Глава третья

— А я свою есть не стану, — сказала Джейн. — Сохраню её навсегда!

Мисс Калико бросила быстрый взгляд на Мэри Поппинс, и они обе едва заметно улыбнулись.

— Если это у тебя получится, — хихикнула мисс Калико. — Впрочем, вы можете хранить их до поры до времени.

Она протянула палочку Робертсону Эй, который старательно прикалывал булавку к её рукаву.

— А теперь, — церемонно склонила голову Мэри Поппинс, — прошу простить нас, мисс Калико, мы должны отправляться домой, чтобы поспеть к обеду.

— Нет, подождите, Мэри Поппинс! — запротестовал Майкл. — Мы же не купили тросточку для вас!

И тут ужасная мысль пронзила его: вдруг у неё больше не осталось булавок и ему придётся делиться с ней своим леденцом?

— Хм! — фыркнула Мэри Поппинс. — Я не боюсь сбить ноги, как некоторые!

— Хи-хи-хи! Ха-ха-ха! Простите, не могла удержаться от смеха! — как птичка, заливалась мисс Калико, весело поглядывая на Майкла, будто он сказал что-то совсем уж уморительное.

— Была рада повидаться, — отвесила короткий поклон Мэри Поппинс, пожимая руку мисс Калико.

— И мне было приятно, Мэри Поппинс! Вы помните, о чём я говорила? Всегда верхом! Прощайте! Прощайте! Только верхом! — заливалась мисс Калико.

Казалось, она забыла, что ни у кого из них нет лошадей.

— Мятные леденцы! Из самого лучшего сахара! Дёшево! — слышали они позади тоненький, протяжный голосок.

Они свернули за угол. Вдруг леденцовая тросточка Майкла вырвалась у него из рук и стала весело скакать по тротуару.

— Джейн! — закричал он. — Смотри, что выделывает мой леденец!

Не успел он договорить, как трость поднялась в воздух и полетела низко над землёй. Майкл успел ухватиться за неё и, не отпуская, болтал в воздухе ногами.

— Держи её крепче, Майкл! — крикнула Джейн.

Но тут и её трость принялась, цокая, скакать по мостовой. Джейн вцепилась в хвост трости, и та понесла её следом за Майклом, который уже успел оседлать свою бело-розовую лошадку и скакал на ней верхом. Они перелетели через ограду парка, перескочили через густые кусты сирени. Неожиданно их обогнал Робертсон Эй, крепко обнимавший гору пакетов. Он удобно примостился на своей леденцовой трости и сладко посапывал во сне.

— Ну, кто быстрей доскачет до того дуба? — задорно крикнул Майкл и пришпорил свою мятную лошадку.

— Прекратите дурачиться! — сурово прикрикнула на них Мэри Поппинс. — Майкл, не шали! Поправьте шапки и следуйте за мной!

Она оседлала свой зонтик с ручкой в виде головы попугая и, как всегда, опрятная, прямая, восседала с достоинством, как в удобном кресле-качалке. В правой руке Мэри Поппинс держала два поводка, прикреплённых к тросточкам Близнецов.

— Из лучшего сахара!.. — донёсся издалека голосок мисс Калико.

— Она уже продала, наверное, сотню мятных тросточек! — крикнул Майкл.

А небо и впрямь быстро наполнялось наездниками. Они появлялись со всех сторон, со свистом пролетая мимо.

— Вон тётушка Флосси! — закричала Джейн, указывая на пожилую даму, летящую низко над георгиновой клумбой верхом на тросточке; её боа из петушиных перьев развевалось по воздуху, а шляпка едва держалась на макушке, вот-вот готовая улететь.

— Верно, она! — радовался Майкл. — А там мисс Ларк со своими собаками!

Над плакучими ивами пронеслась аккуратная мятная тросточка. На ней сидела, нервно озираясь вокруг, мисс Ларк. Следом за ней неслись её собаки. Варфоломей без тени испуга восседал на трости, будто на велосипеде, с наглой ухмылкой поглядывая на детей. Эдуард, наоборот, крепко зажмурился и поскуливал: у него от высоты кружилась голова.

Цок! Цок! Цок! Цок! Цок! — постукивали леденцовые копытца.

— Помогите! Убивают! Землетрясение! — раздался чей-то осипший от страха голос.

Дети обернулись и увидели мистера Тримплета, обезумевшего от бешеной скачки. С побелевшим лицом он намертво вцепился в шею своей мятной лошадки.

— Я только хотел полакомиться леденцом! — вопил он. — И посмотрите, что из этого вышло!

— Почти даром! Всего за одну булавку! — слышался слабый голосок мисс Калико.

Тем временем аллеи парка становились похожими на ипподром. Наездники неслись со всех сторон. Детям уже казалось, что мятных лошадок купили все-все их знакомые. В умело гарцующем человеке в шляпе с развевающимися перьями они узнали помощника Лорд-мэра. Стороной пролетал на ярко-розовой лошадке продавец спичек. В отдалении пронёсся трубочист, увешанный своими щётками. Скакал мороженщик, с аппетитом уплетавший клубничное мороженое.

В парке началась настоящая суматоха. Все толкались, налетали друг на друга, проносились под ногами или над головой. «Возьми выше! Подай назад! Тпр-ру! Стой!» — неслось отовсюду. А трости фыркали и ржали, как настоящие лошадки.

— Держись левой стороны! Не задерживай движения! — распоряжался парковый сторож, увиливая от леденцовых копыт и ныряя между всадниками; его мятная трость строго цокала по дорожке, будто настоящая полицейская лошадь. — Здесь нет стоянки! — хрипел сорванным голосом сторож. — Пешеходный переход! Скорость ограничена! Не более двадцати миль в час!

Он едва успел увернуться от несущейся вскачь ярко-розовой прости.

— Эй! — взъярился сторож. — Смотрите, куда едете!

На этой трости сидели в обнимку полисмен и горничная Элин. Сегодня у неё был выходной.

— Ой-ой! — взвизгивала Элин. — Мне страшно смотреть вниз! Голова кружится!

— А вы смотрите не туда, а на меня, дорогая! — отвечал полисмен, обнимая её за талию.

Их трость мгновенно унеслась вдаль.

Тут и там проносились леденцовые лошадки, и их покрытые глазурью бока розовели в лучах солнца. Они летели над деревьями, проносились над домами, уплывали под облака, покачивая своих седоков на узкой спине..

А где-то вдалеке, словно эхо, слабо звучал тоненький голосок мисс Калико:

— Мятные леденцы! Почти даром! Из самого лучшего сахара!..









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru