Глава пятая

Они нежно обнялись и закружились в быстром танце. Вдруг Единорог отлепился ото Льва и, склонив украшенную рогом голову, вежливо обратился к маленькой старушке, тащившей огромный башмак.

— А ваши детки уже спят? — спросил он.

— Наши детки в башмаке, а башмак у нас в руке! — весело ответила старушка. — Ну, а мой Джорджи Порджи совсем молодец! Он так помогает мне с моими девчонками!

— Ты слышала? — шепнул Майкл.

— Ага! — откликнулась Джейн. — Этот Джорджи Порджи живёт в книжке «Стихи Матушки Гусыни». — И она тихонько пропела:

 

Джорджи Порджи целовал

Маленьких подружек,

Пирогами угощал

И поил из кружек!

 

— Правильно! — обрадовалась старушка. — Он целовал их на ночь и поил кленовым сиропом! Ты лучше взгляни на Красную Шапочку. Она обнимается с Волком и учит его не отнимать, а просить. Эй, малышка, не упади!

Она погрозила пальцем маленькой белокурой девочке, сидевшей на запятках башмака, как на облучке.

— Почему же она не боится Волка? — удивился Майкл.

— А потому, что мы как раз в Прорехе! — напомнил Альфред, подталкивая детей вперёд.

Джейн и Майкл всё оглядывались и оглядывались на старушку с башмаком и Красную Шапочку. Всё же странно, что они ни капельки не боятся Волка!

Но тут их окутала пелена молочно-белого тумана, и оттуда навстречу им вынырнула одетая в белые сверкающие одежды юная девушка. Она сладко зевала, прикрыв рот рукой.

— А вот и наша Спящая Красавица! — прогудел Альфред, нежно обвивая талию принцессы своим мягким хоботом. — Никак не можешь проснуться?

Принцесса погладила фланелевый хобот и тихо промурлыкала:

— Ах, я так крепко спала! Разбудил меня последний удар…

— Удар чего? — переспросил Майкл. — Не понимаю, что происходит? Нынче ночью всё перевернулось. Красная Шапочка не боится Волка. Лев не бьётся с Единорогом. А теперь ещё какой-то удар! Ведь Спящую Красавицу может пробудить только Принц! И то через сто лет!

— Какой непонятливый! — звонко рассмеялась принцесса. — Мы же попали в Прореху!

— Опять Прореха! — возмутился Майкл. — Кто мне объяснит, в чём дело?

— Вы попали в Прореху Времени, — пояснил Альфред. — Это промежуток между Старым годом и Новым. Старый год кончается с первым ударом курантов, а при последнем, двенадцатом ударе рождается Новый год. Между ними, пока звучат другие десять ударов, и умещается волшебная Прореха Времени.

— И что тогда случается? — полюбопытствовала Джейн.

Спящая Красавица улыбнулась.

— Здесь все любят друг друга, — сказала она, мило зевая. — Волк и Ягнёнок гуляют вместе. Голубка и Змея делят одно гнездо. Звёзды спускаются на землю, а злейшие враги мирятся. Восток встречается с Западом, день с ночью, и круг Времени завершается. Это единственное Время и единственное Место, где все встречаются со всеми и все-все веселы и счастливы. Посмотрите! — И Спящая Красавица повела рукой.

Джейн и Майкл оглянулись и увидели Трёх Медведей, которые, сцепив лапы, неуклюже прыгали вокруг маленькой девочки с золотыми волосами.

— Здравствуй, Златовласка! — звонко крикнула Спящая Красавица и помахала рукой. — О, добрый вечер, Панч! Как ваше здоровье, миссис Джуди? — приветствовала она двух деревянных марионеток, гулявших под ручку.

— Это же кукольные Панч и Джуди из «Стихов Матушки Гусыни»! — узнала Джейн. — Они всегда ссорились! — И она пропела: —

 

Панч и Джуди

Дрались за пирог.

Выгнал Джуди

Панча за порог.

 

— А здесь, внутри Прорехи, это самая любящая пара на свете! — засмеялась Спящая Красавица. — Нет, вы только гляньте! — снова воскликнула она.

Мимо Майкла и Джейн семимильными шажищами прошествовал Великан. Голова его возвышалась над верхушками деревьев. На одном плече он держал огромную дубину, а на другом сидел смеющийся парнишка. Он дёргал Великана за ухо и громко хохотал.

— Это Джек — Покоритель Великанов. — Принцесса, высоко подняв голову, любовалась странной парочкой, Сегодня ночью они с Великаном закадычные друзья! А вот и Ведьмы пожаловали!

В тёмном небе над головами детей с шумом и свистом пролетели на мётлах крючконосые старухи с развевающимися по ветру седыми космами. Под громкие приветственные крики Ведьмы спланировали вниз и сразу попали в самую гущу толпы. Их обнимали, похлопывали по плечам, пожимали руки, а некоторые даже бросались к ним с поцелуями. Ведьмы улыбались беззубыми ртами и тоненько хихикали.

— Нынешней ночью их никто не боится, а они никому не причинят зла, — с трудом стряхивая с себя набегающий сон, мягко улыбнулась Спящая Красавица.

Она обняла Майкла и Джейн, и они втроём стояли и глядели на гомонящую, смеющуюся и танцующую ночную толпу сказочных существ. Повсюду мелькали Короли и Принцессы, Чудовища и Красавицы, Солдаты и Драконы, Малыши величиной с горошину и Великаны, упиравшиеся шапками в поднебесье. Все они дружелюбно улыбались и вежливо раскланивались.

— Освободите дорогу! Разойдитесь! Посторонись! — возвысился над шумом толпы звонкий голосок.

И вдали на дорожке показался Золотой Поросёнок. Он врезался в толпу, быстро перебирая короткими ножками: цок-цок-цок! В лунном свете посверкивали его золотые копытца. Поросёнок поднялся на задние ноги, а передними стал раздвигать густую толпу, продолжая выкрикивать:

— Проход! Освободите проход! Шевелитесь!