Глава вторая

Желания мистера Твигли

— Ну пойдёмте же, Мэри Поппинс! — ныл Майкл, нетерпеливо приплясывая на мостовой.

Мэри Поппинс не удостоила его вниманием. Она любовалась своим отражением в медной табличке на дверях дома доктора Симпсона.

— Вы совсем неплохо выглядите! — ляпнула Джейн.

— Не-пло-хо? — фыркнула Мэри Поппинс.

Это же надо, сказать «неплохо» про её новую чёрную шляпку с синим бантом! «Великолепно» — вот самое подходящее слово! Высоко держа голову, она стремительно сорвалась с места, и дети вынуждены были бежать вприпрыжку, чтобы не отстать от неё.

В этот чудесный майский день они втроём шли навестить мистера Твигли. Дело в том, что пианино в гостиной расстроилось, и миссис Бэнкс попросила подыскать настройщика.

— Это мой кузен, мадам. Мистер Твигли. Его дом в трёх кварталах отсюда, — объявила Мэри Поппинс.

— Не слышала никогда о нём! — удивилась миссис Бэнкс.

На это Мэри Поппинс привычно фыркнула и ответила, что все её родственники, без сомнения, Самые Лучшие Люди.

Майкл и Джейн уже были знакомы с некоторыми родственниками Мэри Поппинс и, поспешая за ней, принялись гадать, на кого похож мистер Твигли.

— Думаю, он длинный и тощий, как мистер Вверх-Тормашками, — решил Майкл.

— А я думаю, что он маленький и круглый, как мистер Паррик, — возразила Джейн.

— Никогда не видела таких любителей думать! — сказала Мэри Поппинс. — Не боитесь иссушить мозги? Идите-ка вперёд!

Они торопливо зашагали за ней, завернули за угол и оказались на узкой улочке с низенькими, старинного вида домами.

— Что это за улица? — удивилась Джейн. — Сколько раз бывала эиесь и никогда её не видела.

— Не морочьте мне голову! — рассердилась Мэри Поппинс. — Уж не полагаете ли вы, что я перенесла её сюда на руках?

— Я бы не удивился, если бы так и случилось, — буркнул под нос Майкл, разглядывая странные маленькие домики, и добавил с заискивающей улыбкой: — Ведь вы такая умная, правда?

— Хм! — насмешливо откликнулась Мэри Поппинс, однако губы её чуть заметно дрогнули в самодовольной улыбке. — Умён тот, кто умно поступает. Но это, увы, сказано не про вас.

Она фыркнула и двинулась вниз по улице, увлекая за собой детей.

Остановившись перед одним из домиков, Мэри Поппинс позвонила.

Дз-зинь! — громко звякнул дверной звонок. Наверху тут же распахнулось окно, и большая голова с пучком на затылке выскочила из него, как чёртик из коробочки.

— Ну, что случилось? — грубо спросила голова. Увидев Мэри Поппинс, женщина с пучком недовольно пробормотала: — Ах, это вы? — И уже сердито добавила: — Ну и возвращайтесь туда, откуда пришли! Его нет дома!

Выпалив это, голова пропала, и окно с треском захлопнулось.

Дети растерянно переглянулись.

— Может, прийти завтра? — нерешительно произнесла Джейн.

— Сегодня или никогда! Вот мой девиз! — выпалила Мэри Поппинс и с силой нажала кнопку звонка.

Дверь распахнулась, и перед ними предстала владелица головы, увенчанной пучком. На ногах у женщины были громадные чёрные башмаки, обширный живот прикрывал белый в синюю клетку фартук, а на плечах висела чёрная шаль. Джейн и Майкл решили, что такой неприятной особы они в жизни не встречали. Им стало ужасно жалко мистера Твигли.

— Как, опять вы?! — закричала толстуха. — Я же сказала вам: его нет дома! Это так же верно, как то, что меня зовут Сара Кламп!

— Выходит, вы не миссис Твигли? — обрадовался Майкл.

— Пока ещё нет, — зловеще улыбнулась миссис Кламп. — Эй! Куда? Назад! — завопила она, увидев, что Мэри Поппинс проскользнула в дом, увлекая за собой детей. — Слышите? Я заявлю в полицию! Только посмотрите, врываются в дом к порядочной женщине, будто какая-то банда вампиров!

— Порядочной? — фыркнула Мэри Поппинс. — Если вы порядочная, то я трёхгорбый верблюд! — И она три раза постучала в дверь справа от неё.

— Кто там? — послышался испуганный голос.

Джейн и Майкл насторожились. Вдруг мистер Твигли и впрямь дома?

— Это я, кузен Фрэд. Откройте, пожалуйста, дверь! — вежливо попросила Мэри Поппинс.

На мгновение наступила тишина. Потом в замочной скважине со скрипом повернулся ключ. Дверь распахнулась, и Мэри Поппинс, втянув за собой детей, скользнула в комнату и снова заперла дверь на ключ.

— Впустите меня, вы, пират! — закричала миссис Кламп, яростно дёргая ручку двери.

Мэри Поппинс тихо рассмеялась. Дети принялись разглядывать комнату. Они оказались на просторном чердаке, усеянном всякими деревяшками, банками с краской, пузырьками из-под клея. Везде, где только можно, стояли, висели, лежали музыкальные инструменты. В одном углу возвышалась арфа, в другом громоздились барабаны. Со стропил свисали трубы и скрипки. На полках вдоль стен горой лежали флейты и рожки. Пыльный верстак у окна был завален плотницкими инструментами. На самом краю верстака поместились маленькая лакированная шкатулка и крошечная отвёрточка.

Прямо посреди пола стояло ещё пять музыкальных шкатулок. Они сверкали свежей краской, а рядом с ними мелом было выведено:

 

ОСТОРОЖНО: ОКРАШЕНО!

 

Весь чердак был наполнен чудесным ароматом древесных стружек, краски и лака. Только одного здесь не хватало — самого мистера Твигли.

— Впустите меня сейчас же или я обращусь в полицию! — кричала миссис Кламп, колотя в дверь.

Мэри Поппинс оставалась невозмутимой. Наконец послышались тяжёлые шаги и затихающее гневное бормотание. Миссис Кламп спускалась по лестнице вниз.

— Она ушла? — прозвучал откуда-то встревоженный голос.

— Ушла. А я заперла дверь. Но что с вами, Фрэд? Куда вы подевались? — нетерпеливо фыркнула Мэри Поппинс.

— Мэри, я загадал желание, — виновато пропищал голос.









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru