Глава третья

Дети недоумённо таращили глаза. Никогда здесь ничего подобного не было!

А под полосатым красно-зелёным зонтом восседала крохотная старушка. Забавней, чем она, дети, пожалуй, в жизни не встречали. Поначалу они её толком и рассмотреть не могли: старушка сверкала и переливалась, как настоящий бриллиант. Но когда они подошли поближе, то увидели маленькое, сухое личико и огромную копну седых волос. А сверкание, оказывается, исходило от платья старушки. Оно от додола до воротника было сплошь увешано английскими булавками, для которых уже, кажется, и места не оставалось. Булавки и сверкали на солнце, слепя глаза. А сама старушка, усеянная булавками, очень напоминала ежа. В руке она держала хлыст. Время от времени она ловко, по-цирковому щёлкала им, привлекая внимание прохожих.

— Мятные леденцы! Сахарные! Недорого-иго-го! — выкрикивала она тоненьким, жеребячьим голоском, громко прищёлкивая хлыстом.

— Идём, идём к ней, Майкл! — возбуждённо говорила Джейн, забыв об усталости.

Майкл и сам ничего не имел против, а потому дал потащить себя за руку. Подойдя ближе к полосатому зонтику, дети увидели такое, что у них слюнки потекли. Рядом со старушкой стояла большая стеклянная банка, доверху набитая мятными леденцами, сделанными в форме маленьких тросточек.

 

Сахар и пряности,

Пряники-сладости,

Детские радости!

Торгую товаром

Почти задаром! —

 

тараторила старушка, прищёлкивая хлыстом.

И тут она увидела детей и Мэри Поппинс. Глаза её засверкали, как две чёрные бусинки, и она призывно замахала крохотной, будто птичьей, лапкой.

— Мэри Поппинс, неужели? Мы не виделись целую вечность!

— Да-да, мисс Калико, — вежливо откликнулась Мэри Поппинс.

— Ну, чувствую, сейчас что-то будет! — хитро подмигнула ей мисс Калико. — Надеюсь, мы понимаем друг друга?

Она посмотрела на унылые лица детей и весело спросила:

— Эй, лягушата из ушата! Отчего носы повесили? Что потеряли?

— Настроение у них, видишь ли, пропало, — фыркнула Мэри Поппинс.

Круглые бровки мисс Калико взлетели на лоб, а булавки на платье ослепительно засверкали.

— Пропало-упало? — хихикнула она. — Не беда. Поднимем! Где оно у вас упало?

Маленькие чёрные глазки вопросительно уставились на детей, и они смущённо поёжились, чувствуя себя почему-то виноватыми.

— Я думаю, на Главной улице, — тяжко вздохнула Джейн.

— Ага! — понимающе кивнула старушка. — Когда же вы его уровни? На пути туда или сюда? И каким образом?

Майкл покраснел и стал переминаться с ноги на ногу.

— Мы не хотели ходить по магазинам и… — начал было он, но мисс Калико его перебила.

— Понимаю! Понимаю, — хихикнула она. — Ну кому охота тащиться пешком? Я бы не пошла, даже если бы мне заплатил!!. Посулите мне сундук драгоценных камней — и тогда с места не сдвинусь!

Майкл удивлённо захлопал глазами. Неужели это правда? Наконец-то он встретил взрослого человека, который думал так же, как и он!

— Я уж и не припомню, когда ходила пешком, — продолжала мисс Калико. — Да и не принято было это в моей семье. Что за радость топать по земле, стирая пятки? Ноги-то свои, а не чужие! — Она щёлкнула хлыстом, яркие блики заиграли на булавках. — Запомните, — подняла она палец, — передвигаться надо только верхом! Что толку от пешей ходьбы? Разве что расти будете быстрее. Но вам-то это наверняка ни к чему, верно? Пусть другие растут. Верхом, только верхом, дорогие мои цыплятки

— Но нам не на чем ездить! — возразила Джейн.

Она оглядывалась по сторонам, надеясь понять, на чём же ездит мисс Калико. Но, кроме слов «ПРОКАТ ЛОШАДОК», так ничего и не увидела, даже какого-нибудь завалящего ослика.

— Не на чем ездить? Ах вы черепашки-неваляшки! Что же нам с вами делать?

В голосе мисс Калико слышались печальные нотки, но чёрные её глазки смеялись. Она подмигнула Мэри Поппинс, и та понимающе кивнула в ответ.

— Ну, ничего, бывает и хуже! — воскликнула мисс Калико, вынимая из банки пучок леденцовых тросточек с сахарными лошадиными головками. — Чем это не лошадки? Могу продать. Одна штука за булавку.

Запах мятных леденцов разлился в воздухе. Дети принялись лихорадочно ощупывать себя, выворачивать карманы, распахивать курточки в поисках булавок. Всё напрасно! Они не нашли ни одной.

— Мэри Поппинс, — растерянно воскликнула Джейн, — у нас нет булавок!

— И не должно быть! — фыркнула Мэри Поппинс. — У детей, за которыми я присматриваю, одежда всегда в полном порядке: зачинена, заштопана, залатана. Булавки им ни к чему!

Она самодовольно хмыкнула, потом отвернула лацкан своего пальто, отшпилила несколько булавок и раздала их всем по порядку. Робертсон Эй, который давно уже дремал, прислонясь к ограде, испуганно вздрогнул и проснулся, когда Мэри Поппинс вручила ему булавку.

— Прикалывайте их поскорей! — в нетерпении закричала мисс Калико, наклоняясь к детям. — Не бойтесь меня уколоть! Я тверда, как железо!

Они стали пришпиливать булавки к её платью, с трудом отыскивая свободное местечко. И мисс Калико засверкала ещё ярче.

Смеясь и толкаясь, они схватили леденцовые палочки и принялись размахивать ими. Мятный аромат кружил им головы.

— Вот теперь я готов идти пешком! — воскликнул Майкл.

И он откусил кусочек от своей бело-розовой палочки.

Тут же послышался странный звук, похожий на тоненькое жеребячье ржание. Но Майкл громко чмокал откушенным леденцом и ничего не услышал.









Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru