Глава шестая

Хэллоуин

— Мэри Поппинс! — позвал Майкл. — Подождите нас! «Жди-и-и-ите-ее!» — жалобным эхом откликнулся ветер. Был сумрачный, дождливый осенний вечер. Небо заво локли тяжёлые тучи. По всему Вишнёвому переулку трещали и трепыхались оконные занавески.

Парк раскачивался, как корабль в бурю. Листья, мелкий мусор, бумажные клочки мельтешили и кувыркались в воздухе. Деревья стонали и беспомощно размахивали ветвями. Струя фонтана, сдуваемая ветром, рассыпалась брызгами. Скамейки дрожали. Качели со скрипом раскачивались сами собой. Вода в пруду рябила и пенилась, вздымаясь неожиданными волнами. Весь парк, казалось, содрогается и гудит под напором бешеного ветра.

Среди всего этого круговорота спокойно шествовала Мэри Поппинс, и ни один волосок не посмел выбиться из её литой причёски. На синем пальто с серебряными пуговицами не появилось ни единой морщинки, ни малейшей складочки, а тюльпан на шляпке стоял недвижно, как мраморный.

Позади неё, перепрыгивая через кучи намокших листьев, бежали отставшие дети. Они возвращались из лавки мистера Фолли, куда ходили за орешками и карамельными яблочками.

— Подождите нас, Мэри Поппинс! — кричали дети, пытаясь догнать её.

Мэри Поппинс невозмутимо катила коляску по главной аллее. Ветер, посвистывая, гулял над головами Аннабел и Близнецов, раскачивал коляску. Они намертво вцепились в её борта, опасаясь вывалиться наружу. Кисточки на их шапочках готовы были оторваться и улететь, а плед развевался и хлопал на ветру, как флаг.

— A-a-a! — запищали они, будто испуганные мышки, когда сильный порыв ветра сорвал плед и унёс его прочь.

Кто-то, влекомый ветром, как лёгкий газетный лист, катился по дорожке.

— Помогите! — пронзительно вопил этот бесформенный комок. — Что-то свалилось мне на голову! Я не вижу, куда надо идти!

Это оказалась мисс Ларк, вышедшая на вечернюю прогулку. Две её собаки бежали впереди, а за ней тащился взъерошенный Профессор. Волосы его стояли дыбом.

— А, это вы, Мэри Поппинс! — воскликнула мисс Ларк, стащив наконец с головы плед. Она запихала его в коляску и перевела дух. — Какой ужасный вечер! Ветер просто сумасшедший! Удивляюсь, как вас не сдуло!

Мэри Поппинс вскинула брови и надменно фыркнула. «Если кого и сдует, то только не меня!» — говорил весь её вид.

— Ужасная погода! Это вы хотели сказать?

Перед ними появился адмирал Бум. Мелкая такса Помпей в тёплой матросской тельняшке жалась к ногам хозяина.

— Отличная погодка, моя дорогая! Штормит, как в океане!

 

Шестнадцать человек на сундук мертвеца,

Йо-хо-хо! И бутылка рому! —

 

гаркнул он. — Люсинда! Вы даже не представляете себе, какое это счастье — бороздить штормовое море!

— Не представляю себе, что за удовольствие плавать по морю на сундуке мертвеца! — Мисс Ларк даже передёрнуло от этой ужасной мысли. — И ром я в рот не беру! Держитесь, Профессор! Ой, ветер унёс мой шарф! И собаки куда-то убежали!

— Может, их тоже унесло ветром? — Профессор поднял голову, надеясь, вероятно, разыскать Эдуарда и Варфоломея на дереве, потом, близоруко щурясь, стал всматриваться в конец бушующей аллеи. — Да вон они! — неуверенно пробормотал он. — Только какие-то странные у вас собаки, дорогая! Идут на двух ногах!

— На двух ногах! — укоризненно покачала головой мисс Ларк. — Какой же вы рассеянный, Профессор! Это не мои драгоценные пёсики, а всего лишь Джейн и Майкл.

Адмирал достал свою подзорную трубу и приставил её к правому глазу.

— Эй, вы! Матросы с тонущего корабля! — заорал он, призывая детей.

— Смотрите! — крикнул Майкл, подбегая к ним. — Я поднял руку, чтобы придержать шапку, и мне на ладошку упал листок! Сам собой!

— И мне тоже! — выпалила Джейн.

Они стояли около Мэри Поппинс раскрасневшиеся и оживлённые, прижимая к груди пакеты и со звёздчатыми, похожими на детскую ладошку кленовыми листочками в руках.

— Спасибо, — спокойно сказала Мэри Поппинс.

Она взяла у детей листочки, внимательно пробежала по ним глазами, будто читая что-то, и спрятала в карман.

— Получили детки письмецо с ветки! — донёсся до них сквозь завывания ветра голос мисс Ларк. — А вот и вы, мои дорогие собачки! Идёмте домой, Профессор! Возьмите меня под руку, так безопаснее!

И она двинулась навстречу ветру, согнувшись и придерживая рукой развевающуюся юбку.

Майкл прыгал от возбуждения вокруг Мэри Поппинс.

— Это правда было письмо, Мэри Поппинс? — допытывался он.

— Всё может быть, — неопределённо ответила она, вздёрнув свой остренький носик.

— Несправедливо! Ведь оно нам в руки упало! — запротестовала Джейн.

— «А» упало, «Б» пропало! — невозмутимо проговорила Мэри Поппинс.

— А дома вы нам их покажете? — спросил Майкл, но налетевший ветер унёс его слова.

 

Моряк молодой возвращался домой.

И гнал его к берегу ветер морской! —

 

пропел адмирал, снял шляпу и расшаркался. — До свидания, мисс Мэри, и вы, юнги! Помпей, полный вперёд!

— Гав-гав, сэр! — браво пролаяла такса и, подняв вверх хвостик, припустила за хозяином.

Майкл порылся в своём пакете.

— Мэри Поппинс, почему вы нас не подождали? Я хотел дать вам яблочко.

— Время и приливы прихотливы. Уйдут, придут, а людей не ждут, — самодовольно хмыкнула она.

Майкл собрался было спросить, какое отношение имеют время и приливы к карамельному яблочку, но наткнулся на её неодобрительный взгляд и осёкся.



Разработано jtemplate модули Joomla