.

С этими словами она вышла и тихонько затворила за собой дверь. Джейн с Майклом будто кто толкнул — надо немедленно бежать за Мэри Поппинс. Но они как прилипли к стульям. Сидели, не шелохнувшись, положив локти на стол, подбадривая друг друга взглядами.









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru