Глава шестая

Хэллоуин

— Мэри Поппинс! — воскликнул Майкл. — Подождите нас!

— Поооодожди-и-и-и-те! — принес ветер заблудившееся эхо.

Был сумрачный, ненастный, осенний вечер. По небу носились тучи, и на Вишневой улице во всех домах на окнах развевались занавески. «Свиш-свиш! Флэп-флэп!» — хлопали они.

Парк выглядел, как корабль в бурю. Листья и клочки бумаги кружились в воздухе, деревья стонали и размахивали ветвями, струя, бьющая из фонтана, сдувалась ветром и разбрызгивалась. Скамейки дрожали, качели скрипели, поверхность озера вздувалась пенистыми волнами. Создавалось впечатление, что весь Парк стонет и содрогается под напором ветра.

И среди всего этого гордо шествовала Мэри Поппинс. Ее аккуратное синее пальто с серебряными пуговицами сидело на ней как влитое, оно не было ни помято, ни сбито на сторону. Даже тюльпан на ее шляпке сидел так крепко, словно был сделан из мрамора.

Далеко позади бежали дети, перепрыгивая через кучи опавших листьев. Они ходили в ларек мистера Фолли за орехами и засахаренными яблоками, а теперь изо всех сил старались догнать свою няню.

— Подождите нас, Мэри Поппинс!

Ветер свистел в спицах коляски, которую Мэри Поппинс катила по Главной Аллее. Близнецы и Аннабела, опасаясь, что их сдует за борт, вцепились друг в друга. Помпоны на их шапочках метались из стороны в сторону, а покрывало развевалось, как флаг.

— Ой! Ой! — завизжали они, будто испуганные мыши, когда порыв ветра неожиданно сорвал покрывало и унес прочь.

Кто-то шел по тропинке, дрожа, как газетный лист.

— Помогите! — послышался знакомый визгливый голос. — Что-то упало мне прямо на голову! Я не вижу, куда надо идти!

Это была мисс Ларк, вышедшая на вечернюю прогулку. Собаки бежали впереди, а позади тащился Профессор с вздыбленными волосами.

— А, это вы, Мэри Поппинс! — закричала мисс Ларк и, сбросив наконец с себя покрывало, снова положила его в коляску. — Какой ужасный вечер! Ветер просто сошел с ума! Удивляюсь, как вас не сдуло!

Мэри Поппинс приподняла брови и фыркнула с чувством собственного превосходства. «Уж если кого и сдует, то только не меня», — подумала она.

— Ужасный вечер? Что вы хотите этим сказать? — раздался голос Адмирала Бума, идущего следом. Его такса, Помпи, бежала рядом, одетая в маленький морской жилет, защищавший ее от простуды. — Это прекрасный вечер, моя дорогая! Совсем как в океане во время шторма!

 

Шестнадцать человек на сундук мертвеца!

Йо-хо-хо! И бутылка рому!

 

Эх, Лючинда! Если бы вы знали, что значит избороздить вдоль и поперек семь морей! Отправляйтесь в путешествие!

— Но мне не нужен сундук мертвеца! — казалось, мисс Ларк совсем расстроилась от этой мысли. — И рома я тоже не пью. Держитесь на ногах, Профессор! Ой, шарф сдуло! О, Боже! А теперь собаки убежали!

— Может, их тоже сдуло?

Профессор поднял голову и посмотрел на дерево в поисках Эндрю и Варфоломея. Затем он близоруко уставился в конец Аллеи.

— А, вон они! — пробормотал он. — Только странно, почему они идут на двух ногах!

— На двух ногах! — с упреком повторила мисс Ларк. — Как же вы рассеяны, Профессор! Это не мои драгоценные собачки! Это всего лишь Джейн и Майкл.

Адмирал вынул из кармана подзорную трубу и приставил ее к глазу.

— Эй! Там! Друзья-матросы! — заорал он детям что было силы.

— Посмотрите! — закричал Майкл, подбегая к Мэри Поппинс. — Я поднял руку, чтобы придержать шапку, а ветер кинул мне прямо в руку лист!

— И мне! — сообщила Джейн, подбегая следом.

Они стояли рядом, пылая румянцем, смеясь и прижимая к груди пакеты. У каждого в руке было по кленовому листу.

— Благодарю вас, — сказала Мэри Поппинс, беря у них листья, внимательно их осматривая и пряча себе в карман.

— Листочек схватил — письмо получил! — послышался сквозь вой ветра голос мисс Ларк. — Но это, конечно, только поговорка. А, вот и вы, мои дорогие собачки! Наконец-то! Возьмите меня под руку, Профессор! Надо идти домой. Там безопаснее.

И она повела всех домой через бушующий Парк.

Майкл подпрыгивал на месте от возбуждения.

— Это было письмо, Мэри Поппинс?

— Может быть, — ответила она, поджав губы.

— Но ведь это мы схватили их! — возмутилась

— Один схватил, другой получил, — парировала Мэри Поппинс с поистине возмутительным спокойствием.

— Вы покажете нам их дома? — крикнул Майкл, и ветер унес его вопрос вдаль.

— Домой из морей возвращайся, моряк! — пропел Адмирал, размашисто сняв с головы шляпу. — До свидания, мисс Поппинс и мои юные друзья! Помпи, поднять якоря!

— Есть, сэр! — казалось, ответил Помпи, припускаясь за своим хозяином.

Майкл покопался в пакете.

— Мэри Поппинс, почему вы нас не подождали? Я хотел дать вам засахаренное яблоко.

— Время и приливы не имеют привычки дожидаться людей, — ответила она самодовольно.

Майкл собрался спросить, какое отношение время и приливы имеют к засахаренным яблокам, но уловил осуждающий взгляд Мэри Поппинс.

— Два огородных пугала — вот вы кто! Взгляните на свои прически! Сладкое — к сладкому, — добавила она, беря яблоко и изящно надкусывая его.

— Это не мы. Это ветер растрепал нам прически, — сказал Майкл, приглаживая волосы.

— Гм! Не вижу никакой разницы, — заметила Мэри Поппинс и покатила коляску вперед.

— Эй! Эй! Осторожнее! Что вы делаете? — раздался протестующий возглас, и рядом возникла шатающаяся фигура, придерживающая галстук и фуражку.

— Соблюдайте правила! Смотрите, куда идете! Вы сбили Смотрителя Парка! Это непозволительно!









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru